Контролируемая глупость

Материал из энциклопедии Чапараль
Перейти к: навигация, поиск

Контролируемая глупость (англ. controlled folly)

Перевод

Словосочетание "controlled folly" в книгах Кастанеды обычно переводят, как "контролируемая глупость" и под словом "глупость" трактуют необходимость придумать новое необычное или бесполезное действие, которое необходимо выполнять и контролировать. Само такое пречудливое действие связывают с понятием неделания и считают это верным пониманием.

Но у слова "folly", помимо значения "безрассудство", существует значение "искусственное пышно украшенное сооружение, не имеющее практического применения" (строились в 18 веке для улучшения ландшафта). В книгах Кастанеды и его учеников таким "бесполезным сооружением", которое человек "безрассудно" поддерживает, является чувство собственной важности:

Когда-то я спросил у него, почему так важно было потерять чувство собственной важности. Дон Хуан сказал, что это очень просто - 90% нашей энергии уходит на защиту наших персон. Его идея состоит в том, что нет смысла для таких усилий. Защита персоны стоит слишком много и ни к чему не приводит.
Он объяснил, что та особая последовательность, которую он имел в виду, является осознанием чувства собственной важности как силы, фиксирующей точку сборки в одном положении. Когда чувство собственной важности уменьшается, то больше не расходуется энергия, которая обычно тратится на его поддержку. Накопленная таким образом энергия затем служит своего рода трамплином для отправления точки сборки в невообразимое путешествие автоматически и непреднамеренно.
Она снова знаком попросила меня помолчать и сказала, что то, о чем мы думаем как об индивидуальности (our personal self), на самом деле только идея. Она заявила, что весь объем (the bulk — большая часть) нашей энергии расходуется в зависимости от (in defending — на защиту) этой идеи.

Эсперанса слегка подняла брови и на ее лице появилось выражение некоторой торжественности.

Достичь состояния отрешенности (point of detachment), когда личность (self) — только идея, которую можно изменить по желанию, это действительно магическое действие, самое трудное из всех, — сказала она. — Когда идея личности отступает, у магов появляется энергия, чтобы нацелиться на намерение и стать большим, чем то, что мы считаем нормальным человеком (what we believe is normal — чем обычно).

Таким образом, "controlled folly" — это контроль чувства собственной важности, которое уже функционирует в человеке и не требует дополнительного придумывания нового бесполезного эксцентричного поведения:

<...> когда вы увидите, от какого количества всякой всячины вы должны освободиться, вы с удовольствием позаботитесь о том, чтобы больше ничего к этому не добавлять. (Смех.) И вы не захотите добавлять ничего, чтобы стать значительнее в других областях, просто потому, что вы начнете избавляться от некоторых из этих старых вещей. И вот где приходит безупречность.

Слово контроль (как и практика неделания) является отсылкой к разотождествлению с чувством собственной важности и самовыслеживанию того, что уже функционирует.

Цель

Действие в обычном мире

Можно проявлять настойчивость, надлежащую настойчивость, зная, однако, что наши действия бесполезны. Но при этом мы должны отдавать себе отчет в том, что наши действия бесполезны и, в то же время, мы должны действовать так, как будто не знаем этого. Это – контролируемая глупость мага.

<...> Вполне вероятно, что в один прекрасный день ты научишься видеть, и тогда сам узнаешь, что имеет значение, а что – нет. Для меня нет ничего, имеющего значение, но для тебя, возможно, значительным будет все. Сейчас ты должен понять: человек знания живет действием, а не мыслью о действии. И не мыслями о том, что он будет думать после того, как завершит это действие. Он выбирает путь сердца и следует по этому пути. Когда он смотрит, он радуется и смеется; когда он видит, он знает. Он знает, что жизнь его закончится очень скоро: он знает, что он, как любой другой, не идет никуда: и он знает, так как видит, что одно не важнее другого. Другими словами, у него нет ни чести, ни достоинства, ни семьи, ни имени, ни родины. Есть только жизнь, которую нужно прожить. В таких условиях контролируемая глупость – единственное, что связывает его с окружающими. Поэтому он действует, потеет и отдувается. И взглянув на него, любой увидит обычного человека, живущего так же, как все. Разница лишь в том, что глупость его жизни находится под контролем. Ничто не является более важным, чем что-либо другое, поэтому человек знания просто выбирает какой-то поступок и совершает его. Но совершает так, словно это имеет значение. Контролируемая глупость заставляет его говорить, что его действия очень важны, и поступать соответственно. В то же время он прекрасно понимает, что все это не имеет значения. Так что, прекращая действовать, человек знания возвращается в состояние покоя и равновесия. Хорошим было его действие или плохим, удалось ли его завершить – до этого ему нет никакого дела.

- В искусстве сталкинга, - продолжал дон Хуан, - есть особая техника, которую очень широко используют маги - это контролируемая глупость. По мнению магов, контролируемая глупость - единственное средство, которое позволяет им иметь дело с самими собой в состоянии повышенного осознания и восприятия, а также - со всеми людьми и всем на свете в повседневной жизни.
Мой бенефактор был магом с большими силами, – продолжал он. – Он был воин до мозга костей. Его воля была действительно его самым чудесным достижением. Но человек может пойти еще дальше. Человек может научиться видеть. После того, как он научился видеть, ему не нужно больше быть ни воином, ни магом (no longer needs to live like a warrior, nor be a sorcerer — нет нужды жить как воин или быть магом). Став видящим, человек становится всем, сделавшись ничем. Он как бы исчезает, и в то же время он остается. После этого он может заполучить все, что только пожелает, и достичь всего, к чему бы ни устремился. Но он не желает ничего, и вместо того, чтобы забавляться, играя обычными людьми, как игрушками, он общается с ними, разделяя их глупость. Единственная разница состоит в том, что видящий контролирует свою глупость (controls his folly), а обычный человек – нет. Став видящим, человек теряет интерес к окружающим. Видение уже полностью отрешило (detached) его от всего, что он знал раньше.

Сталкинг

Контролируемая глупость не сводится к тому, чтобы просто дурачить людей. Ее смысл в применение воином семи основных принципов сталкинга ко всему, что он делает, начиная от самых тривиальных поступков до ситуаций жизни и смерти. Применение этих принципов приводит к трем результатам. Первый - сталкер обучается никогда не принимать самого себя всерьез, уметь смеяться над собой. Если он не боится выглядеть дураком, он может одурачить другого. Второй - сталкер приобретает бесконечное терпение. Он никогда не спешит и никогда не волнуется. Третий - сталкер бесконечно расширяет свои способности к импровизации.
Сталкеры - это те, кто взваливает на себя тяготы повседневного мира. Они ведут все дела и именно они имеют дело с людьми. Все, что хоть как-то относится к миру обычных дел, совершается через них. Сталкеры практикуют контролируемую глупость, точно так же, как сновидящие практикуют искусство сновидения. Дон Хуан сказал, что вообще самое большое достижение воина во втором внимании - это искусство сновидения, а самое большое его достижение в первом внимании - это искусство сталкинга.

Достижение

Видение и отрешённость

Мой бенефактор был магом с большими силами, – продолжал он. – Он был воин до мозга костей. Его воля была действительно его самым чудесным достижением. Но человек может пойти еще дальше. Человек может научиться видеть. После того, как он научился видеть, ему не нужно больше быть ни воином, ни магом (no longer needs to live like a warrior, nor be a sorcerer — нет нужды жить как воин или быть магом). Став видящим, человек становится всем, сделавшись ничем. Он как бы исчезает, и в то же время он остается. После этого он может заполучить все, что только пожелает, и достичь всего, к чему бы ни устремился. Но он не желает ничего, и вместо того, чтобы забавляться, играя обычными людьми, как игрушками, он общается с ними, разделяя их глупость. Единственная разница состоит в том, что видящий контролирует свою глупость (controls his folly), а обычный человек – нет. Став видящим, человек теряет интерес к окружающим. Видение уже полностью отрешило (detached) его от всего, что он знал раньше.

Перепросмотр

Она сказала, что <перепросмотр> - обязательная подготовительная ступень сталкинга, через которую прошли все члены ее партии как через введение в более сложные упражнения этого искусства. Если сталкеры не прошли этой подготовительной ступени для того, чтобы вернуть нити, оставленные ими в мире, а в особенности для того, чтобы выбросить нити, оставленные в них другими, нет никакой возможности практиковать контролируемую глупость, потому что эти чужие нити являются основой для безграничного роста чувства собственной значительности. Для того, чтобы практиковать контролируемую глупость, поскольку это не является способом дурачить людей или чувствовать свое превосходство над ними, нужно быть способным смеяться над самим собой. Флоринда сказала, что одним из результатов детального пересмотра является искренний смех при столкновении лицом к лицу с набившим оскомину проявлением самовлюбленности, являющейся сущностью всех человеческих взаимодействий.

Отсутствие чувства собственной важности

Дон Хуан говорил, что его бенафактор не жалел времени на него и на других воинов во всем, что относилось к овладению искусством сталкинга. Но применял сложные розыгрыши, чтобы создать подходящий контекст для гармонического соответствия между буквой правила и поведением воина в повседневном мире, когда он взаимодействует с людьми. Он считал это единственным способом убедить их в том, что при отсутствии самозначительности единственный способ, которым воин может взаимодействовать с социальной средой, – это контролируемая глупость. Разрабатывая свои ситуации, бенефактор дона Хуана обычно сталкивал действия людей и действия воинов с командами правила, а затем отходил в сторону и предоставлял естественной драме разворачиваться самостоятельно. Глупость людей некоторое время занимает главенствующее положение и вовлекает воинов в свое течение, как и следует из естественного хода событий, но только для того, чтобы, в конце концов, быть побежденной более всеохватывающими замыслами правила.

Семь принципов сталкинга

Контролируемая глупость не сводится к тому, чтобы просто дурачить людей. Ее смысл в применение воином семи основных принципов сталкинга ко всему, что он делает, начиная от самых тривиальных поступков до ситуаций жизни и смерти. Применение этих принципов приводит к трем результатам. Первый - сталкер обучается никогда не принимать самого себя всерьез, уметь смеяться над собой. Если он не боится выглядеть дураком, он может одурачить другого. Второй - сталкер приобретает бесконечное терпение. Он никогда не спешит и никогда не волнуется. Третий - сталкер бесконечно расширяет свои способности к импровизации.

Не добавлять

<...> когда вы увидите, от какого количества всякой всячины вы должны освободиться, вы с удовольствием позаботитесь о том, чтобы больше ничего к этому не добавлять. (Смех.) И вы не захотите добавлять ничего, чтобы стать значительнее в других областях, просто потому, что вы начнете избавляться от некоторых из этих старых вещей. И вот где приходит безупречность.

Многие маги не в состоянии вынести контролируемую глупость

Контролируемая глупость – это искусство, – продолжал дон Хуан. – Очень беспокоящее искусство, обучиться которому очень нелегко. Многие маги не в состоянии его вынести, и не потому, что в нем изначально что-то не так, но потому, что для его практики требуется слишком много энергии.

Дон Хуан признал, что сам он добросовестно практиковал контролируемую глупость, хотя это и не доставляло ему особого удовольствия, – возможно потому, что его бенефактор был ее адептом. А может быть, потому, что особенности его характера, – в сущности, по его словам, мелочного и неискреннего, – не обеспечивали гибкости, необходимой для практики контролируемой глупости.

Тулио

По словам нагуаля Хулиана, они были образцовыми сталкерами. Нагуаль Элиас, их учитель, придумал для них имена. В качестве упражнения в контролируемой глупости он взял испанские числительные уно, дос, трес, куатро (один, два, три, четыре), прибавил к каждому из них имя Тулио и получил следующие имена: Тулиуно, Тулиодо, Тулитре и Туликуатро.

<...> Дон Хуан спросил у Тулиуно о внешности Тулио. В ответ Тулиуно сказал, что, как считает нагуаль Элиас, внешность является сущностью контролируемой глупости, поэтому сталкеры создают внешность намереваясь ее, а не с помощью каких-либо ухищрений. Ухищрения придают внешности неестественность, и глаз сразу замечает обман. В этом отношении намеревание внешности – это исключительно упражнение для сталкеров.

Связи

Связь с волей

– Пожалуй, объяснения тут бесполезны. Это невозможно объяснить, – сказал он. – В твоей жизни есть важные вещи, которые имеют для тебя большое значение. Совершенно определенно, что твои действия важны для тебя. У меня – все иначе. Для меня больше ни одна отдельная вещь не является важной ни в моих действиях, ни в действиях кого-либо из окружающих. Но все-таки я продолжаю жить, потому что обладаю волей. Эта воля закалена всей моей жизнью и в результате стала целостной и совершенной. И теперь для меня не важно, имеет что-то значение или нет. Глупость моей жизни контролируется волей.

См. также

Примечание