Интервью: Флоринда Доннер, Хейнс Или (1995 год)

Материал из энциклопедии Чапараль
Перейти к: навигация, поиск

Радио KVMR

Хэйнс Или: Меня зовут Хэйнс Или и сегодня мое намерение - поговорить с Флориндой Доннер и попытаться за этот час донести до слушателей как можно больше из мира магов. Я хочу дать Флоринде возможность представиться самой.

Флоринда Доннер: Итак, я должна это сделать сама?

Х.И.: Я хочу попросить вас рассказать, кто вы и что вы собираетесь сегодня делать. Флоринда Доннер.: О! Я и правда не знаю, что я собираюсь делать сегодня. Я думаю, что... Хорошо, я - Флоринда Доннер, антрополог. Я работаю с Карлосом Кастанедой больше двадцати лет; еще студенткой антропологического отделения я была втянута в мир магии и с тех пор в нем нахожусь.

Х.И.: Вопрос, который сразу же приходит на ум - "Но Флоринда, - мир мага не допускает никаких волонтеров..."

Флоринда Доннер.: Конечно, никаких волонтеров в смысле "да, я хочу быть в мире магов". И в то же время, каким-то странным образом мы все являемся волонтерами, потому что никто не может быть вовлечен в этот мир против его воли. Однако... Не знаю, известно ли вам это?

За последнее время мы прочитали ряд лекций в книжных магазинах, Тайша Абеляр, я и Кэрол Тиггс, и знаете, какой вопрос мы постоянно слышали? "Что делает вас такими непохожими на других?", или... Я думаю, ничто не делает нас такими непохожими на других (смеется). На самом деле, и я говорю это не из ложной скромности, мы обычные люди, но с нами произошло нечто необычное. Представление о том, что в этом мире нет волонтеров, возникает потому, что этот мир - очень труднодоступный и обособленный мир.

Беседуя с различными группами людей, мы заметили, что большинство, я не говорю все, но большинство людей, приняв участие в проведенном за время уик-энда семинаре или workshop, хотят получить ответ, они хотят получить совершенно четкий ответ на вопрос типа "Что я должен делать, чтобы изменить свою жизнь?". Что ж, чтобы изменить свою жизнь, вы должны практически умереть в том смысле, который известен магам как избавление от эго, что является смертью вашего я.

Это не значит, что для того, чтобы это осуществить, вы должны умереть по-настоящему, это усилия, длящиеся всю жизнь. Как видите, у нас нет четкого ответа, люди хотят иметь программу, что-то вроде "Так, шаг один, два, три, потом, четыре и пять". Но подобным образом это вообще не работает. Это слишком трудное предложение - четко все объяснить, это образ жизни, это не что-то такое, что вы можете делать в свободное время. В это вовлечена вся ваша жизнь, ваше тело, ум и дух, или как бы вы его там ни называли.

Х.И.: Столько людей хотели бы присоединиться к миру магов. Столько людей, услышав, что вы будете выступать, спешат в местный книжный магазин с вопросом: "Это правда, что Флоринда или Тайша собираются приехать в наш город?" У них просто невероятный интерес ко всему, что вы делаете, и, несмотря на это, нет никакого способа для среднего человека даже приблизиться к этому.

Флоринда Доннер.: Я только что вернулась из Мексики, да, действительно это было только что. Я вернулась из Мексики час назад. Я была там с Карлосом Кастанедой, мы говорили с несколькими людьми и, знаете, всегда они задавали один и тот же вопрос. "Что мы можем сделать, чтобы присоединиться к этому миру?" "Почему вы не такой, как другие маги, почему существуют различные направления, различные линии нагвалей?"

Карлос действительно отличается в том смысле, что он написал эти книги. Эти книги безусловно доступны публике, и, возможно вы этого не знаете, книги не следуют никакому определенному направлению, но в них очень ясно описано то, что нужно, чтобы находиться в этом мире. Люди, мне кажется, не замечают, что сами методы... что существует ясно очерченный путь в том смысле, что мы вынуждены полностью изолировать себя от мира, в то же время не отказываясь от него.

Второй момент, о котором стоит упомянуть, это то, что люди всегда говорят: "Я хочу присоединиться к миру магов, мне нужен учитель, мне нужен Гуру. У вас он тоже был". Да, конечно, у нас он был, и все же это битва в одиночку, да, это битва совсем в одиночку. Люди всегда рассуждают так: "Хорошо, существует группа, существует группа Кастанеды". Нет, группы не существует. За эти три дня, проведенные в Мексике, нам труднее всего было объяснять, что никакой группы не существует.

Существует место, которое Карлос называет местом второго внимания, место, где нет никакой жалости к себе, никакого сострадания, в том смысле, что мы не можем позволить себе испытывать сострадание, иметь сострадание или жалость к нашим собратьям, пока мы не изменили себя. И это именно то место, независимо от того, встречаемся ли мы в Мексике, Лос-Анджелесе или Сан-Франциско, вы понимаете? Это то место, где собираемся вместе все мы и люди, можно сказать, из "внешнего мира", если существует то, что можно так назвать, разделив мир на две части. Они действительно присоединяются к нам, пусть даже на одно мгновение.

Сюда входит... как я говорю людям, первое, что они должны сделать, это перепросмотреть свою жизнь. Это одна из основных, назовем ее "процедур", позволяющих по-настоящему изучить свою жизнь. Изучить свою жизнь в таких мельчайших подробностях - это не психоанализ, не анализ или исследование самого себя. Это далеко от всего этого.

Это полное изучение того, что мы собой представляем в том смысле, как мы обучались, когда нам было три или четыре года от роду, манипулировать миром и своими собратьями человеческими существами, и становится совершенно ясно, как мы научились этим шаблонам и что мы хотим сделать - мы хотим отказаться от этих шаблонов. Если мы не можем избавиться от этих шаблонов, то, по меньшей мере, мы можем какую-то секунду, или, я бы сказала, имеем какой-то крошечный шанс, не реагировать так, как мы реагируем.

Согласно дону Хуану, наша энергия, скажем 90% нашей энергии, уходит на то, чтобы представить свое я. Поэтому ничто из того, что существует вокруг, не может по-настоящему дойти до нас. Мы полностью заняты тем, как мы выглядим, какое мы производим впечатление, просто физически или эмоционально.

Мысль о том, как представить себя, занимает всю нашу энергию, все наши усилия. Как будто мы уже оформлены, закрыты для всего, что могло бы войти. Конечно, у нас бывают проблески, но мы их тут же упускаем. "О, что-то случилось. Что это было?" Будь то во время сна или во время обычного бодрствования.

Х.И.: Во время этого перепросмотра. - это было в книге Тайши, а может, Тайша говорила об этом - вы должны перепросмотреть каждого человека, которого вы когда-либо встречали в своей жизни?

Флоринда Доннер.: Как вы хотите... книга Тайши... в основном, это... В ней идет речь о перепросмотре.

Х.И.: Моя проблема заключается в том, что я врач и за последние 20 лет мне пришлось встретиться больше чем с 500 000 человек.

Флоринда Доннер.: (смеется)

Х.И.: Я не могу перепросмотреть даже тех, кого я видел вчера, не говоря уже о 100 000 человек, которых я видел в 1975 году.

Флоринда Доннер.: О нет, конечно, но понимаете? Вместо того чтобы говорить то, что вы говорите, вы могли бы сказать... вы наверняка могли бы сделать попытку, потому что, когда вы говорите о виде выполняемой вами работы, я уверена, у вас уже есть совершенно стандартная и очень хорошо отработанная программа того, что работает при вашем роде занятий.

Х.И.: Да что вы!

Флоринда Доннер.: Я хочу сказать, она должна быть, иначе вы не могли бы выжить. Это ваш имидж. Скажем, ваша личная жизнь, ваш способ взаимодействия с людьми, с женой, с родителями, с детьми, не знаю, с кем еще... В том, что касается отношений с миром, вы обязательно увидите некоторые постоянно повторяющиеся шаблоны, способ взаимодействия с людьми, который всегда предусматривает защиту эго.

Мы всегда пытаемся защитить эго. Если на него нападают или если ему что-то угрожает, мы тут же находим эти оговорки, эти основания для немедленного исправления нанесенного эмоционального ущерба, и это оказывается приемлемым для нас, но неприемлемым для тела. Понимаете? Тело распознает эти удары.

Согласно дону Хуану, на самом деле в этом мире не существует ни нездоровья, ни болезни, потому что они по существу... я не хочу сказать, что мы вызываем их сами, потому что это завело бы слишком далеко, но мы действительно делаем себя больными в результате стрессов. А стресс происходит главным образом потому, что тело не может справиться с внешним миром.

Х.И.: Все эти утечки энергии, чувство собственной важности - это то, что делает эго, чтобы себя поддержать, или я не прав?

Флоринда Доннер.: Что такое утечки энергии? Для дона Хуана магия - это мир энергии. Мага интересует главным образом визуализация, видение... нет, не визуализация, а постижение, непосредственное восприятие энергии.

Х.И.: И мы рождаемся с этой силой, когда мы рождаемся, у нас достаточно энергии, чтобы...

Флоринда Доннер.: Все мы, кем бы мы ни были, обладаем этим наследственным качеством, все мы воспринимающие. Мы - поля энергии.

Х.И.: И мы безрассудно растрачиваем эту энергию.

Флоринда Доннер.: Вот именно.

Х.И.: ... поддерживая чувство собственной важности, собственный воображаемый образ.

Флоринда Доннер.: Представление о самом себе, собственный образ себя, что бы туда ни входило.

Х.И.: И перепросмотрев как можно лучше свою жизнь, мы можем получить эту энергию обратно?

Флоринда Доннер.: Никаких гарантий не существует. Нет. Это просто один из методов, который, по меньшей мере, дает нам возможность на мгновение остановиться, прежде чем мы захотим повторить свое привычное поведение исходя из собственного представления о себе.

Скажем, вы находитесь в мире, на работе, и кто-то оскорбляет вас, говоря, например: "Эй! Ведь ты на самом деле плохо работаешь!" Понимаете? Эмоции, вроде... "Он сам не понимает, что говорит! Я хорошо знаю, что я делаю. То, что он сказал, не имеет никакого значения, это не может меня обидеть". Но тело признает этот удар, понимаете?

Особенно наше энергетическое тело, и это именно то, что интересовало дона Хуана... Но этого не происходит, независимо от того, как мир оценивает вас, это на самом деле не имеет значения, потому что в любом случае оценивается только ваше представление о себе.

Х.И.: Существует ли какая-нибудь конкретная часть тела, где мы храним эти энергетические удары?

Флоринда Доннер.: Это зависит от обстоятельств. Обычно мы храним эти энергетические удары в самой слабой своей части, а какой это будет орган, зависит от обстоятельств... Например, если вы в состоянии стресса, вы можете ощущать какую-то боль, или чувствовать себя опустошенным, или схватить простуду, я хочу сказать, что вы свое тело знаете лучше, чем кто бы то ни было. Это и есть те места, куда пришелся удар.

Х.И.: Но это не одинаково для всех, это не обязательно нервная система, или сухожилия, или сосудистая система, это меняется от человека к человеку?

Флоринда Доннер.: Меняется от человека к человеку. Например, у меня очень слабые бронхи, когда я опустошена, я начинаю сильно кашлять, так что стоит возникнуть просто физическому напряжению или настоящему стрессу, знайте, я начну кашлять. Конечно, в Лос-Анджелесе, из-за смога, это обычное явление.

Х.И.: Наверняка. Хорошо, из всего, что я прочитал в книгах Карлоса, ваших или Тайши, из всего, что вы говорите, создается впечатление, что вас ссужал энергией Нагваль...

Флоринда Доннер.: Да.

Х.И.: ... или другие ведьмы.

Флоринда Доннер.: Когда мы были в их компании, мы бежали... Это не значит, что они ссужали нас энергией, - мы бежали на их энергии. Чтобы мы могли встретить их, чтобы могли находиться в их мире, который является миром второго внимания, они ссужали нас своей энергией, да, для них, чтобы действительно это сделать, необходима эта полнота и...

Кстати, очень интересно это представление, что, когда мы проводим беседы, люди очень осторожны и, конечно, имеют на это полное право. Когда я встретилась с миром дона Хуана, там не было возможности проявлять осторожность. Я должна была либо прыгать, либо выйти из игры.

Я не говорю, что это то, что нужно делать, но для нас, для меня, в моем случае, не было другого пути. Да, конечно, я возмущалась этим, не то чтобы возмущалась, но, вы знаете... У меня не было никаких сомнений, но я слишком сильно, как бы это сказать, в своем поведении отклонялась от нормы. С моей точки зрения, я была значительнейшим из когда-либо живших созданий и, я думала, мир должен признавать мое представление о себе.

Я росла в Южной Америке, я просто пользовалась преимуществами того, как я выглядела. Дети очень хорошо знают, как это использовать. Я была президентом в начальной школе, начиная с детского садика и кончая шестым классом, в венесуэльских школах, я была... Там было очень мало светловолосых детей.

Я хочу сказать, что меня воспринимали как маленькую богиню, и я была уверена, что это право принадлежит мне от природы. Потом, конечно, став взрослыми, мы меняемся, мы изменяем эти шаблоны, но по существу остается это известное вам чувство собственной важности: "Я - самое значительное из всех когда-либо живших созданий".

Х.И.: Но в обществе есть люди, которые придерживаются противоположной точки зрения, которые...

Флоринда Доннер.: Да, но, видите ли, я говорю... Придерживаются противоположной точки зрения... В своем рассказе я все очень преувеличиваю, на самом деле не имеет значения, будет ваше представление о себе положительным или отрицательным.

Х.И.: Согласен.

Флоринда Доннер.: Утечка энергии одинакова, какого бы мнения мы ни придерживались, то ли мы вообще утратили свой образ, то ли придерживаемся слишком напыщенного представления о себе, это не имеет значения, утечка энергии одна и та же, потому что у нас все еще есть это представление...

Мы вынуждены защищать это представление о том, кто мы есть на самом деле, и это точка зрения всех людей. По существу за этим ничего не стоит. Мы знаем определенные вещи, да, мы знаем, до какой степени мы разумны, мы знаем, как сделать то-то и то-то...

Да, но я говорю не об этом, я говорю о нашей запутанности с нашим я. О представлении о том, что все мы в чем-то особенные. Мы всегда особенные, как вы думаете? То, что дон Хуан делал с нами, так он бомбардировал именно это представление о нашей особенности. Он говорил:

"Если бы вы все в этом мире были особенными, мир не мог бы функционировать". И это абсолютно правильно. Вот почему, можно сказать, с человеческой точки зрения, мы по сути не знаем, как взаимодействовать друг с другом, потому что каждый из нас всегда что-то защищает.

Х.И.: Как можно это остановить? Я понимаю, мы можем перепросмотреть свою жизнь, но я, в своей собственной жизни... разрешите мне просто привести пример, потому что, я уверен, это пригодится кому-то еще, перепросмотр требует времени. Мне представляется, что мир магов - это мир людей, у которых масса свободного времени, им больше нечем заняться, ничто не заставляет их делать что-то еще. Они могут уйти и проспать девять дней или на десять лет исчезнуть из мира, или что бы им там еще ни захотелось. Но средний человек, у которого есть работа, семья...

Флоринда Доннер.: Я полностью с вами согласна.

Х.И.:... пытается перепросмотреть свою жизнь, и, если ему повезет, у него есть на это только полчаса, и чтобы с такой скоростью что-нибудь перепросмотреть, потребуется две жизни.

Флоринда Доннер.: Совершенно верно, только смотрите, ради примера: я была в мире магов, мне не хотелось бы даже упоминать... больше двадцати лет, так? Это целая жизнь. Получается, моя жизнь была потрачена на следование пути. Я приняла такое решение. Это все, что я сделала. В нашей группе есть люди, которые работают со скольки?

С 9 до 5 или до 6, или до какого там часа? Они выполняют самую обычную работу. Вот одна из таких работ - я перевожу. Я люблю заниматься переводом, я перевожу с испанского на английский или наоборот, или на немецкий. Это приносит мне доход. Я должна жить. Я наверняка нахожусь в мире в том смысле, что я делаю...

Мы не должны удаляться от мира, но мы не принадлежим миру в том смысле, что что-нибудь может заставить нас реагировать так, как реагируют наши собраться, мы свели это к минимуму. На самом деле, больше не имеет значения, что они для нас делают. Как они бьют нас. И не потому, что мы чего-то достигли, нет, мы боремся с этим ежедневно.

Люди, у которых есть семья... Я уже говорила... Этого человека мы встретили в Мексике, у него было пятеро детей, жена, очаровательная женщина, и, конечно, она была страшно напугана его интересом к миру магов, к миру дона Хуана, и я сказала: "Это совершенно лишено смысла, потому что, что бы он ни взял оттуда, пусть даже просто с помощью перепросмотра, если он действительно это сделает должным образом и если его интерес настоящий и искренний, его жизнь как отца и мужа станет лучше. И сам факт, что он меняется, заставит измениться и вас".

Потому что особенно во взаимоотношениях между мужем и женой только одно хорошо: "он вынужден будет сделать, если я вмешаюсь в это, это и это, я должна измениться, чтобы он сделал это". В мире магии это работает иначе. Вы меняетесь просто так. Что делает другой человек, не имеет к вам никакого отношения.

Изменение вашего поведения заставит измениться другого человека, хочет он того или нет. Я могу вам это сказать совершенно искренне, потому что это именно то, что происходит в нашем мире. Я привыкла к бесконечным жалобам: "Раз ОНА не делает свое дело, ОН не делает свое. Я пытаюсь измениться, я делаю это". Понимаете? Никогда непрекращающееся "Я", "Я", "Я".

Х.И.: В самом деле.

Флоринда Доннер.: И когда дон Хуан сказал: "Представьте себе, вы настоящие простаки. Каждому, с кем вы имеете дело, вы выдаете карт-бланш. Что бы они ни делали, они ничего с вами сделать не смогут, ни убить, ни причинить вред. Вы меняетесь просто так". И он конечно прав. Если мы меняемся, если меняется "Я", вы заставляете меняться мир вокруг.

И это мое утверждение, мое представление, с какой бы точки зрения мы ни посмотрели - с экологической, психологической, что бы мы ни пытались делать в мире. Мы не хотим менять себя. Мы пытаемся вызвать изменения в других, не меняясь сами, или изменяя только себя - мы говорим, что мы изменяем. Тело, энергетическое тело, знает, когда человек не изменился, когда он не вполне искренен или не вполне прав.

Да, они борются, я согласна, но изменения все равно происходят... Мы должны изменить себя как личность, чтобы повлиять на мир вокруг нас - не ожидая, что он изменится.

Х.И.: Сегодня в нашем шоу на KVMR, Тайна Земли, Флоринда Доннер. Флоринда находится в мире магии последние двадцать лет. Если вы только что настроились на нашу волну, сообщаю, что она написала несколько книг.

Последнюю из них, "Жизнь-в-сновидении", можно купить в книжных магазинах. Она также автор "Сна ведьмы" и "Шабоно".

К разговору об изменении - выступая в Rim Institute в Аризоне, где я впервые слышал вас, вы упомянули, что мир более или менее портят мужчины и задача женщин - заставить нас мечтать о новом мире и изменении. Не могли бы вы сказать немного больше о роли женщин?

Флоринда Доннер.: Нет, нет, нет, я не говорила, что это задача женщин. Нет, нет и нет. Видите ли, женщины не могут сделать это сами, я думаю, меня неправильно поняли или... Я не хочу сказать, что мои слова неправильно истолкованы, потому что это своего рода абсурд, нет. Я говорила вот что. Возьмем мужской принцип, скажем, возьмем нас такими, как мы есть сейчас.

Я утверждаю, что женщины вносят большой вклад. Например, то, что мы вносим в мир повседневной жизни, не отличается от того, что делают мужчины. Да, женщины чрезвычайно продвинулись вперед в том давлении, которое они оказывают на мужской каркас. Но мы копируем вашу парадигму, парадигма, которой мы руководствуемся в этом, неважно в каком жизненном аспекте, - это мужская парадигма.

Наша Вселенная по существу мужская. Тогда как, согласно магам, Вселенная... Вселенная по своей сути - разумная Вселенная и она почти перевернута в том смысле, что мы руководствуемся только мужским принципом. Я хочу сказать, что это должно быть уравновешено и это не может быть уравновешено по требованию, скажем, мужского...

Я не говорю ни о чем мужском конкретно. Это должно измениться, потому что, если вы просто посмотрите вокруг, вы увидите, что планета действительно испорчена, я хочу сказать, что в этом нет никаких сомнений. Все наше общество просто очень... больно!

Х.И.: Я согласен, что, возможно, я тоже неправильно понял то, что вы говорили в Аризоне, но мне тоже показалось, что вы призывали женщин перестать быть рабынями, перестать принимать парадигму мужской Вселенной, в то время как она на самом деле является женской Вселенной в своей основе, и начать мечтать о том, какой Вселенная должна быть для нас.

Флоринда Доннер.: Что ж, говорить о том, какой она должна быть, бесполезно, как и спрашивать "Какой она должна быть?". Чтобы выжить как вид, мы должны эволюционировать. Понимаете, мы вынуждены эволюционировать, и я не имею в виду эволюционировать идеологически. Единственное, что мы делаем, - приводим различные версии того, что происходит на протяжении последних 5 000 лет.

Фактически, мы не делаем ничего. Я не помню, говорила ли я об этом, мы вынуждены НАМЕРЕВАТЬ что-то новое. Мы не можем намеревать того, что будет, как все должно происходить, ничего нового, за исключением того, что должны быть некоторые изменения. Возьмем, например, динозавров, они намеревались летать, они не намеревались иметь крылья, крылья - это побочный продукт их намерения.

То же можно сказать о нас... и женщины обладают, можно сказать, биологической конституцией для того, чтобы эволюционировать. Это единственное, что я говорила. Но чтобы женщины могли это сделать, мужчины им должны предоставить время и свою защиту. Они нуждаются в этом времени не просто... неважно, насколько вы чувствительны, насколько... вы выражаете себя как человеческое существо в своих взаимоотношениях с семьей... этого недостаточно, чтобы проводить различие.

Да, существуют очаги, группы, мужское в общем согласно, что что-то должно измениться. Оно готово дать женскому, или, скажем, женщинам, время или сказать: "Да, вы несете ответственность", но я не говорю в понятиях "Вы несете ответственность", это опять мужская терминология. Никто не несет ответственности. Я вынуждена участвовать в совмещенном процессе, пытаясь вызвать изменение, и это изменение возможно только в результате изменения нас самих. От упора на "Я", или эго, следует отказаться.

Я думаю, одной из причин нашего чрезмерного увлечения мыслью о собственном я является то, что нам по сути нечего больше защищать. Это подобно мысли примитивного, доисторического человека о пещере. Это почти похоже на рефлекс защиты своего участка у высших животных. Мы рассматриваем эго как территорию, потому что нам больше не нужно защищать пещеру. Нам всегда необходимо о чем-то заботиться.

Так что мы непомерно защищаем представление о себе, платя за это непомерно высокую цену, и если мы этого лишимся, что-то обязательно произойдет. Я это знаю, потому что это происходит с магами.

Х.И.: Вы говорили о "намеревании", а слово "намерение"" Карлос Кастанеда использует во всех своих книгах, они встречаются и в вашей книге, и это что-то такое, что, как мне кажется, трудно понять среднему человеку...

Флоринда Доннер.: Нам тоже это очень трудно понять. Это потому, что это понятие едва уловимое, но очень могущественное, и кроме того оно не... Скажем так: намерение говорит непосредственно с энергетическим телом. Мы все обладаем энергетическим телом. Мы высказываем свое намерение, хотя это высказывание и не является психологическим процессом, и все же оно звучит...

Как видите, это очень сложно, но я не хочу сказать, что это слишком эзотерическое или абстрактное понятие, нет, это было бы слишком просто. Я думаю, это из-за нашей наивности нам так трудно ухватить смысл и что... это звучит, как будто...

Х.И.: Позвольте мне сказать, как я это понимаю: "намерение" - это дух, это энергия, пронизывающая Вселенную, и этот дух эта энергия доброжелательна, она желает нам добра и благодаря ей все проходит перед нами, каждый день, каждую ночь, все время, и все это для нашей пользы, а мы как энергетические существа, как эго, игнорируем ее, не замечаем ее, отдаем внимание своему собственному эго, своей собственной жизни и игнорируем то, что является намерением Вселенной.

Флоринда Доннер.: Так, мне хотелось бы исправить только один момент, представление о том, что она доброжелательна. Нет, это только энергия. Она ни хорошая, ни плохая, это только энергия. Это уже наша интерпретация. Энергия есть энергия, это что-то такое, что есть повсюду во Вселенной, что создает Вселенную. Можно сказать, почти с астрономической точки зрения.

Х.И.: Я употребил слово доброжелательная потому, что слишком многие боятся мира магии, считая, что маги имеют какое-то дело со злом.

Флоринда Доннер.: Магия, конечно, охватывает весь диапазон... Когда испанцы открыли Новый Свет, вы были полностью... у католиков представление о добре и зле настолько преобладает над всеми остальными, что они не в состоянии понять что-то еще, именно это нанесло столь гигантский урон системе знаний, понимаете?

Подобно тому, как в Юкатане... вам, конечно, известно об испанцах прошлого... о духовенстве Диего де Ланды, и все, что они сделали в Новом Свете, было катастрофически негативным в том смысле, что они сожгли... можно сказать, культуру майя в Юкатане, библиотеки, которые сжег Диего де Ланда. Для того чтобы сжечь все рукописи, потребовалось четыре месяца ежедневной работы. Я хочу сказать, это непостижимо, какие знания мы утратили, так что ничего нельзя поделать с нашей западной точкой зрения.

Х.И.: Но еще существуют люди, подобные вам и вашей группе, которые пытаются и которым удается сохранить крошечные частицы этих знаний, которые пишут книги и возвращают нам кое-что из этих знаний, но, безусловно, были книги, как вы говорите, стоимостью в четыре месяца работы, которых больше никто не увидит опять...

Флоринда Доннер.: Да...

Х.И.: Это ваше стремление и стремление вашей группы - напечатать весь этот материал, чтобы средний человек мог прочесть это, изучить это и делать это?

Флоринда Доннер.: Наше намерение... в сущности, чтение... я хочу сказать, что бы мы ни написали, это будет слишком личным, в том смысле, что это именно то, что происходило с нами. Выраженное в понятиях того, что мы знаем от магов линии дона Хуана, это единственная линия, которую мы знаем, вы понимаете? Я уверена, что существует множество других систем знаний, выражение которых, скажем, терминология, словарь совсем другие, но в конечном счете намерение то же самое. Это не другие системы знаний... эта система знаний крайне прагматична.

Она действительно дает вам способ, если вы заинтересованы, следовать определенным... я бы не хотела говорить, правилам и нормам, потому что это не так, но она дает нам очень прагматичный способ попытаться осуществить что-то такое, о чем в других традициях мы могли бы только прочесть. Ритуалы, упражнения, да, все это хорошо только для того, чтобы захватить наше внимание, но в конечном счете единственное, что принимается во внимание после наших упражнений, - это изменение, мы действительно хотим этого, не имея в виду никакого вознаграждения.

Нет ничего, что гарантировало бы нам, что мы достигнем этого, ничего в этом сценарии... Я снова и снова подчеркиваю, что люди, которые интересуются (я не могу с уверенностью сказать, какой смысл вы вкладываете в это слово), - вы рассчитываете добиться успеха.

Но я сама этого не знаю! Пусть я собираюсь добиться успеха на пути, на котором добился успеха дон Хуан, если это был успех, но в любом случае сам путь, который мы пытаемся пройти или которым мы идем, куда более волнующий, чем если бы я следовала путем своих родителей, - я не собираюсь критиковать своих родителей, я горячо люблю своих родителей, я не критикую, я просто... мне хотелось бы, чтобы моя жизнь закончилась не так, как, я знаю, должна закончиться их жизнь.

Х.И.: К разговору о ваших родителях - чтобы стать магами, все вы должны в том или ином смысле умереть для мира... Кэрол Тиггс говорила, что она в течение десяти лет находилась в другом месте, в другом мире. Какие у вас отношения с вашей прежней семьей?

Флоринда Доннер.: С моей прежней семьей? Я думаю, что на самом деле я единственная, у кого сохранились какие-то отношения с семьей, в силу обстоятельств. Когда я впервые вошла, если существует такое понятие, вошла в мир магов, я намеренно изолировала себя от большинства тех, кого я знала, включая, конечно, моих родителей. Мои родители в течение десяти, нет, двенадцати лет, не знали, жива я или нет.

Это был хорошо рассчитанный шаг, потому что, с точки зрения магов, для того чтобы мы изменились, чтобы были способны измениться, мы должны изолироваться от людей, которые знают нас настолько хорошо, так как они, конечно не умышленно, мешают нам меняться, потому что они уже знают, что мы из себя представляем, и, что бы мы ни делали, это не заставит их изменить свое мнение. И я говорю не о разговорах типа "Ты не способна сделать то-то и то-то", нет, я говорю о фундаментальных изменениях в нашей энергии.

Х.И.: Они хотят, прежде чем вы изменитесь, укрепить то ваше представление о себе, которое им известно.

Флоринда Доннер.: И потом я помню, как Флоринда однажды сказала:

"Послушай, ведь это не имеет никакого значения, почему бы тебе просто не пойти и не повидать своих родителей?" А в это время... вы знаете... я работала... Я была антропологом, на самом деле я поддерживала связь с одним из братьев, время от времени давая ему знать о себе, хотя бы просто для того, чтобы еще раз заверить его, что я не умерла.

Я сказала, что занята чем-то таким, что требует моей изоляции. Лично у меня были родители, которые очень хорошо понимали любые оговорки, по меньшей мере, по моим представлениям, и все шло очень хорошо. Когда я возобновила контакт со своими родителями, я обнаружила, что в наших отношениях появилось гораздо больше нежности и понимания.

Х.И.: Вы упомянули о видении, а что касается мага, то маг - это тот, кто может по желанию изменить свое восприятие... Как я понял, маги видят человека как светящееся яйцо из энергетических волокон и в этом светящемся яйце есть место, которое вы называете точкой сборки, где происходит наше восприятие, и если вы сместите эту точку сборки, вы будете воспринимать вещи совсем иначе, вы окажетесь в другом мире.

Я думаю, что когда мы спим, точка сборки слегка смещается и именно поэтому мы различаем сновидения, но вы способны видеть сны в "состоянии бодрствования", вы способны сновидеть сознательно, и сцены из мира сновидений в ваших книгах и то, что приходилось мне слышать, кажутся совсем реальными, реальнее, чем это бывает у большинства из нас.

Флоринда Доннер.: О, можно сказать, что одним из... не основным, но одним из величайших достижений настоящего мага является то, что мир второго внимания, мир сновидения в состоянии бодрствования, "сновидение", о котором идет речь в последней книге Кастанеды, должен делать то, что вы хотите, тот же контроль, который вы имеете в мире повседневной жизни, вы имеете в снах.

Я говорю о снах как о чем-то психологическом... наши обычные сны в своей основе... видите ли, дон Хуан никогда не интересовался содержанием наших снов, он интересовался контролем над точкой сборки. Как вы сказали, точка сборки передвигается... смещается естественным образом, в снах она вибрирует. Она пересекает границы новых энергетических диапазонов, создаются новые миры... нет, они не создаются, а мы как бы входим в различные слои луковицы.

Маг хочет удерживать эту точку сборки достаточно долго, и именно это имеется в виду, когда речь идет о сталкинге... что вы можете фиксировать точку сборки в новом положении столько, сколько хотите. И именно здесь включается контроль точки сборки, потому что вы действительно собираете новые миры, и вы живете в новом мире так, как живете в этом. Например, мир дона Хуана, мир магов из группы дона Хуана, был миром второго внимания. Они постоянно находились в мире второго внимания.

Х.И.: Возникает вопрос, я уверен, его вам задавали много раз...

В чем разница между миром второго внимания, или сновидением в состоянии бодрствования, и яркими сновидениями, которые многие люди видят постоянно?

Флоринда Доннер.: Мир второго внимания - это настоящий мир. Я думаю, что те, кто видит ясные сны, действительно входят в мир второго внимания, но слишком ненадолго. Они могут не поддерживать его, потому что, как вы уже сказали, мы все обладаем врожденной способностью делать это.

Маг расширяет эту способность и полностью ею управляет в том смысле, что он обращается с этим миром таким же образом, как он обращается с миром повседневной жизни. Он - мастер, в том смысле, как он входит в этот мир или выходит из него, в мир, где "яркий сновидец" бывает только... случайно.

Кроме того, когда мы находимся в своего рода психологическом смятении - в состоянии голода, под действием наркотиков или алкоголя, - мы можем попасть в этот мир. Я думаю, увлечение нашего общества, можно сказать, мания наркотиков, объясняется главным образом тем, что люди знают, что вокруг них есть нечто такое, чего они хотят. Видите ли, на энергетическом уровне они знают, что, каким бы ни был этот мир, этого недостаточно.

Поэтому они пытаются попасть в другой мир искусственным путем и, конечно, отсекая все остальное, потому что они могут стереть мир повседневной жизни или свой интерес к миру повседневной жизни, либо принимая наркотики, либо куря марихуану или гашиш, я хочу сказать, что трудно вообразить, что мы только ни принимаем. Сейчас, конечно, мы делаем это совершенно незаконно, но люди пользуются фармацевтическими, узаконенными наркотиками, которые еще более вредны, чем все остальное.

Х.И.: Чтобы попасть в мир второго внимания, человеку нужно получить достаточно энергии, но, как я уже говорил раньше, вы занимаете энергию у ведьм, у магов, или вам дают энергию ведьмы, маги. Средний человек лишен этого преимущества, никто не собирается давать ему энергетическую поддержку, чтобы поднять его до уровня, когда он сможет сместить свою точку сборки.

Флоринда Доннер.: Энергетическая поддержка была тоже... скажем, когда я встретилась с миром дона Хуана, он был... конечно, я вошла в их мир, но я должна была внести свой вклад. И я это сделала, потому что у меня перед глазами был их пример. Хорошо, скажем так: когда мы отправляемся в мир и читаем лекции, публика, как правило, бывает очень хорошая, очень, я бы сказала...

Х.И.: Интересная.

Флоринда Доннер.: Интересная и в то же время слишком неверующая. И совсем... очень часто неудовлетворенная именно этим измерением... "Да, у вас был дон Хуан, у вас была Флоринда, у вас было то, и то, и то". Ну и что из этого? В данный момент все, что вы имеете, это я перед вами, или Карлос, или Тайша. Или Кэрол Тиггс. Я не говорю, что благодаря какому-то расширению воображения... я повторяю это снова и снова... мы не имеем способности, или силы, которой обладали дон Хуан и его группа, по-настоящему заставить вас попасть в этот мир, но мы безусловно приводим методы, которые позволяют это сделать. Потому что на языке... да, мы были там с доном Хуаном, но потом мы вынуждены были выполнить работу и, как видите, нам потребовалось 30 лет, чтобы сделать то, что мы пытались сделать. По меньшей мере, сделать себя достаточно понятными и что-нибудь представить миру.

И я думаю, что здесь тоже существует разница между мужчинами и женщинами: мужчина говорит о борьбе - смотрите... свидетельство этого книги Карлоса Кастанеды. Он описывает процесс с самого начала. Что ж, трое из нас, женщины, прожившие в этом мире более 30 лет, можем, наконец, говорить о процессе, потому что мы полностью претворили его в жизнь; и это, я думаю, одно из основных отличий между мужчиной и женщиной, и это то, о чем говорил дон Хуан.

Кроме того, я повторяю это снова и снова, я встречала множество разозленных на нас мужчин, потому что у них мгновенно возникала мысль: "Это просто мир женщин". Это не мир женщин, точно так же как это и не мир мужчин. Это общий... я не хочу говорить "объединенный", потому что это слово несет психологическую нагрузку... но это гармоничный мир в том смысле, что в нем... ни один не значит больше, чем кто-то другой.

Единственное, что принимается во внимание в нашем мире, - это Энергия. То, что нагваль - мужчина, определяется конфигурацией его энергии, то же касается женщин, дон Хуан всегда говорил, что независимо от того, находитесь вы в мире магов или в мире повседневной жизни, "вы - Whackos. Для того чтобы правильно функционировать, вы нуждаетесь в мужской энергии".

Для меня, как феминистки, это одно из положений, которое труднее всего полностью принять. Сейчас для меня это неприятие не крушение, а констатация факта. Мы действительно нуждаемся в мире мужского, чтобы сделать этот мир здравомыслящим.

Я вижу опять и опять, я много говорила с большим количеством женщин, подруг, с небольшими группами женщин, и поверьте мне, когда мы все вместе, так легко выйти из-под контроля. Каждая просто думает: "Мы хорошо проводим время". Нет, это отсутствие контроля!

Даже не контроля, это отсутствие трезвости, которая является мужским началом, оно приносит ее в мир, каким бы этот мир ни был - миром повседневной жизни или миром магии, оно приносит эту трезвость, которая необходима независимо от того, где мы действуем.

Х.И.: Слово такое, трезвость... хм... не могли бы мы вместо этого использовать слово "ответственность" или "чувство ответственности"?

Флоринда Доннер.: Нет, нет и нет. Я специально использую слово "трезвость", это трезвость.

Х.И.: Я знаю, что вы используете это слово, но большинство людей понимают под этим "не быть пьяным".

Флоринда Доннер.: Простите? О, пьяным... да, оно имеет этот побочный оттенок. Нет, нет, нет... Я не думаю... мне кажется, мужчины пьют больше, чем женщины. Нет, нет, нет, я ничего не могу с этим поделать... трезвость означает не быть пьяным... да...

Х.И.: Это просто означает, для меня это означает ответственность или какое-то внутреннее побуждение быть ответственными и быть вместе.

Флоринда Доннер.: Нет, нет... Нет, я вообще не хочу использовать слово "ответственность". Нет, нет, нет. Это своего рода согласованность. Трезвость в абстрактном понимании, это просто трезвость... Это не... Нет, нет... мне кажется, мы испортили это слово, связав его с алкоголизмом. Но я хочу вернуться к исходному смыслу трезвости.

Х.И.: Хорошо. Весь этот мир настолько захватывающий, настолько интересный, я безусловно не могу спорить с вами, существует он или нет, я просто полностью... полный его сторонник. Я, подобно многим слушателям, хотел бы иметь какой-то способ войти в него, но, очевидно, в моем мире у меня нет достаточно энергии, чтобы сновидеть так, как сновидите вы, и вряд ли я ее могу приобрести.

Флоринда Доннер.: Нет, нет. Дело в том... видите ли, вы не хотите удалиться от мира, чтобы следовать, скажем, упражнениям или следовать чему-то, что... чему угодно, что, по вашему мнению, мы делаем. Нет, в своем повседневном мире вы можете стать... Какой у вас род занятий?

Х.И.: Я врач.

Флоринда Доннер.: Врач... а что вы делаете на радио? Как это называется, когда вы работаете на радио?

Х.И.: Это называется приятное занятие, увеселение своего я.

Флоринда Доннер.: Увеселение своего я, хорошо. Как человек, увеселяющий свое я, вы можете стать магом самоувеселения. Видите ли, что бы вы ни делали, свою работу или что угодно другое... Вы превращаете это в искусство. И это главным образом то, к чему мы проявляем интерес. Вот что такое магия.

Вы превращаете это в искусство. Достигнете ли вы этого с помощью перепросмотра своей жизни или попытавшись остановить увлеченность своим я. Верьте мне, это все, что требуется, чтобы мир открылся.

Х.И.: Мне нравится понятие контролируемой глупости. С тех пор как я об этом прочитал, я много раз думал, что жизнь - это действительно контролируемая глупость.

Флоринда Доннер.: Совершенно верно.

Х.И.: Но дикий воображаемый мир Пребывания в Сновидении - это то, куда, я думаю, многим из нас хотелось бы войти. Хотя бы на время, подобно тому, как ходят в кино, а я знаю, вы любите кино, но быть способным войти в другой мир, мир неорганических существ, что-то подобное этому, и вернуться, и просто хотя бы вспомнить о нем - это совсем другое, чем отправиться ночью спать, видеть сны и полностью их забыть.

Флоринда Доннер.: Но видите ли... это звучит... потому что работа представлена в таком свете, потому что это мое предпочтение и мой источник наслаждения. Но идея вхождения в мир сновидения - это именно то, о чем я говорю в своей лекции. Было бы интересно сделать это на короткое время, а потом вернуться в мир повседневной жизни - но это невозможно. Видите ли, я могу говорить о мире неорганических существ, я могу говорить о мире магов в Мексике... для меня этот мир не прекращается, он реален.

Я в том мире, даже сейчас, когда я с вами говорю. Для других это может быть подобно отпуску, а потом жизнь продолжается. Но для нас она не продолжается. Существует ужас. Потому что каким-то непонятным образом это мир, приводящий в ужас.

Х.И.: Вы говорите продолжается... Это очень любопытно, что ваша группа - последняя из длинной линии толтекских магов. Будет ли какое-то продолжение или вы действительно последние? Это конец?

Флоринда Доннер.: Дон Хуан говорил Карлосу, что он последний в своей линии. Это последнее, что мы узнали от дона Хуана.

Х.И.: Да, конечно.

Флоринда Доннер.: У вас есть дети?

Х.И.: Четверо.

Флоринда Доннер.:. Простите?

Х.И.: Четверо детей.

Флоринда Доннер.:. Четверо детей. Слушайте, если вы воспринимаете меня серьезно, я могу гарантировать, что ваша жизнь и жизнь вашей семьи меняется.

Х.И.: Я заметил, что просто оттого, что я делаю пассы и думаю о намерении, происходят феноменальные вещи.

Флоринда Доннер.: Степень этого изменения можете оценить только вы. Понимаете? Вот почему я говорю, что представление о гуру, о ком-то, кто ведет вас за руку...

Х.И.: Нет, но я спросил конкретно: когда вы соберете группу людей, критическую массу, вы будете использовать их энергию? Вы как группа магов, не вы лично.

Флоринда Доннер.: Конечно. Я имею в виду энергию не в смысле... мы не можем использовать вашу энергию. Я могла бы использовать вашу энергию только в том случае, если... если бы, скажем, вы избавились от своего эго. Это та энергия, которую мы хотим получить, потому что это энергия, которая усилит ваши параметры восприятия, что разрушит ваши представления о своем я.

Только это энергия. Не то, что я говорю или делаю. Вы должны... видите ли, вы должны соединиться со мной.

Х.И.: В самом деле?

Флоринда Доннер.: И это то, чего мы хотим. Вот почему мы выступаем перед публикой.

Х.И.: Где находятся дон Хуан и дон Хенаро сейчас?

Флоринда Доннер.: Так... я не думаю... хммм. Знаете ли, я уже говорила об этом и это невозможно объяснить совсем понятно.

Они совершили прыжок в непостижимое. Они прыгнули в... если мы хотим придать этому какой-то физический смысл... ну, скажем, они совершили прыжок в неведомое. Что такое в конечном счете неведомое? Застряли ли они в мире неорганических существ? Мы думаем, что да. Что там делают дон Хуан и его группа? Странным образом это мир такой же... можно сказать, мир узников, как и наша повседневная жизнь. Это другая система.

Х.И.: Хорошо, я вас спрашиваю о нашей энергии, энергии людей, которые вас слушают, которые могут попытаться повысить свой энергетический уровень, могли бы вы использовать нашу энергию, чтобы освободить дона Хуана из мира неорганических существ, как вы освободили из этого мира Карлоса.

Флоринда Доннер.: Нет, я не... я действительно не знаю. Одно время я думала, что это неправильное понимание возникло потому, что я думала "Да, если у нас будет достаточно энергии, мы сможем совершить прыжок и вытащить его оттуда", но это что-то вроде метафоры, понимаете?

Существует... я на самом деле не знаю, что я... в смысле как можно... видите, у нас отсутствует лексикон, который позволил бы даже по-настоящему описать мир неорганических существ. Мы описываем этот мир метафорически, хотя он не является метафорой, или как нечто, уже известное нам, потому что у нас нет языка для описания того, что нам неизвестно. Его можно описать только через то, что нам известно. Итак, да, на одном уровне, да.

Если бы у нас было достаточно энергии, мы могли бы, совершив прыжок, что бы он ни означал, этот прыжок... пусть это будет просто формулировка... вам, как врачу, это наверное известно.

Х.И.: Что значит, как мне кажется, это не... как я уже говорил раньше в этой беседе или в интервью, намерение все время приводит нас на неведомые пути. Это камуфляжная Вселенная, это Вселенная энергии, но наше восприятие ее закамуфлировано. Всякий раз, когда в экране на короткое время появляются трещины, происходит разрыв экрана, что позволяет нам узнать, что этот камуфляж на самом деле нереален.

Флоринда Доннер.: Да, именно так.

Х.И.: И это капельки намерения, или капельки энергии, или как бы вы их ни назвали, в мире сновидения вы назвали бы их лазутчиками.

Флоринда Доннер.: Да.

Х.И.: Но если бы вы могли зацепиться за этого лазутчика, он забрал бы вас в другой мир, в мир, из которого этот лазутчик прибыл?

Флоринда Доннер.: Совершенно верно.

Х.И.: Как может средний человек, просто слушая сейчас эту беседу по радио, как может этот человек увидеть, почувствовать, ощутить, когда какое-то событие является тем, что намерение бросает ему в лицо, чтобы зацепить его, и не дать этому пронестись мимо?

Флоринда Доннер.: Для этого вам нужна энергия. Это то, что я вам говорила. Если вы избавились от представления об эго, что, как вы знаете, подобно... Как раз вчера я разговаривала с этими людьми в Мексике, мне был задан почти слово в слово тот же вопрос, и я ответила: "Это преждевременно".

Всех их интересует этот мир, понимаете? Как перепрыгнуть во второе внимание, встретиться с неорганическими существами, но это абсурд - обсуждать эту стадию, когда они не избавились от представления о своем эго.

Понимаете? Вот о чем я говорю. Для нас самый важный шаг - это избавление от чувства собственной важности, уменьшение этого эго до ничто. Мы никогда не собирались лишиться его вообще, хотя это и возможно. С моей точки зрения, Кастанеда вообще лишен эго. Он настолько пустой, что быть с ним жутко - это наводит страх.

Х.И.: Я могу это понять.

Флоринда Доннер.: В то же время, самая, можно сказать, привлекательная вещь - это человек, лишенный эго. Это то, к чему все испытывают склонность.

Х.И.: Не из человеческой ли это жизни, эго в человеческой жизни, склонность, которую испытываем все мы?

Флоринда Доннер.: Да, в конечном счете, да. Я думаю, что это так.

Х.И.: Те, кто нас слушают, очень... ммм ... очень искушены. Они слушали много подобного материала, и, вы сами говорите, вам все время задают одни и те же вопросы и, надо надеяться, в этой беседе, в этом интервью я пытаюсь задавать вам вопросы, которые вам постоянно задают, потому что это то, что интересует всех нас и что каждый хотел бы узнать.

И все это сводится к тому, чтобы избавиться от этого чувства собственной важности, этого эго, и это то, чему учат религии всего мира, все они говорят одно и то же. Но когда речь идет о практических шагах, если я правильно понимаю мир магии, необходимо перепросмотреть свою жизнь...

Флоринда Доннер.: Совершенно верно.

Х.И.: Пройти через все, через каждое событие, которое нам удастся вспомнить, и попытаться увидеть все шаблоны, которые вошли у нас в привычку, попытаться перепросмотретъ энергию этих шаблонов, и тогда, если у нас это получится, мы будем иметь достаточно энергии, чтобы видеть намерение, когда оно возникает перед нами, или чтобы ухватиться за одного из этих лазутчиков в сновидении.

Флоринда Доннер.: Именно так... в сновидении или во время бодрствования. Это постоянно с нами происходит. Дон Хуан... я думаю, что Карлос в своей книге описывает кубический сантиметр возможности, которая может внезапно появиться в самый невероятный момент, и если у вас есть энергия, чтобы ухватить эту возможность, вы следуете ей.

Что касается меня, то вхождение даже на мгновение в мир магов - это решение, которое я принимаю за доли секунды. "Да, я собираюсь пойти с этой женщиной. Я собираюсь взять ее с собой, я собираюсь взять ее на прогулку". Видите ли, если бы я могла... если бы я тратила время на то, чтобы заново рассмотреть некоторые моменты, критические моменты своей жизни... шансы принять ошибочное решение или ступить на неправильный путь так огромны, что это пугает меня до смерти. Даже одна мысль об этом вызывает у меня головную боль.

Поскольку это столь несущественное решение. В какой-то момент вы думаете, что оно ничто, но оно колоссально. И вот в чем заключается это понятие намерения... что-то говорит непосредственно с нами, но мы обычно слишком заняты своими мирскими заботами, чтобы это заметить.

Х.И.: Я, как человек, до сих пор не понимаю, как мы можем отказаться от своих мирских забот. Я имею в виду, если бы вы не пошли с этой женщиной или, скажем, в моей жизни кто-то пришел бы и сказал: "Не отправитесь ли вы со мной в Мексику, мне хотелось бы, чтобы вы начали эту новую жизнь". Все мои мысли были бы в мире "а что будет с моими детьми, что будет с моей женой, что будет с моими служащими?". Это продолжалось бы бесконечно, подобные разговоры никогда не перестали бы звучать в моей голове, несмотря на то, что этот шанс может быть тем единственным шансом, о котором вы говорите, шанс, которого никогда больше не будет.

Флоринда Доннер.: Это происходит совсем не так, "Почему бы вам не отправиться со мной в Мексику?". Я не думаю... с этим ничего нельзя поделать. Например, в моем конкретном случае с этим ничего нельзя было поделать... это был вопрос "Не могли бы вы совершить со мной прогулку в Хармасилло?" или что-то в этом роде. Или же: "Я могу вас с кем-то свести" - это не обрисовывается.

Эти моменты приходят не так: "О, поехали в Мексику, я собираюсь ввести вас в мир магии". Нет! Это не бывает... это никогда не бывает похоже на нечто подобное. Нет.

Видите ли, даже мысль о... вы, только вы, можно сказать, обладаете силой, способностью по-настоящему в чем-то изменить себя и свою жизнь, и в конечном счете никто не собирается помогать вам в этом. Дон Хуан, в конце концов, не помог нам в том смысле, что мы вынуждены были делать это сами. Я сейчас вовсе не пытаюсь приуменьшить значение этих людей, я просто хочу подчеркнуть, сколько работы и увлеченности требует нечто подобное. Сила воли, настоящая сила воли и полная уверенность, что, в конце концов, вы не проклянете то, что происходит с вами.

Конечно, совершенно одинокому человеку, у которого нет никаких обязательств, значительно легче сделать этот шаг, но перед вами уже возникли ваши обязательства. Вы можете превратить жизнь своих детей и своей жены в произведение искусства. Сам тот факт, что... я сейчас не говорю с точки зрения морали или религии, я говорю с точки зрения энергетики.

Вы хотите и делаете все возможное, чтобы им было как можно лучше, я даже говорю не о том, чтобы обеспечить им жизнь, к которой они привыкли, нет. Я имею в виду энергетический подход. Само по себе это настолько освобождает, это мгновенно переносит вас в другую Вселенную! Как видите, представление о том, что существует другая Вселенная, - очень близкое для нас. Это вопрос восприятия.

Вам ничего не стоит мгновенно перенестись в мир неорганических существ, в мир второго внимания. Как я вам уже говорила, я живу в мире второго внимания... это призма, способ, глядя через эту призму на мир, изменить мир с помощью энергии.

Х.И.: Что ж, я надеюсь, вы примете приглашение посетить наши края. Сегодня по радио было о вас сказано столько удивительного, что, если бы мне удалось уговорить вас приехать в Невада-Сити, людям было бы еще интереснее побеседовать с вами лично, так, как мы это делали сегодня. Флоринда, это было так замечательно услышать вас в эфире, мы очень вам благодарны. Спасибо вам.

См. также