Карл Юнг/Глоссарий

Материал из энциклопедии Чапараль
< Карл Юнг(перенаправлено с «Индивидуализация»)
Перейти к: навигация, поиск

Алхимия

Алхимия — древняя химия, представляющая собой смешение экспериментальной химии в современном смысле этого слова и всеобщих, наглядно-интуитивных, частью религиозных спекуляций (умозрений) о природе и человеке. В алхимии проецировали на неизвестные свойства материи различные символы, которые Юнг рассматривает как содержания бессознательного. Исследуя неизвестную материю, алхимик пытался раскрыть «Божественную тайну», а в результате приходил к методам и путям изучения, похожим на используемые ныне в аналитической психологии.

Согласно Юнгу, алхимию средневековья можно понимать как философское движение, имеющее свои истоки в бессознательном, движение, компенсаторное по отношению к христианству; ибо предмет алхимических медитаций и техник — царство природы и материи — в христианстве не нашли себе достойного места и адекватной оценки. Алхимия является своего рода темным и примитивным отображением христианского мира образов и мыслей. В работе «Психология и алхимия» Юнг с помощью аналогии исследовал связь между центральным представлением о «философском камне» («lapis») в алхимии и образом Христа в христианстве. Для языка алхимиков типичны символический образ и парадокс. Поэтому говорится, что камень является не камнем (то есть он одновременно представляет собой и духовно-религиозное понятие) или что алхимический Меркурий, дух в материи, ускользает и исчезает подобно оленю, ибо он неуловим. «У него тысяча имен». Но ни одно из них не выражает его сущность полностью — как ни одно определение не в состоянии однозначно охватить сущность психического явления.

Амплификация

Амплификация — расширение и углубление образа из сновидения с помощью направленных ассоциаций и параллелей с фактами, почерпнутыми из человеческой истории духа и символов (мифологии, мистики, фольклора, искусства и так далее), благодаря чему его смысл поддается истолкованию.

Анима и Анимус

Анима и Анимус — персонификации женского начала в бессознательном мужчины и мужского начала в бессознательном женщины. Эта психическая двуполость основана на том биологическом факте, что решающую роль при определении мужского (женского) пола играет количественное преобладание мужских (женских) генов. Количественно меньшая доля генов противоположного пола формирует характерные черты противоположного пола, которые вследствие своей слабости обычно остаются неосознаваемыми.

К. Г. Юнг писал: «Издревле каждый мужчина носит в себе образ женщины, образ не данной определенной женщины, а какой-то определенной женщины. Этот образ по своей сути является наследственным материалом, берущим свое начало в древних эпохах и укоренившимся в живой системе, «типом» («архетипом») всего опыта, накопленного по женской линии предков, воплощение всех женских впечатлений, унаследованной психологической системой приспособления... То же самое можно сказать и о женщине: и ей присущ врожденный образ мужчины. Опыт показывает, что в данном случае правильнее было бы говорить об образе мужчин, в то время как у мужчины речь идет об образе жен-щины. Поскольку этот образ неосознаваем, он всегда бессознательно проецируется на любимого человека и является одной из основных причин болезненной привязанности или ее противоположности» (из работы «Психологические взаимоотношения в браке»),


«Естественная функция Анимуса (как и Анимы) заключается в установлении взаимосвязей между индивидуальным сознанием и коллективным бессознательным. В этом смысле персона представляет собой сферу между Я-сознанием и объектами внешнего мира. Анимус и Анима должны функционировать как мосты или ворота, ведущие к образам коллективного бессознательного, тогда как персона представляет собой своего рода мост во внешний мир». (Из неопубликованного доклада, прочитанного К. Г. Юнгом в январе 1925 г.)

Все архетипные манифестации, в том числе Анимус и Анима, имеют свои негативный и позитивный, примитивный и дифференцированный аспекты.

К. Г. Юнг пишет: «В своей первоначальной бессознательной форме Анямус является спонтанным и непреднамеренным млением, которое оказывает главенствующее влияние на сферу чувств, Анима же, наоборот, является чувственным образованием, оказывающим влияние или дисторсию на рассудок («Она вскружила ему голову»). Поэтому Анимус проецируется преимущественно на «духовные» авторитеты или на прочих «героев» (включая певцов, «деятелей искусства» и спортивных звезд). Анима охотнее использует бессознательное, пустое, фригидное, беспомощное, бессвязное, темное и многозначное в женщине... Душа, присоединяясь в процессе индивидуации к Я-сознанию, приобретает у мужчин женские признаки, а у женщин — мужские. Его Анима стремится соединять и объединять, ее Анимус хочет различать и постигать. Это — резкое противоречие... В реальности сознания оно означает возникновение конфликтной ситуации, даже если сознательные взаимоотношения обоих индивидуумов гармоничны». (Из работы «Психология переноса».)

«Анима - архетип жизни... Ведь жизнь является мужчине через Аниму, хотя он и считает, что это происходит благодаря разуму (intellectus). Он совершенствует свою жизнь с помощью разума, но жизнь живет в нем с помощью Анимы. А таинственность Женщины заключается в том, что жизнь является ей через духовный образ Анимуса, хотя она полагает, что это заслуга Эроса, дающего ей жизнь. Она совершенствует свою жизнь и просто живет с помощью Эроса, но реальная жизнь, в которой она может оказаться и жертвой, приходит к своей вершине через рассудок (ratio), который воплощается в Анимусе». (Из неопублико-ванного доклада о книге Ф. Ницше «Так говорил Заратустра» в 1937 г.)

Архетип

Архетип — «Понятие архетипа... выведено из многократно повторявшихся наблюдений, что, например, мировую литературу определяют те мифы и сказки, которые содержат в себе мотивы, вновь и вновь появляющиеся повсюду. Эти же самые мотивы мы встречаем в фантазиях, сновидениях, делириях и безумных идеях современных людей. Эти типичные образы и взаимосвязи характеризуются как архетипичные представления. Чем они отчетливее, тем в большей мере им присуще сопровождаться особенно живыми эмоциональными тонами... Они оставляют впечатления, оказывают влияние и завораживают. Они проистекают из неосознаваемого самого по себе архетипа, бессознательной предформы, которая, по-видимому, относится к унаследованной структуре психики и вследствие этого может манифестироваться повсюду как спонтанное явление». (Из работы «Совесть с психологической точки зрения».)

«Я снова и снова сталкиваюсь с одним и тем же недоразумением, когда архетипы определяют содержательно, то есть как род бессознательных «представлений». Поэтому не-обходимо еще раз отметить, что архетипы определяются не содержательно, а только формально, и последнее делается лишь весьма условно. Содержательно можно определить только Первообраз и то лишь тогда, когда он осознан и в силу этого наполнен материалом сознательного опыта. Его же форму, напротив... можно сравнить с осевой структурой кристалла, которая определенным образом предопределяет формирование кристалла в исходном растворе, не существуя сама при этом материально. Ее материальное суще-ствование проявляется лишь в способе и форме кристаллизации ионов, а затем и молекул. Сам по себе архетип представляет собой пустой формальный элемент, нечто иное, как praeformatio (предформирование), данную априори возможность той или иной формы представления. Наследуются не представления, но формы, которые тоже можно определять только формально. Точно так же нельзя обнаружить наличие архетипа самого по себе, как нельзя обнаружить и наличие инстинктов, пока они не проявят себя в чем-то конкретном». (Из работы «Психологические аспекты архетипа Матери».)

«Мне кажется вполне вероятным, что сущность собственно архетипа неосознаваема, то есть трансцендента, в силу чего я характеризую его как психоидное». (Из работы «Тео-ретические размышления о сущности психического».)

«Ни на мгновение нельзя предаваться иллюзии, что архетип можно объяснить раз и навсегда и на этом разделаться с ним. Даже самая лучшая попытка объяснения представляет собой лишь более или менее удачный перевод на другой образный язык». (Из работы «К психологии детского архетипа».)

Ассоциативный эксперимент

Ассоциативный эксперимент — психологическая методика тестирования для выявления комплексов с помощью измерения времени реакции и интерпретации ответов на зада-ваемые экспериментатором слова-раздражители. К признакам комплексов относятся: замедленное время реакции или субъективно своеобразное качество ответов, когда слова-раздражители затрагивают комплексы, которые испытуемый желает утаить или которые им не осознаются.

Ассоциация

Ассоциация — сочетание представлений, восприятий и так далее по признаку схожести, взаимосвязанности, противоположности и порядку следования. Свободные ассоциации в толковании сновидений Зигмундом Фрейдом: спонтанные цепи ассоциаций сновидца, не (обязательно) сводимые к ситуации сна. Направленные или контролируемые ассоциации К. Г. Юнга: спонтанные мысли, берущие свое начало в ситуации сна и постоянно сводимые к ней.

Бессознательное

Бессознательное — «Теоретически поле сознания ничем нельзя ограничить, поскольку его можно расширять до неопределенно высокого уровня. Но эмпирически оно всегда имеет границы со сферой бессознательного. Последнее состоит из всего, что неизвестно, что не состоит ни в каких взаимодействиях и взаимоотношениях с Я как центром поля сознания. Неизвестное разбивается на две группы объектов — группу чувственно познаваемых внешних объектов и группу непосредственно познаваемых внутренних объектов. Первая группа представляет собой неизвестное во внешнем мире, а вторая — во внутреннем. После-днюю область мы и называем бессознательным». (Из работы «Эон».)

«Все, что я знаю, но о чем не думаю в данный момент; все, что я когда-либо осознавал, но теперь забыл; все, что было воспринято моими органами чувств, но осталось без внимания со стороны моего сознания; все грядущее, вызревающее во мне и лишь затем осознающееся, — все это составляет содержания бессознательного». (Из работы «Теоретические размышления о сущности психического».)

«К этим содержаниям относятся все более или менее осознанные изменения мучительных представлений и впечатлений. Сумму всех этих содержаний я называю личным бессознательным. Но кроме этого мы находим в бессознательном и не индивидуально приобретенные, а унаследованные свойства, инстинкты, побуждения к деятельности, которым следуют из необходимости и без сознательных мотивировок... (В этом «глубинном» слое психики мы находим и архетипы.) Инстинкты и архетипы состав-ляют коллективное бессознательное. Я называю это бессознательное коллективным, потому что в нем заключены, в отличие от определенного выше личного бессознательного, не индивидуальные, то есть более или менее уникальные содержания, а содержания, распространенные повсюду и в равной мере». (Из работы «Инстинкт и бессознательное».)

«Глубинные «слои» психики, погружаясь все глубже и становясь все более темными и смутными, утрачивают свою индивидуальную своеобразность. Они «опускаются вниз», то есть они, приближаясь к автономной функциональной системе и становясь все более коллективными, универсализуются и одновременно растворяются в материальности тела, химических единиц. Углерод тела — это углерод вообще. «На слишком глубокой глубине» психика — это мир вообще». (Из работы «К психологии детского архетипа».)

Богообраз

Богообраз — Это понятие берет свое начало в трудах отцов церкви, полагавших, что Imago Dei (богообраз) запечатлен в душе человеческой. Если подобный образ спонтанно появляется в сновидениях, фантазиях, видениях и так далее, его необходимо понимать в рамках психологического способа рассмотрения как символ Самости.

К. Г. Юнг: «Влияние божества на нас мы можем обнаружить только с помощью психики, не имея при этом, правда, возможности отличить его от воздействия бессознательного, так как невозможно ответить на вопрос о том, являются ли божество и бессознательное различными величинами. Они оба являются пограничными понятиями, выражающими трансцендентальные содержания. Но эмпирически с достаточной степенью вероятности можно установить, что в бессознательном наличествует архетип целостности, который спонтанно манифестируется в сновидениях, фантазиях и так далее, и что существует независимая от сознательной воли тенденция сводить все архетипы к этому центру. Поэтому не было бы невероятным утверждение, что этот архетип обладает определенной самой по себе центральной позицией, которая приближает его к богообразу. Их схожесть особенно подкрепляется тем, что этот архетип выделяет ту символику, которая еще издревле характеризовала и наглядно выражала собой божество... Богообраз коинцидирует, совпадает, строго говоря, не с самим бессознательным, а с некоторым его содержанием—с архетипом Самости. Именно от него мы уже не можем эмпирически отделить богообраз». (Из работы «Ответ на послание».)

«Богообраз можно объяснить как отображение Самости, или, наоборот, Самость как Imago Dei in homine (образ Бога в человеке)». (Из работы «Попытка психологического толкования догмы о Троице».)

Душа

Душа — К. Г. Юнг: «Если психика человека представляет собой что-то, то это что-то необозримо сложно и характеризуется неограниченным многообразием, и его невозможно охватить с помощью одной лишь психологии влечений. В глубочайшем изумлении и с непередаваемым восхищением я замираю, созерцая бездны и высоты природы человеческой души, чей внепространственный мир таит в себе неизмеримую полноту образов, которые были собраны и органично объединены миллионами лет развития жизни. Мое сознание подобно глазу, запечатлевающему самые удаленные пространства, но именно психическое не-Я непространственно наполняет собой это пространство. И эти образы представляют собой не голые тени, но могущественные действующие силы души, которые мы можем только недопонимать, не умея никогда подорвать их величия своим отрицанием. Это впечатление я могу сравнить лишь с видом ночного неба, усеянного звездами, ведь эквивалентом внутреннему миру может быть только мир внешний, и если этот мир я достигаю посредством своего тела, то тот — посредством своей души». (Из введения к книге В. Кранефельда «Психоанализ».)

«Было бы верхом кощунства утверждать, что Бог может явить себя везде, где угодно, но только не в человеческой душе. Да, проникновенность взаимоотношений между Богом и душой изначально исключает всякую возможность недооценивания души. Возможно, было бы преувеличением говорить об отношениях родства между ними, но в любом случае душа должна заключать в себе возможность отношений или соответствия с сущностью Бога, иначе никогда не могла бы осуществиться никакая взаимосвязь между ними. Формулируя психологически, можно сказать, что это соответствие заключается в архетипе богообраза». (Из работы «Психология и алхимия».)

Иерогамия

Иерогамия — Святое или духовное бракосочетание. Объединение архетипных фигур в мифах о возрождении, в античных мистериях и в алхимии. Типичные фигуры — представления Иисуса Христа и Церкви как жениха и невесты (sponsus et sponsa) и алхимическое объединение (conjunctio) Солнца и Луны.

Индивидуация

Индивидуация — К. Г. Юнг: «Я использую выражение «Индивидуация» для обозначения того процесса, который производит психологическую «индивидуальность», то есть обособленную неделимую единицу, целостность». (Из работы «Сознание, бессознательное и Индивидуация»).

«Индивидуация означает: стать единичной сущностью и, поскольку под индивидуальностью мы понимаем нашу глубинную внутреннюю, предельную и ни с чем не сравнимую уникальность стать собственной Самостью. В силу этого «индивидуацию» можно было бы переводить и как «самосозидание» или «самовоплощение». (Из работы «Отношения между Я и бессознательным».)

«Я все время сталкиваюсь с тем, что процесс индивидуации путают с процессом осознания Я и тем самым идентифицируют Я с Самостью, в результате чего возникает бе-зысходная путаница в понятиях. Ведь вследствие этого индивидуацией называют обыкновенный эгоцентризм или аутоэротизм. Но Самость подразумевает нечто бесконечно большее, нежели просто Я... Она в равной мере объемлет и то, и другое, и Я. Индивидуация не исключает мир, но включает его в себя». (Из работы «Теоретические размышления о сущности психического».)

Интроверсия

Интроверсия — типологическая установка, характеризующаяся концентрацией интересов на внутренних процессах в душе. Противоположность экстраверсии.

Инфляция

Инфляция — расширение личности за пределы границ индивидуального в результате идентификации с архетипом или, в патологических случаях, с исторической либо рели-гиозной фигурой. В обычных случаях проявляется как своего рода самодовольство и компенсируется соответствующим чувством собственной неполноценности.

Мана

Мана — меланезийское понятие, обозначающее чрезвычайную влиятельную силу, исходящую от человека, предмета, действия, события, сверхъестественных существ и духов. Мана также обозначает здоровье, престиж, целительные и волшебные способности. Примитивное понятие о психической энергии.

Мандола

Мандола — на санскрите — круг. Магический круг. У К. Г. Юнга — символ середины, цели и Самости как психической целостности. Представление самого процесса движения к центру, создания нового личностного центра. Символически выражается в форме круга, симметричного упорядочивания числа четыре и кратных ему (см. Четверичность). В ламаизме и в тантрической йоге мандала является инструментом созерцания (янтра), местом обитания и происхождения богов. Нарушенная мандала — форма, отличающаяся от круга, квадрата и равностороннего креста, или основанная на числе, не равном четырем или восьми.

К. Г. Юнг: «Мандала — это круг, специальный магический круг. Мандалы распространены не только по всему Востоку, но и нередко встречались и у нас в средневековье. В христианстве они закрепились в раннем средневековье, обычно с Христом посередине и четырьмя евангелистами или их символами в основных направлениях стран света. Это воззрение должно быть очень древним, ведь и Гор со своими четырьмя сыновьями изображался египтянами точно так же». (Из комментария к сборнику «Тайна Золотого века».)

«Как показывает опыт, мандалы появляются... в тех ситуациях, которые характеризуются запутанностью и безвыходностью. Определяемый ими архетип представляет собой упорядочивающую схему, которая в виде психологического перекрестия нитей как в оптическом приборе или как разделенный на четыре части круг, определенным образом словно бы накладывается на психический хаос, благодаря чему каждое содержание обретает свое место, а разбегающееся в неопределенность целое воссоединяется магическим оберегающим кругом». (Из работы «Современный миф о вещах, увиденных на небе».)

Невроз

Невроз — состояние разъединенности с самим собой, вызванное противоречием между потребностями-влечением и требованиями культуры, между инфантильной раздражи-тельностью и требованиями, вызванными необходимостью приспособления к окружающим и к внешнему миру, между коллективным и индивидуальным долгом. Невроз представляет собой знак, запрещающий въезд, поставленный перед неверным путем и увещевание в необходимости личностного процесса исцеления.

К. Г. Юнг: «Психологические нарушения в случае невроза и невроз сам по себе можно охарактеризовать как неудавшуюся попытку приспособления. Эта формулировка <...> со-звучна с точкой зрения Фрейда, что невроз в некотором роде является попыткой самоисцеления». (Из работы «О психоанализе».)

«Невроз всегда представляет собой замену узаконенному страданию». (Из работы «Психология и религия».)

Нуминативность

Нуминативность — понятие, введенное в обиход Рудольфом Отто, служащее для обозначения невыразимого, таинственного, пугающего, «совершенно Иного» свойства, не-посредственно познаваемого лишь как нечто, присущее божественному.

Первообраз

Первообраз — понятие, введенное Якобом Буркхардом. Первоначально использовалось Юнгом для обозначения архетипа.

Персона

Персона — первоначально — маска, которую носили актеры в античном театре.

К. Г. Юнг: «Персона — это... та приспособительная система или та манера себя вести, с помощью которой мы общаемся с миром. Так, например, почти любая профессия представляет собой для человека характерную для него Персону... Опасность заключается в том, что можно идентифицироваться со своей персоной, как профессор со своим учебником или тенор со своим голосом... С некоторой долей преувеличения можно сказать: Персона — это то, чем человек на самом деле не является, но о чем он сам и другие люди говорят, что это и есть он». (Из работы «О возрождении».)

Психоидное

Психоидное — «подобное душе», «имеющее форму души», «квазидушевное». Юнг характеризует этим термином невыразимый глубинный слой коллективного бессозна-тельного и его содержания, архетипы.

К. Г. Юнг: «Коллективное бессознательное представляет собой психику, которая в противоположность к известному нам психическому непредставима, поэтому я называю его психоидным». (Из работы «Синхронистичность как принцип акаузальных взаимосвязей».)

Самость

Самость — центральный архетип. Архетип упорядочивания. Целостность человека. Символически представляется в виде круга, квадрата, четверичиости, младенца, мандалы и так далее.

К. Г. Юнг: «Самость — это величина, управляющая сознательным Я. Она охватывает не только осознаваемую, но и бессознательную составляющую психики и в силу этого является личностью... Нет никакой надежды, что мы достигнем хотя бы приближенного осознания Самости, ведь сколько ни смогли бы мы осознать, всегда еще остается определенное или неопределенное количество бессознательного, которое тоже относится к тотальной Самости». (Из работы «Отношение между Я и бессознательным».)

«Самость является не только центром, но и той окружностью, которая заключает в себе сознание и бессознательное; она представляет собой такой же центр этого общего, как Я — центр сознания». (Из работы «Сновиденческие символы в процессе индивидуации».)

«Кроме того, Самость является и целью жизни, ибо она представляет собой совершеннейшее выражение той комбинации судьбы, которую называют индивидуумом». (Из работы «Отношение между Я и бессознательным».)

Синхронистичность

Синхронистичность — понятие, образованное Юнгом для выражения осмысленных совпадений (коинциденций) или соответствий:

а) психического и физического событий, которые не связаны между собой каузально. Подобные синхронистические феномены происходят, например, когда внутренние события (сновидения, видения, предчувствия) находят себе соответствие во внешней реальности — внутренний образ или предчувствие оказываются «вещими»;

б) похожих или одинаковых сновидений, мыслей и так далее, которые появляются в разных местах и/или у разных людей. Ни ту, ни другую манифестацию невозможно объяснить причинной связью. Наоборот, они происходят в связи с архетипными процессами в бессознательном.

К. Г. Юнг: «Моя работа в области психологии бессознательных процессов вот уже много лет тому назад вынудила меня перейти к другому (наряду с принципом причинности) объяснительному принципу, так как принцип каузальности показался мне недостаточным для объяснения определенных странных явлений в психологии бессознательного. Сначала я обнаружил, что существуют параллельные психологические явления, которые совершенно невозможно причинно увязать друг с другом, но находятся в иного рода взаимосвязи между событиями. Эти взаимосвязи показались мне по своей сути заключающимися в факте их относительной одновременности, отсюда пошло и выражение «синхронистичные». Ведь похоже, что время словно бы является не абстракцией, а представляет собой конкретный континуум, содержащий в себе качества или принципиальные условия, которые могут манифестироваться относительно одновременно в различных местах в виде причинно не объяснимого параллелизма, как это бывает, например, в случаях одновременного появления идентичных мыслей, символов или психических состояний у разных людей». (Из работы «Памяти Рихарда Вильгельма».)

Сновидение

Сновидение — «маленькая хорошо спрятанная дверь в самые глубокие и интимные уголки души, дверь, которая ведет в ту изначальную космическую ночь, которой была душа еще до возникновения Я-сознания и которой душа становится, далеко выходя за пределы того, что способно когда-либо достичь Я-сознание. Ибо Я-сознание полностью разъединено, оно познает единичное, отрывая его и различая, и увидеть при этом можно лишь то, что как-либо соотносится с этим Я. Я-сознание состоит из громогласных ограничений даже тогда, когда оно достигает самых далеких звездных туманностей. Сознание все разделяет, а во сне мы вступаем в мир глубинного, всеобщего, истинного, вечного человека, который еще находится в сумерках надвигающейся ночи, где он еще был Целым, а Целое было в нем, который находится в не имеющей различий, лишенной всякой яковости природе. Из этой всеобъединяющей глубины поднимается сон, каким бы детским, гротескным или аморальным он ни был». (Из работы «Значение психологии для современности».)

«Сновидения являются не преднамеренными и предвзятыми изобретениями, а естественными феноменами, которые не представляют собой ничего, кроме того, что они собой представляют. Они не обманывают, не лгут, не извращают и не затушевывают, а наивно возвещают о том, что они собой представляют и подразумевают. Они обижают нас и вводят нас в заблуждение, потому что мы не понимаем их. Они не применяют никаких искусственных трюков, чтобы что-нибудь скрыть, а говорят о том, что составляет их содержание, настолько отчетливо, насколько это позволяет сделать их образ. Мы не в состоянии понять, почему они столь своеобразны и сложны: ведь опыт показывает, что они всегда стараются выразить то, что наше Я не знает и не понимает». (Из работы «Аналитическая психология и воспитание».)

Сознание

Сознание — «Когда размышляют о том, что же, собственно говоря, представляет собой сознание, то обычно наиболее глубокое впечатление производит тот в высшей степени удивительный факт, что каким-либо событием, происходящим где-нибудь в космосе, вызывается одновременное внутреннее отображение таким образом, как будто бы оно происходило одновременно и внутри, это и означает: осознавать». (Из неопубликованного доклада, прочитанного К. Г. Юнгом на Базельском семинаре в 1934 г.)

«Наше сознание не создает самое себя, а поднимается из неизвестной нам глубины. Оно постепенно пробуждается в ребенке, а затем каждое утро пробуждается из глубин сна из бессознательного состояния. Оно подобно ребенку, который ежедневно рождается из своей материнской первопричины — бессознательного». (Из работы «К психологии восточной медитации».)

Тень

Тень — сумма всех личностных и коллективных психических установок, которые в силу своей несовместимости с сознательно избранным образом жизни не могут быть пережиты и которые объединяются в относительно автономную частичную, личность с конкретными бессознательными тенденциями. По отношению к сознанию Тень ведет себя ком-пенсаторно, ее действие в силу этого может оказаться как негативным, так и позитивным. В качестве персонажа сна Тень появляется в виде существа одного пола со сновидцем. Как часть личного бессознательного Тень относится к Я, но как архетип «Сатаны» (Widersacher) она относится к коллективному бессознательному. Осознание Тени представляет собой начальный период аналитической работы. Игнорирование и вытеснение Тени, как и идентификация Я с ней, могут приводить к опасным диссоциациям (рассогласованиям) личности. Так как Тень очень близка миру инстинктов, длительное удержание ее в фокусе внимания недопустимо.

«Фигура Тени персонифицирует собой все, что субъект не признает в себе и что все-таки — напрямую или же косвенно — снова и снова всплывает в его сознании, например, ущербные черты его характера или прочие неприемлемые тенденции». (Из работы «Сознание, бессознательное и индивидуация».)

«Тень... — это та сокрытая в тумане, вытесненная, чаще всего неполноценная и виноватая личность, которая вместе со всеми своими проявлениями простирается вплоть до царства предков-животных и охватывает всю историческую глубину бессознательного... Если до сих пор обычно придерживались мнения, что человеческая Тень является источником всего темного в человеке, то отныне при более глубоком рассмотрении можно обнаружить, что бессознательный человек, или Тень, состоит не только из морально неприемлемых тенденций, но и обнаруживает в себе целый ряд хороших качеств — нормальные инстинкты, целесообразные реакции, восприятие, соответствующее реальности, творческие импульсы и им подобное». (Из работы «Эон».)

Травма психическая

Травма психическая — неожиданное событие, которое наносит непосредственный вред живому существу. Ужас, страх, стыд, отвращение и т. д.

Четверичность

Четверичность — К. Г. Юнг: «Четверичность — это архетип, который проявляется, так сказать, универсально. Она является логической предпосылкой всякого суждения о целостности. Всякий раз это суждение должно сочетать в себе четыре аспекта. Когда, например, судят о целостности горизонта, то называют четыре основные стороны света. Всегда речь идет о четырех основных элементах, о четырех примитивных качествах, о четырех цветах, о четырех кастах в Индии, о четырех путях духовного развития в буддизме. Поэтому существует и четыре психологических аспекта психической ориентации, к которым ничего существенного добавить больше нельзя. Для ориентации нам нужны:

— функция констатации наличия чего-либо (восприятие),

— функция установления, что это собой представляет (мышление),

— функция, позволяющая определить, подходит ли это субъекту или нет, приятно это или нет (чувства),

— функция, позволяющая увидеть, откуда это появляется и к чему это ведет (интуиция).

К этому больше нечего добавить... Идеальная завершенность выражается в круглом; в круге (см. Мандала), а ее минимальное возможное расчленение — четыре». (Из работы «Попытка психологического толкования догмы Троицы»).

Четверичность или кватернер часто имеет структуру 3+1, когда одна из ее величин занимает исключительное положение и имеет отличную от остальных природу. (Например, три евангелических символа представлены животными, а один — ангелом.) Когда четвертая величина присоединяется к трем остальным, возникает «единое», символизирующее целостность. В аналитической психологии нередко именно «малоценная» функция (то есть та функция, которой человек не может воспользоваться в своем сознании) воплощает в себе «четвертую» величину. Интеграция ее в сознание представляет собой одну из основных задач процесса индивидуации.

Экстраверсия

Экстраверсия — типологическая установка, характеризующаяся концентрацией внимания на внешнем объекте. Противоположна интроверсии.

См. также