Интервью: Карлос Кастанеда, Бенджамин Эпштейн (1995 год)

Материал из энциклопедии Чапараль
Перейти к: навигация, поиск

Интервью Бенджамина Эпштейна с Карлосом Кастанедой 26 декабря 1995

Вопрос: Почему вы не позволяете себя фотографировать и записывать ваш голос на пленку?

Карлос Кастанеда: Запись - это способ зафиксировать вас во времени. Единственное чего не должен делать маг - это становиться статичным, инертным. Статичный мир, статичная картинка - это противоположность мага.

Вопрос: Можно ли считать Тенсегрити Тольтекской Тай Цзи? Мексиканским боевым искусством?

Карлос Кастанеда: Тенсегрити находится вне политических границ. Мексиканцы - это нация. Говорить о принадлежности было бы абсурдом. Невозможно сравнивать Тенсегрити с Йогой или Тай Цзи. У них разное происхождение и разные цели. Ее происхождение шаманское, ее цели также шаманские.

Вопрос: Нашлось ли место во всем этом для Иисуса, для Будды?

Карлос Кастанеда: Это идеалы. Они слишком велики, слишком гигантские, чтобы быть реальными. Они божественные сущности. Один принц буддизма, второй сын Бога. Идеальные существа не могут быть использованы в прагматическом движении. Разница между религией и шаманской традицией состоит в том, что вещи, с которыми имеют дело шаманы, очень практичны. Магические движения являются одним из аспектов такого отношения.

Вопрос: Магические движения - это как раз то, чем вы все время занимаетесь?

Карлос Кастанеда: Нееет... Я был слишком полным, и дон Хуан рекомендовал мне использовать магические движения для того, чтобы поддерживать мое тело в оптимальном состоянии. И в смысле физической активности, да, мы этим занимаемся. Эти движения усиливают осознание человека, чтобы он смог сфокусироваться на идее, что мы - это сферы светимости, скопление энергетических полей, удерживаемых особым клеем.

Вопрос: Где вы живете?

Карлос Кастанеда: Я не живу здесь. Я вообще не здесь. Я использую эвфемизм "Я был в Мексике". У всех нас время разделено между нахождением здесь и тем временем, когда нас тянет нечто, не поддающееся описанию, но что позволяет нам посещать иные реальности. Но если говорить об этом, то это все начинает звучать очень по-дурацки.

Вопрос: Согласно вашей книге "Дар Орла" дон Хуан Матус не умер, он ушел, сгорел в огне изнутри. Вы покинете мир, или вы умрете?

Карлос Кастанеда: Так как я идиот, то я уверен, что я умру. Я хотел бы сохранить ту целостность, которая позволила бы мне уйти так же, как ушел он, но нет никаких гарантий. Я испытываю этот ужасный страх, что у меня ничего не выйдет. Но я хочу этого, я стараюсь этого добиться изо всех сил.

Вопрос: Я вспомнил, что читал как-то недавно статью, в которой вас называли дедушкой Нью Эйджа.

Карлос Кастанеда: Там было написано дедушка! Уж лучше зовите меня дядей, кузеном, но только не дедушкой! Дядюшкой Чарли. Я чувствую себя в аду, будучи дедушкой чего-либо. Вы не поверите, с какими усилиями я сражаюсь со старой эпохой, старостью и возрастом. Я сражаюсь уже 35 лет. Три человека, с которыми я работаю, тоже сражаются на протяжении 35 лет. Они выглядят, словно сказочные создания. Они набирают эту энергию все снова и снова, для того, чтобы оставаться подвижными. Без подвижности не может быть путешествий куда-либо.

Вопрос: Дон Хуан Матус научил вас Видеть. Что вы Видите, когда вы сейчас смотрите на меня?

Карлос Кастанеда: Чтобы Видеть я должен быть в особом настроении. Мне очень трудно Видеть. Для этого я должен стать очень мрачным, очень тяжелым. Если я с легким сердцем смотрю на вас, то я не Вижу ничего. Когда я поворачиваюсь и смотрю на нее, то что я вижу? Я поступил в Военно-Морской флот для того, чтобы увидеть мир, и что я вижу? Я вижу море! Я знаю больше, чем я хотел бы знать. Это ад, настоящий ад. Если вы Видите слишком много, то вы становитесь невыносимы.

Вопрос: Похоже, что вы и Талиа Бэй, организатор и президент Cleargreen Inc, очень близки. У вас роман?

Карлос Кастанеда: Мы аскетичны. Никаких сексуальных взаимоотношений. Это очень трудно, это очень трудный маневр для нас. Дон Хуан советовал мне беречь энергию, потому что у меня ее не так много. Я был зачат в результате не слишком страстной ночи. Это относится к большинству людей. Талиа родилась на свет с достаточным количеством энергии, поэтому она может делать все что угодно.

Вопрос: Могут ли женатые люди делать все, что они хотят?

Карлос Кастанеда: Этот вопрос часто возникает, и это вопрос наличия энергии. Если вы знаете, что вы были зачаты в момент наибольшего возбуждения, тогда вы можете делать все что хотите. С некоторой точки зрения неважно женаты люди или нет. Но с запуском Тенсегрити, мы сами не знаем, что из этого может выйти.

Вопрос: Вы не знаете, что может произойти?

Карлос Кастанеда: Откуда это может быть известно? Это вмешательство нашей системы синтаксиса. Наш синтаксис требует начала, развития и конца. Я был, я есть, я буду. Мы пойманы этим. Откуда может быть известно... что будет для вас возможно, если у вас будет достаточное количество энергии? Вот в чем вопрос. Ответ таков: вы сможете делать невероятные вещи, гораздо более удивительные, чем вы можете делать сейчас, когда у вас нет энергии... Дон Хуан Матус рекомендовал мне очень заботиться о своей энергии, потому что он для чего-то меня готовил. Но я не знал для чего...

Вопрос: Вы говорите о линии магов Хуана Матуса. Знаете ли вы другие линии?

Карлос Кастанеда: Однажды на Юго-востоке я случайно встретился с одним удивительным индейцем, и это было замечательное событие. Это был единственный случай, когда я повстречался с магом, не принадлежащим к линии дона Хуана, это был молодой человек, который был глубоко вовлечен в ту же деятельность, которой занимался и дон Хуан. Мы говорили с ним два дня, после чего он почему-то почувствовал, что он мне что-то должен.

Однажды я ехал в моем Вольво и попал в песчаную бурю, которая грозила перевернуть мой автомобиль. Буря уже почти выдавила ветровое стекло, а с одной стороны машины уже слетела краска. Вдруг подъехала большая машина и остановилась так, что закрыла мою машину от ветра. Я услышал голос из кабины, - Прячься в тени моего грузовика! - Я так и сделал. Мы ехали несколько миль по восьмому шоссе. Когда ветер стих, то я обнаружил, что мы находимся на грунтовой дороге. Парень остановил грузовик, и это оказался тот самый индеец. Он сказал, - Я заплатил свой долг.

Мы находимся где-то в другом месте. Прямо сейчас. Нужно вернуться на асфальтовую дорогу. - Мы отправились обратно. Однажды оказавшись на главной дороге, я попытался найти ту грунтовую, на которую мы тогда свернули, но я ничего не нашел. Он перенес нас в другую реальность. Какая сила, какая дисциплина, невероятно! Я с трудом могу все это вместить. Он взял туда мой Вольво, он взял с собой все. В то время я мог взять с собой куда-либо только самого себя. Я искал потом хоть какого-то отклонения этой дороги, но не мог ничего найти. С тех пор я никогда больше его не видел.

Вопрос: Некоторые из ваших горячих поклонников считают, что вы написали замечательные книги, даже замечательные антропологические труды, но никогда не назовут их невымышленными. Другие же скажут, что вы смеетесь каждый раз, когда вы едете в банк.

Карлос Кастанеда: Я ничего не изобретал. Кто-то мне однажды сказал, - Я знаком с Карлосом Кастанедой... - Я сказал, - Вы встречали Карлоса? - Он сказал, - Нет, но я видел его на некотором расстоянии. Вы знаете, в интервью он признался, что он все это выдумал. - Я сказал, - Что, правда? В каком интервью, вы помните? - Он сказал, - Я читал его, я читал его...

Вопрос: Почему вы говорите, что вы последний маг в линии Матуса?

Карлос Кастанеда: Для того чтобы я мог продолжить линию дона Хуана, я должен обладать особыми энергетическими возможностями, которых у меня нет. Я нетерпеливый человек. Я двигаюсь слишком неровно, слишком беспокояще. Для нас дон Хуан был всегда доступен. Он не исчезал. Он соизмерял свои появления и исчезновения с нашими нуждами. Как я могу добиться этого?

См. также