Осознанное сновидение

Материал из энциклопедии Чапараль
(перенаправлено с «Осознанные сновидения»)
Перейти к: навигация, поиск
Lucid dreams

Осознанное сновидение или осознанный сон (сокр. ОС) — это устоявшийся ошибочный перевод словосочетания "lucid dream", придуманный переводчиками и распространенный в русскоязычной среде. Под осознанными сновидениями, в зависимости от контекста, понимаются либо яркие воспоминания из фазы быстрого сна, либо, в большинстве случаев, астральные и вне телесные путешествия методом активного воображения во сне или бодрствовании.

Ошибочный перевод стал поводом для русскоязычных читателей домыслить понятие "осознанное сновидение" и напрямую связать с ним практику сновидения, описанную Карлосом Кастанедой. Однако, Кастанеда не только не употреблял словосочетание "lucid dream" в своих книгах, описывая сновидение словом "dreaming", но и критически высказывался о феномене "lucid dream" в интервью, указывая на то, что сновидение — это не сонное фантазирование.

Практики пребывания в "осознанном сновидении" являются противоположностью сновидения, описанного Кастанедой:

  • Цель "осознанного сновидения" практикующие видят в достижении собственного мира фантазии, где всё возможно и которым практикующий может манипулировать во сне как можно дольше. Данный мир не может как-либо существенно повлиять на человека, представляя собой виртуальную реальность образов, звуков и ощущений из собственной памяти человека.
  • Цель сновидения у Кастанеды в преодолении мира воображения и воспоминаний, для достижения состояний особого восприятия той реальности, которую обычно называют повседневной, здесь присутствующей. Данные состояния (положения точки сборки) характеризуются невозможностью влиять на них собственным воображением и объективной опасностью для здоровья ума и тела человека.

Таким образом Карлос Кастанеда формулирует задачу сновидения в русле оккультизма — преодолеть фантазии и выйти в реальность. Поклонники "осознанных снов" формулируют противоположную задачу — отделиться от реальности, заперев себя внутри фантазий.

Кастанеда об отличительных чертах сновидения

Чрезвычайно важным для обретения способностей к сновидению дон Хуан считал скрупулезное выполнение магических пассов: лишь таким образом маги его линии могли как-то помочь смещению точки сборки. Выполнение магических пассов придавало им устойчивость и снабжало энергией, необходимой для взывания к вниманию сновидения. Без него они не были способны сновидеть (dreaming attention) и могли в лучшем случае надеяться на "ясные сны" (lucid dream) о фантасмагорических мирах.
Для магов, практикующих сновидение в наши дни, сновидение является свободой воспринимать миры за пределами воображаемого (imagination).
Мы занимаемся сновидением, как и маги древности, но в некоторый момент мы вышли на новый путь. Старые маги предпочитали сдвиг точки сборки, поэтому они всегда чувствовали себя в более или менее известном, предсказуемом положении. Мы же отдаем предпочтение движению точки сборки. Древние маги искали человеческое неизвестное. Мы ищем нечеловеческое неизвестное.
Сновидение требует исключительной трезвости. Нельзя допускать ни одного неверного движения. Сновидение есть процесс пробуждения, обретения контроля. Внимание сновидения нуждается в систематической тренировке, ибо оно есть дверь в сферу второго внимания.
Название сновидение всегда выводило меня из себя, - продолжал он, - потому что оно ослабляет очень мощное действие. Из-за этого названия оно кажется чем-то случайным; оно в каком-то смысле становится фантазией, которым оно никак не является. Я пытался изменить это название, но оно слишком глубоко укоренилось.
Тем не менее, для того, чтобы выполнить задачу сновидения для дона Хуана имело огромную важность следование пути воина, или иначе говоря философскому истолкованию, которое служило опорой для действий магов, где бы они не происходили,в этом мире или в любом другом мире рядом с этим. Следование пути воина приводит к однородности результатов при отсутствии каких либо точных шаблонов. Средством, при помощи которого маги древних времен способствовали смещению точки сборки были магические пассы, которые предназначались для того, чтобы придать им стабильность, необходимую для того, чтобы вызывать внимание сновидения, без которого по представлениям шаманов древней Мексики не существует возможности сновидеть. Без помощи внимания сновидения, практикующие могут стремиться достичь только осознанных снов о фантасмагорических мирах или в лучшем смысле даже наблюдать миры, которые порождают энергию, но которые не имеют какого либо смысла при отсутствии всеобъемлющего логического обоснования, которое может их правильно категоризовать.
По словам дона Хуана, только в период обучения необходимо прилагать усилия к тому, чтобы сделать второе внимание неподвижным (immobilize — обездвиженным, фиксированным) . После этого приходится выдерживать почти непреодолимое давление второго внимания и лишь мельком бросать взгляды на окружающее. В сновидении следует удовлетворяться самыми краткими видениями всего, так как если на чем-нибудь сфокусируешься, мгновенно теряешь контроль.

Альтернативные расшифровки

... «вспомнить себя во сне и посмотреть на руки», это совсем не то же, что утром вспомнить о том, что мне снились мои руки. Однако, есть много товарищей, которые этого не понимают.
<...> Здесь идеальные Кастанедисты, как я себе их представляю, пересекаются и одновременно размежовываются со всеми ОСерами, СОСерами, астральщиками и прочими фазёрами, которые используют имажинер, как средство выпустить пар из своего бессознательного — это потакание себе (индульгирование), то есть построение внутренней, отщепленной от окружающей действительности, альтернативной шизофренической вселенной, где вы бог.
У <астральщиков> всё происходит на уровне фантазии — виртуальных событий и мультиков, которые в компании астральщиков принято называть "выходом из тела".

У Кастанеды всё происходит из глубоко бессознательного обморочного состояния. Вы засыпаете и у вас ум выключается. Вы там должны найти себя и потом во сне войти в новый тональ. То есть целенаправленность не в том, чтобы увидеть кучу мультиков, а в том, чтобы создать новый тональ. Конкретная форма и выражение ведений не имеют никакого смысла. Имеет значение только одно — формирование нового тоналя в который нужно научиться переходить. Психо-фи-зи-чес-ки переходить.

Не испытывать галлюцинации и потом их красочно описывать друзьям, а чтобы ваша энергия (нечто физически телесное, как биологическое тело) трансформировалась и сдвинулась точка сборки. Когда она сама по себе в сон сдвигается — это бесполезно. А необходимо осознавать этот сдвиг и он у-жа-са-ет. И всё это вы переживаете и проходите.

Это касается вопроса смерти как советчика. Если вы начинаете энергетически сдвигать точку сборки (по простому это "моё энергетическое тело отделяется"), то вы испытываете жуткие переживания, сродни психозу, поскольку всё ваше естество интерпретирует происходящее, как смерть. И не просто вы себе говорите "ой я умер, ой мне не страшно", а вы переживаете нечто граничащее с безумием и угрожающее вашей жизни.

Картография сновидений — это не попытка проникнуть в какую-то запредельную реальность, а обыкновенные забытые воспоминания детства, представленные в виде искаженных текстур. У каждого человека в подсознании есть воспоминания о том, как он играл в войнушку рядом с домом. Это воспоминания и фантазии из тех времён, когда человек не отделял фантазии от реальности. Несколько людей, вспоминая и картографируя свои похожие друг на друга детские воспоминания улиц и домов, шизотерически считают, что находятся в одной и той же волшебной сновидческой реальности. Причём здесь Кастанеда?

См. также