Трезвость

Материал из энциклопедии Чапараль
(перенаправлено с «Уравновешенность»)
Перейти к: навигация, поиск

Трезвость (англ. sobriety — трезвость, уравновешенность)

Цель

Отличное физическое и умственное здоровье

В течении того времени, что я провел с доном Хуаном Матусом, в отношении практик и процедур я осознал одну вещь. Если и существует что-то, что необходимо человеку для того, чтобы получить (claim — претендовать на) безмолвное знание, то оно заключается в усилении здоровья, ясности и решительности (well being, their clarity, their determination). Для того, чтобы намереваться (intend), человек должен обладать физической и умственной силой (physical and mental prowess — доблесть, отвага, удаль), а также ясным духом.

Согласно дону Хуану, маги древней Мексики придавали огромное значение физической доблести и умственному здоровью (mental well-being), такое же значение придается им и современными магами. Я мог бы подтвердить справедливость этого утверждения, наблюдая его и 15 его соратников магов. Великолепное состояние физической и умственной уравновешенности было их главной чертой.

<...> Дон Хуан сказал мне, что маги древней Мексики обнаружили и разработали огромное число процедур, которые они называли магическими пассами, эти процедуры приводили их в состояние физического и умственного здоровья. Он также говорил, что эффект магических пассов был для них настолько потрясающим, что с течением времени эти движения стали одним из наиболее важных компонентов жизни этих магов.

Смелость, трезвость, осторожность, искусность, физическая форма

Он начал с того, что заявил о том, что маги древних времен обладали физической доблестью (physical prowess). Он бесконечно делал акцент на необходимости обладать легким (pliable — гибким), подвижным (agile) телом, он утверждал, что его живость (suppleness — гибкость, поддатливость) и сила (strength) - это верное средство для того, чтобы достичь наивысшего (crowning — венчающего, коронующего) достижения жизни магов: безмолвного знания.

- Уравновешенность (Level-headedness — здравомыслие,) и физическая доблесть были самыми главными элементами жизни этих мужчин и женщин, - однажды сказал он мне. - Трезвость (sobriety) и прагматизм - это единственные необходимые (indispensable — незаменимые) условия для достижения безмолвного знания - для вхождения в другие реальности восприятия (perception). Для того, чтобы осуществлять навигацию в неизвестном необходимо чувство вызова (an altitude of daring — смелость, отвага), но не безрассудства (recklessness). Для того, чтобы достичь равновесия между смелостью (audacity) и безрассудством, маг должен быть невероятно умеренным (sober — трезвым), предусмотрительным (cautious — осторожность, осмотрительность), искусным (skillful) и находиться в великолепной физической форме.

Сдвиг точки сборки и тело сновидения

Мне нужна только безупречность, энергия. А начинается все с какого-нибудь одного действия, которое должно быть целенаправленным, точным и осуществляемым с непреклонностью. Повторяя такое действие достаточно долго, человек обретает несгибаемое намерение. А несгибаемое намерение может быть приложено к чему угодно. И, как только оно достигнуто - путь свободен. Каждый шаг повлечет за собой следующий и так будет продолжаться до тех пор, пока весь потенциал воина не будет полностью реализован.

<...> Затем дон Хуан в общих чертах описал методику достижения тела сновидения. Все начинается с исходного действия, которое, благодаря качеству непрерывности (длительности, поддерживаемости), рождает несгибаемое намерение. Несгибаемое намерение ведет к внутреннему безмолвию, a оно к внутренней силе, нужной для сдвига точки сборки в подходящие позиции во снах.

Он назвал эту последовательность фундаментом. Когда работа над фундаментом завершена, наступает очередь контроля. Его развивают посредством систематического сохранения позиции сновидения. Для этого используется практика упорного удержания картины сна. Благодаря настойчивой практике, появляется способность свободно сохранять новые позиции сновидения в новых снах. И дело здесь не столько в том, что по мере практики более совершенным становится контроль, сколько в том, что каждая тренировка в контроле укрепляет внутреннюю силу. Укрепленная внутренняя сила, в свою очередь, приводит к сдвигу точки сборки в более подходящие для развития уравновешенности позиции сновидения (Fortified inner strength in turn makes the assemblage point shift into dreaming positions, which are more and more suitable to fostering sobriety — Укрепленная внутренняя сила, в свою очередь, делает точку сборки смещенной в позиции сновидений, которые все более и более подходят для укрепления трезвости). Другими словами, сны сами по себе становятся все более управляемыми и даже упорядоченными.

- Развитие сновидящих - косвенное, - продолжал дон Хуан. - Именно поэтому видящие считают, что сновидение мы можем практиковать самостоятельно. В сновидении используется естественный, органичный сдвиг точки сборки, поэтому мы не нуждаемся ни в чьей помощи.

Однако мы нуждаемся в уравновешенности (sobriety), причем очень сильно. Дать же ее нам либо помочь нам ее обрести не может никто, кроме нас самих. Без уравновешенности точка сборки перемещается хаотично, что соответствует хаосу, царящему в наших обычных снах.

Таким образом, в конечном счете, тело сновидения достигается безупречностью в нашей обычной жизни.

Вхождение во второе внимание

Еще дон Хуан сказал, что второе внимание также называют левосторонним осознанием и что это – огромнейшая область. Фактически эта область кажется беспредельной, настолько она огромна.

- И просто так я не полезу туда, ни за что на свете, - продолжал дон Хуан. - Это - трясина, настолько сложная и причудливая, что трезвые и уравновешенные (sober — трезвые, здравомыслящие) видящие входят в нее только при строго определенных условиях.

Вся сложность состоит в том, что забраться во второе внимание просто, а противиться его соблазну (lure) практически невозможно.

Овладев осознанием, древние видящие использовали свое мастерство для того, чтобы расширить свое свечение осознания до непостижимых пределов. Заставляя вспыхивать эманации внутри своих коконов по одной полосе за раз, они стремились зажечь их все. И им это удалось, но, как это ни странно, умение зажигать полосы по одной стало тем фактором, из-за которого они увязли в трясине второго внимания.

Новые видящие исправили их ошибку. Они довели мастерство управления осознанием до его естественного завершения. Они научились одним ударом выводить свечение осознания за пределы кокона.

Третье внимание достигается, когда свечение осознания (the glow of awareness) превращается в огонь изнутри - свечение, которое зажигает не по одной полосе за раз, а одновременно все эманации Орла внутри кокона человека.

Дон Хуан сказал, что испытывает благоговение перед непреклонным устремлением новых видящих к достижению третьего внимания в течение жизни, пока они живы и осознают свою индивидуальность (conscious of their individuality).

Он не счел нужным останавливаться на тех редких случаях, когда люди и другие живые существа случайно входят в неизвестное и непознаваемое, не отдавая себе в этом отчета. Дон Хуан сказал, что каждый такой случай - это дар Орла. Впрочем, для новых видящих вход в третье внимание - тоже дар, но значение этого дара несколько иное. Он скорее является наградой за достижение.

И еще дон Хуан сказал, что в момент смерти все человеческие существа входят в непознаваемое, и некоторые из них достигают третьего внимания, но всегда лишь на непродолжительное время и только для того, чтобы очистить пищу для Орла.

- Высшее свершение человеческого существа, - закончил дон Хуан, - достичь этого уровня, сохранив жизненную силу (life force) и не сделавшись бестелесным осознанием (a disembodied awareness), которое, подобно мерцающей искорке, взлетает прямо к клюву Орла, чтобы быть им поглощенным.

Вторые врата сновидения

HE: <Опасно ли заниматься вторыми вратами сновидения без наставника? Дон Хуан говорил, что неорганические существа имеют хищническую природу.>

ТА: Нет, вам не нужен наставник, если у вас есть трезвость (sobriety) и контроль (control). Вы должны знать что вы делаете, потому, что вы проходите эти врата в одиночку.

Женщинам не нужно волноваться потому, что они достаточно текучи (fluid) и они просто втекают или вытекают. Их точка сборки движется (move). Вселенная имеет женскую энергию в основе (basically). Хищников, неорганические существа, больше интересует мужская энергия.

Но... Опасность кроется в том, что вы можете быть захвачены (trapped), если вы индульгируете, если вы не делали перепросмотр и вы недостаточно текучи, чтобы не индульгировать в эмоциях, таких, как страх или привязанность (affection). Неорганические существа удовлетворяют (cater — угождают, потворствуют, обслуживают) ваши эмоции, они дают вам то, что хотите.

В действительности неорганические существа — это энергетические образования, мы не должны думать о них, как о существах из внешнего космоса. Они — энергия, которая ищет энергию. Если вы полны (totally) индульгирования, не делали перепросмотр, у вас нет контроля, то вы в большей или меньшей степени являетесь жертвой (victim).

Для примера, в обычной жизни, мы называем это "синдром бедной дитятки" (poor baby syndrome) — это когда вы постоянно <чувствуете себя> жертвой с которой люди делают, что хотят и мир не даёт вам того-то и того-то. И вот, с ощущением поражения (defeatist attitude) вы идёте сновидеть, вы приносите это в сновидение.

Безмолвное знание

Он начал с того, что заявил о том, что маги древних времен обладали физической доблестью (physical prowess). Он бесконечно делал акцент на необходимости обладать легким (pliable — гибким), подвижным (agile) телом, он утверждал, что его живость (suppleness — гибкость, поддатливость) и сила (strength) - это верное средство для того, чтобы достичь наивысшего (crowning — венчающего, коронующего) достижения жизни магов: безмолвного знания.

- Уравновешенность (Level-headedness — здравомыслие,) и физическая доблесть были самыми главными элементами жизни этих мужчин и женщин, - однажды сказал он мне. - Трезвость (sobriety) и прагматизм - это единственные необходимые (indispensable — незаменимые) условия для достижения безмолвного знания - для вхождения в другие реальности восприятия (perception). Для того, чтобы осуществлять навигацию в неизвестном необходимо чувство вызова (an altitude of daring — смелость, отвага), но не безрассудства (recklessness). Для того, чтобы достичь равновесия между смелостью (audacity) и безрассудством, маг должен быть невероятно умеренным (sober — трезвым), предусмотрительным (cautious — осторожность, осмотрительность), искусным (skillful) и находиться в великолепной физической форме.

Союзник

Как ты знаешь, – сказал он, – главная помеха в магии – внутренний диалог (internal dialogue): это ключ ко всему. Когда воин научился останавливать его, все становится возможным. Самые невероятные проекты становятся выполнимыми. Ключом ко всем таинственным и сверхъестественным вещам, которые ты пережил недавно, был тот факт, что ты смог остановить внутренний разговор с самим собой (stop talking to yourself).

В трезвом уме ты видел союзника (You have in complete sobriety witnessed the ally — c абсолютной трезвостью ты стал свидетелем союзника), дубля Хенаро, сновидящего и сновидимого (the dreamer and the dreamed), а сегодня был близок к тому, чтобы узнать о целостности самого себя (totality of yourself).

Это было задачей (feat — подвиг) воина, и Хенаро считал, что ты ее выполнишь, потому что к тому времени ты уже накопил достаточно личной силы.

Достижение

Хорошая физическая форма и уравновешенность

Твое тело должно быть гибким, если ты хочешь достичь хорошей физической формы и психической уравновешенности. А достижение этих двух состояний жизненно важно для шаманов, ведь только так они могут обрести рассудительность и прагматизм — единственные свойства, необходимые для вхождения в другие области восприятия. Чтобы правильно ориентироваться в неизвестном, требуется смелость, а не безрассудство. Для того чтобы уравновесить безрассудство смелостью, маг должен обладать чрезвычайной трезвостью суждений, осторожностью, мастерством и находиться в великолепной физической форме.

Трезвая методичность

видящий должен быть методичным, рациональным существом, образцом трезвой уравновешенности; и в то же время он должен всячески избегать этих качеств, чтобы быть абсолютно свободным и открытым по отношению к чудесным тайнам бытия.

Трезвое смирение

Бенефактор объяснил дону Хуану, что когда его в молодости познакомили с правилом как со средством освобождения, он очутился на седьмом небе от счастья. Свобода для него была реальностью за ближайшим углом. Когда он дорос до понимания природы правила как факта, его надежды и оптимизм удвоились. Позднее же его жизнь затопила трезвость. Чем старше он становился, тем меньше шансов он видел для личного успеха и успеха партии его воинов. В конце концов он убедился, что вне зависимости от того, что они делают, шансы против слишком велики, чтобы их скованное человеческое осознание когда-нибудь полетело свободно. Он смирился со своей судьбой и с поражением. Он сказал Орлу из самой своей глубины, что он рад и гордится тем, что его осознание будет съедено, и пригласил Орла к этому.

Дон Хуан рассказывал, что такое же настроение разделялось всеми воинами партии его бенефактора. Свобода, о которой говорилось в правиле, была чем-то таким, что он считал недостижимым. Они уловили отблески той уничтожающей силы, которой был Орел, и почувствовали, что у них нет ни одного шанса выстоять против нее. Все они, тем не менее, согласились, что проживут свою жизнь безупречно, без всяких на то причин, кроме самой безупречности.

Трезвая уравновешенность

Понимание требует трезвой уравновешенности, а не эмоциональности. Так что берегись того, кто готов рыдать от избытка чувств, когда ему кажется, что он осознал нечто важное. Его осознание - пустышка, ибо на самом деле он не понимает ровным счетом ничего.

- Путь знания таит в себе немыслимые опасности для того, кто пытается следовать по нему, не вооружившись трезвым пониманием

Потеря человеческой формы без дисциплины вредит трезвости

– Воин – это тот, кто ищет свободу, – сказала она мне. – Печаль – это не свобода. Мы должны освободиться от нее.

Иметь чувство отрешенности, как говорил дон Хуан, значит располагать на мгновение паузой для переоценки ситуации. В глубинах своей печали я знал, что он имел в виду. У меня была отрешенность. Я мог постараться использовать эту паузу правильно.

Я не был уверен, сыграло ли здесь роль какое-нибудь волевое усилие с моей стороны, но моя печаль совершенно исчезла. Казалось, ее никогда не существовало. Скорость изменения моего настроения была мгновенной, и полнота этого изменения встревожила меня.

– Вот теперь ты там, где и я, – воскликнула Ла Горда, когда я описал ей то, что произошло. – После стольких лет я еще не научилась управлять бесформенностью. Я беспомощно перемещаюсь мгновенно от одного чувства к другому. Из-за своей бесформенности я могу помочь сестричкам, но я также и в их власти. Любая из них достаточно сильна, чтобы толкнуть меня из одной крайности в другую. Проблема была в том, что я потеряла человеческую форму раньше тебя. Если бы мы с тобой потеряли ее одновременно, то могли бы помогать друг другу. Ну, а в той ситуации, в которой я была, я переходила то вверх, то вниз быстрее, чем заботилась о том, чтобы помнить.

Я должен признаться, что ее претензии на бесформенность всегда были сомнительны для меня. В моем понимании потеря человеческой формы влекла за собой и необходимые последствия – постоянство характера, что в свете ее постоянных подъемов и спадов было вне ее возможностей. Из-за этого я судил ее резко и несправедливо. Потеряв свою человеческую форму, я теперь находился в положении, в котором мог понять, что бесформенность, пожалуй, вредила трезвости и уравновешенности (sobriety and levelheadedness). Она не означала автоматического обладания эмоциональной устойчивостью. Быть отрешенным, способным погружаться во все, что делаешь, естественно распространялось на все, включая непостоянство и явную мелочность.

Преимущество бесформенности в том, что она дает нам мгновенную паузу, при условии, что мы имеем самодисциплину и мужество, чтобы воспользоваться ею.

Наконец-то поведение Ла Горды в прошлом стало понятным мне. Она уже несколько лет была бесформенной, но не имела необходимой самодисциплины (the self-discipline). Таким образом, она оказывалась во власти резких перепадов настроения и невероятного несоответствия между ее поступками и задачами.

Пока положительные и отрицательные силы уравновешивают друг друга, их сумма равна нулю

Мне было очень непривычно видеть, как эта сильная женщина вышивает, и я с любопытством заглянула, чтобы увидеть узор на ткани. Клара заметила мой интерес и подняла свое рукоделие вверх, чтобы я могла его разглядеть. Это была наволочка для подушки, на которой она вышивала бабочек и красочные цветы. На мой вкус, узор был слишком ярким.

Клара улыбнулась, словно почувствовала мое критическое мнение о своей работе.

- Ты, возможно, скажешь, что то, что я вышиваю, это всего лишь красивая вещица, и что я просто теряю время, - сказала она, делая очередной стежок, - но это меня ничуть не смутит (wouldn't affect my inner serenity — не повлияет на моё внутреннее спокойствие/ясность/безмятежность).

Такое отношение к замечаниям можно назвать "знанием собственного достоинства" (knowing your worth) ?

- Она задала себе риторический вопрос и сама же ответила на него. - И каково же, ты думаешь, мое достоинство (worth)? - Абсолютный ноль.

Я сказала, что, по моему мнению, она является очень хорошим и интересным человеком (magnificent, truly a most inspiring person — великолепна и поистине самая вдохновляющая личность). Как она может говорить, что ее достоинство равно нулю (had no worth — не имеет достоинства)?

- Все здесь очень просто, - объяснила Клара. - До тех пор, пока положительные (positive) и отрицательные (negative) силы уравновешивают друг друга, их сумма равна нулю, что я и сказала о своем достоинстве.

Это также означает, что я ни при каких условиях не могу смутиться (upset — расстроиться, огорчиться), если кто-то меня критикует, или возгордиться (be pleased — быть довольной, радостной), если кто-то меня превозносит (praises — хвалит, восхваляет).

Клара подняла иголку и, несмотря на тусклый свет, быстро втянула в нее новую нитку.

Связи

Связь со сталкингом

затем, после несколько напряженной паузы, повел речь о сталкинге. По его словам, начало этого искусства бью весьма скромным и чуть ли не случайным. Просто новые видящие заметили, что, когда воин ведет себя непривычным для него образом, внутри его кокона начинают светиться не задействованные до этого эманации. А точка сборки при этом смещается - мягко, гармонично, почти незаметно.

Это наблюдение заставило новых видящих взяться за практику систематического контроля своего поведения. Назвали ее искусством сталкинга. Дон Хуан отметил, что, при всей своей спорности это название все же весьма адекватно, поскольку сталкинг заключается в особого рода поведении по отношению к людям. Можно сказать, что сталкинг - это практика внутренней, никак не проявляющейся в поведении скрытности.

Вооруженные этим методом новые видящие придали своему взаимодействию с известным уравновешенность. И это принесло плоды. Посредством продолжительной непрерывной практики сталкинга они заставляли свою точку сборки неуклонно перемещаться.

АБЭ: Встречаются люди, отвергающие рассудок, логику и все естественные функции разума и заканчивающие в своего рода сумеречной зоне, которая в действительности не способна внести ясность во что бы то ни было.

Тайша Абеляр: Да, и в этом одна из основных ловушек старых магов, которые для того, чтобы сместить точку сборки, делают упор на техниках сновидения, но не обладают техникой сталкинга, которая необходима для того, чтобы опять ее уравновесить. Это вопрос равновесия, потому что пока у вас нет трезвости и контроля, то что это за место, в которое смещается точка сборки! Вы смещаетесь в него, вы теряетесь в этих мирах и вы никогда не сможете вернуться на этот уровень - вот что происходит с вами в этом месте. Мы перемещаемся в другие миры, но мы также возвращаемся в эту реальность, смещаясь туда-сюда. И мы владеем этим контролем.

АБЭ: Итак, вы называете это также "дневной" и "ночной" сторонами сознания. Это правильно?

Тайша Абеляр: Да, можно считать и так. Хотя, когда вы находитесь на ночной стороне, вы абсолютно на ночной стороне, и это становится вашим днем. И это правда. Вы хотите обладать способностью поддерживать порядок, потому что то, что делает в этом случае сталкинг, - это фиксация точки сборки в новом положении, где бы она ни находилась. Она может быть совсем в другой реальности, но вы все еще хотите при этом поддерживать состояние трезвости и свое сознание, свое осознание, которое должно оставаться нетронутым. И тут приходят на помощь ваша техника сталкера, потому что, если вы это утратите то ли из-за испуга, то ли из-за индульгирования, или просто благодаря полнейшему невежеству, вы утратите все. Это подобно тому, что вы назвали концом в сумеречной зоне, то есть другими словами, вы выходите из игры. Вы хотите сохранить способность поддерживать порядок, и сталкинг дает вам возможность создать реальность там, где бы вы ни находились, путем создания структуры, предписания порядка, сохранения способности рассуждать. Вы сохраняете способность рассуждать даже в том случае, когда вы находитесь совсем в другой реальности. Вы продолжаете поддерживать свое осознание. Вы пытаетесь привести в порядок непонятные ощущения, тот хаос, который представляет из себя Вселенная. Таким образом, куда бы вы ни сдвинули точку сборки, энергия, идущая на поддержание вашего осознания нетронутым, тоже должна быть там. Вот каковы предварительные условия для смещения в другие реальности.

Связь со сновидением

Поначалу новые видящие вообще сомневались в том, что сновидение может быть взято ими на вооружение. Они полагали, что оно не только не развивает силу воина, но более того - ослабляет его, делает капризным и склонным к одержимости. Все древние видящие отличались этими качествами. Но ничего, что заменило бы сновидение, новым видящим найти не удалось. Тогда они разработали весьма сложную многоэлементную систему поведения, которая была призвана компенсировать отрицательное воздействие сновидения. Эта система получила название пути или тропы воина.

Эта система позволила новым видящим обрести внутреннюю силу, необходимую для того, чтобы направлять сдвиг точки сборки во сне. Причем сила эта не являлась только лишь убежденностью. Никто не обладал убежденностью, которая могла бы превзойти убежденность древних видящих. А ведь они были слабы, и сердцевина у них была напрочь гнилая. Внутренняя сила суть чувство равновесия, ощущение почти полного безразличия и легкости, но прежде всего - естественная и глубокая склонность к исследованию и пониманию. Такую совокупность черт характера новые видящие назвали уравновешенностью.

Новые видящие убеждены в том, что безупречный образ жизни сам по себе неизбежно порождает чувство уравновешенности, которое, в свою очередь, приводит к смещению точки сборки.

Сновидение требует исключительной трезвости. Нельзя допускать ни одного неверного движения. Сновидение есть процесс пробуждения, обретения контроля. Внимание сновидения нуждается в систематической тренировке, ибо оно есть дверь в сферу второго внимания.

Связь с чувством собственной важности и безжалостностью

точка сборки собирает мир ложного сострадания, который на поверку оказывается миром жестокости и эгоцентризма. В этом мире единственно реальными чувствами оказываются лишь те, которые каждому из нас удобно испытывать в данный момент. Для магов безжалостность - это не жестокость. Безжалостность - это противоположность жалости к самому себе и чувству собственной важности. Безжалостность - это трезвость.

Связь с точкой сборки

Только что Хенаро помог тебе настроить твои эманации на соответствие большим эманациям, принадлежащим другой полосе, - объяснил мне дон Хуан. - Настройка должна быть действием очень мягким и незаметным. Никаких полетов, никакого шума и суеты.

Он сказал, что уравновешенность, необходимая для того, чтобы точка сборки смогла собрать другие миры, не может быть достигнута экспромтом. Прежде, чем воину удастся безнаказанно сломать барьер восприятия, его уравновешенность должна созреть и сделаться самостоятельной силой.

При каждом удобном случае дон Хуан любил повторять, что если точка сборки сдвигалась кем-либо, кто не только видел, но еще и имел достаточно энергии для того, чтобы привести ее в движение, то она могла скользить внутри светящегося кокона в то положение, куда ее направляли. Ее свечения было достаточно, чтобы воспламенить нитевидные энергетические поля при соприкосновении с ними. Результирующее восприятие мира оказывалось таким же полным, как обычное восприятие повседневной жизни, но отличным от него. Поэтому при перемещении точки сборки решающее значение имеет трезвость.

Связь со смертью

Тогда маги начинают то, что шаманы древней Мексики назвали их окончательным путешествием. Областью их действий становится бесконечность.

- Дон Хуан, ты имеешь в виду, что они становятся вечными?

- Моя трезвость как мага говорит мне, - сказал он, - что их осознание прекратится, так же как прекращается осознание неорганических, существ, но я никогда не видел, чтобы это происходило. Маги древности считали, что осознание неорганического существа такого типа продолжается, пока жива Земля. Земля - это их матрица. Пока она существует, их осознание продолжается. Для меня это совершенно разумное утверждение.

Связь с доном Хуаном

Хотя Флоринда была самым близким человеком для нагваля Хуана Матуса, она выглядела совершенно не похожей на него. Единственной их общей чертой являлась пустота. Они уже не были людьми. Дон Хуан вообще не существовал как личность: вместо личности существовал набор историй, каждая из которых уместно подходила к обсуждаемой в данный момент ситуации, - набор поучительных историй и шуток, несущих на себе приметы его трезвости и умеренности (sobriety and frugality).

Связь с человеческой матрицей

Бог мужского пола стал нелепостью, не выдерживавшей никакой критики. И я понял тогда все, что говорил по поводу человеческой матрицы дон Хуан. Он ни в малейшей степени не Богохульствовал, и утверждения его не являлись святотатством, ведь они никак не были связаны с контекстом повседневности. Дон Хуан был прав, говоря, что преимущество новых видящих состоит в их способности видеть человеческую матрицу по собственному желанию и сколь угодно часто. Но для меня гораздо большее значение имела их уравновешенность, которая позволила трезво подойти к исследованию того, что они видели.


См. также

Примечания