Феноменология

Материал из энциклопедии Чапараль
Перейти к: навигация, поиск

Феноменоло́гия (нем. Phänomenologie — учение о феноменах)

Что такое феноменология?

Феноменология - это философский метод или философская система, предложенная немецким математиком и философом Эдмундом Густавом Гуссерлем (1859-1938) в его монументальной работе Логические Исследования, которую он опубликовал в трех томах с 1900 по 1913. Термин феноменология уже использовался в философских кругах с 1700 года. Тогда он означал абстрагирование сознания и опыта от их реальности интенциональных составляющих и обсуждение их в рамках философии, или также он обозначал исторические исследования в области самоосознания, начиная от первичных чувств и заканчивая разумной мыслью.

Тем не менее, именно Гуссерль дал ей форму, которая существует в настоящее время. он определил Феноменологию, как философский метод для изучения сущностей, и акта введения этих сущностей в ткань повседневного опыта. Он считал ее трансцендентальной философией, которая имеет дело лишь с тем, что остается после того, как производится редукция. Он называл эту редукцию словом epoche, что означает заключение мнений в скобки или откладывание суждений. "Назад к предметам" - это было девизом Гуссерля, когда он говорил о каких-либо философских или научных предмет. Для того, чтобы вернуться к предметам, Гуссерль предполагал вводить в любой философский предмет, в виде его целостной части такую редукцию, которая утверждала бы существование мира до того, как начинается рефлексия. Он предполагал феноменологию как метод достижения живого опыта, как он возникает во времени и пространстве, это попытка напрямую описать опыт так, как он происходит, без остановки для определения его происхождения и объяснения его причин.

Для того, чтобы выполнить эту задачу, Гуссерль предложил понятие epoche: полное изменение позиции, философ движется от самих вещей к их значениям, или, иначе говоря, от реальности воплощенных значений - ядра науки - к реальности значений, в том виде, в каком они переживаются непосредственно в окружающем мире.

Позже, другие западные философы определяли и заново определяли феноменологию для того, чтобы приспособить ее к своим частным концепциям. В настоящее время феноменология - это философский метод, который не поддается определению. Утверждается, что она все еще находится в процессе поиска своего определения. Подобная гибкость - это то, что интересует магов.

Отсылки Кастанеды к феноменологии

Очевидно, что все случившееся, как и любое другое явление, происходящее в рамках чужой системы чувственной интерпретации, можно объяснить или понять только используя смысловые блоки этой системы. Поэтому читать эту книгу следует как репортаж, поскольку именно таковым она и является. Я не владел системой, которую описывал, и потому претензия на что-то большее была бы несостоятельной и вводила бы читателя в заблуждение. В этом смысле я старался придерживаться феноменологического метода, относясь к магии сугубо как к явлению, с которым мне довелось столкнуться. Я воспринимал нечто и описывал то, что воспринимал, воздерживаясь от каких бы то ни было суждений.
- То, что Вы называете вторым вниманием, описывается вами, главным образом, в последней книге "Искусство сновидения", как жестокий мир, кишащий опасностями и западнями, - ничего общего не имеющий с рассказами о безмятежном и счастливом мире. Откуда эти различия? Почему знания Вашей линии так существенно отличаются от тех, с которыми знакомят нас другие источники?

- Дон Хуан объяснял такое расхождение тем, что мир магов - это мир живой, конкретный и реальный, войти в который можно полностью. Он говорил также, что мир мистиков - это мир, порожденный отблесками неизвестного, мертвый, воображаемый мир, который не имеет ничего общего с реальностью борьбы и беспрестанными изменениями живого и реального мира. Как я уже говорил ранее, дон Хуан считал магов путешественниками по океану неизвестного. Я думал вначале, что это поэтическая метафора, но потом понял, что это феноменологическое описание состояния бытия. Невозможно, говорил дон Хуан, чтобы западный человек был в такой степени упрощенцем, чтобы верил бы в мистические "удовольствия" тех, кто никогда не отправлялся в неизвестное преднамеренно и совершенно осознанно.

Кастанеда считает, что Эдмунд Гуссерль был первым западным ученым, который понял, что существует возможность "откладывания суждений". В своей книге "Идеи чистой феноменологии и феноменологической философии" (1913) Гуссерль изучает вопросы "феноменологической редукции". Феноменологический метод дает представление о тех элементах, которые поддерживают наше обычное восприятие.

Кастанеда считает, что феноменология дала ему хорошее теоретическое и методологическое обрамление для восприятия учения дона Хуана. В феноменологии, акт познания зависит не от восприятия, а от намерения воспринимающего. Восприятие всегда меняется в зависимости от истории или от приобретенных знаний субъекта и всегда входит в определенное русло. "К самим предметам!" -- так звучит главное правило феноменологического метода.

- Задача дона Хуана по отношению ко мне, состояла в том, чтобы мало-помалу разрушить мои предрассудки восприятия, достигнув тем самым полного разрыва. -- Феноменология откладывает в сторону "суждения" и ограничивает все простым актом намерения. -- Так, например, я создаю такой объект как дом. Влияние феноменологии при этом минимально. "Намерение" -- это то, что трансформирует мое отношение в нечто совершенно конкретное и исключительное. -- Кастанеда считает, что феноменология, бесспорно, имеет малую методологическую ценность. Гуссерль не смог превзойти уровень теории, и как следствие этого мало соприкасался с людьми в своей повседневной жизни.

Вопрос: Если позволите, я хотел бы сказать, что ваша литературная работа выражает концепции, очень близкие восточным философским учениям <...>

Ответ: Не имею ни малейшего представления. Я не изучал ни одной из них. Мои работы - это феноменологический отчет о мире познания, в который ввел меня дон Хуан Матус. С точки зрения феноменологии как философского метода невозможно давать определения, относящиеся к изучаемому объекту чувственного восприятия. Мир дона Хуана Матуса настолько обширен, настолько таинствен и противоречив, что он не годится для упражнений в линейном толковании: самое большее, что можно сделать, - это просто описать его, и уже одно это требует величайших усилий.

Флоринда Доннер-Грау: Хорошо, я вам кое-что расскажу. Я очень страстная читательница, я очень люблю книги. Карлос не читает книг уже двадцать лет. Я это знаю, потому что он отдал все свои книги мне. В настоящее время я очень интересуюсь феноменологией, потому что из области интеллектуального, это единственное, что стоит близко к магии.

Практика

Феноменологическая редукция на практике

Термин феноменология уже использовался в философских кругах с 1700 года. Тогда он означал абстрагирование сознания и опыта от их реальности интенциональных составляющих и обсуждение их в рамках философии, или также он обозначал исторические исследования в области самоосознания, начиная от первичных чувств и заканчивая разумной мыслью.

Тем не менее, именно Гуссерль дал ей форму, которая существует в настоящее время. он определил Феноменологию, как философский метод для изучения сущностей, и акта введения этих сущностей в ткань повседневного опыта. Он считал ее трансцендентальной философией, которая имеет дело лишь с тем, что остается после того, как производится редукция. Он называл эту редукцию словом epoche, что означает заключение мнений в скобки или откладывание суждений. "Назад к предметам" - это было девизом Гуссерля, когда он говорил о каких-либо философских или научных предметах. Для того, чтобы вернуться к предметам, Гуссерль предполагал вводить в любой философский предмет, в виде его целостной части такую редукцию, которая утверждала бы существование мира до того, как начинается рефлексия. Он предполагал феноменологию как метод достижения живого опыта, как он возникает во времени и пространстве, это попытка напрямую описать опыт так, как он происходит, без остановки для определения его происхождения и объяснения его причин.

Для того, чтобы выполнить эту задачу, Гуссерль предложил понятие epoche: полное изменение позиции, философ движется от самих вещей к их значениям, или, иначе говоря, от реальности воплощенных значений - ядра науки - к реальности значений, в том виде, в каком они переживаются непосредственно в окружающем мире.

Позже, другие западные философы определяли и заново определяли феноменологию для того, чтобы приспособить ее к своим частным концепциям. В настоящее время феноменология - это философский метод, который не поддается определению. Утверждается, что она все еще находится в процессе поиска своего определения. Подобная гибкость - это то, что интересует магов. В ходе своего взаимодействия с доном Хуаном Матусом и другими практикующими его линии, непосредственно на себе испытав их шаманские практики, я пришел к выводу, что заключение мнений в скобки или откладывание суждений, которое Гуссерль постулировал, как суть редукции любого философского предмета, невозможно выполнить в том случае, если это просто упражнение для интеллекта практикующего.

Один человек, обучавшийся вместе с Мартином Хайдеггером, который был студентом Гуссерля, рассказывал, что когда Гуссерлю задавали прагматический вопрос, как можно выполнить эту редукцию, то он отвечал , - Как, черт побери, я могу это знать? Я ведь философ. - Современные философы, которые переработали и расширили параметры феноменологии никогда на самом деле не обращались к практической стороне применения феноменологии. Для них феноменология осталась чисто философской темой. Поэтому, в их реальности, это заключение мнений в скобки остается просто философским упражнением.

В мире магов, откладывание суждения - это не просто самое желательное начало любого философского и практического исследования, а необходимый элемент любой шаманской практики. маги расширяют параметры того, что они могут воспринять, до тех пор, пока они не смогут воспринимать неизвестное. Для того, чтобы осуществить этот подвиг, они должны отложить эффект их обычной системы интерпретаций. Этот акт осуществляется не как акт выбора, а скорее как акт выживания. В этом смысле, практикующие систему знаний дона Хуана находятся на шаг впереди философов, занимающихся интеллектуальными упражнениями.

Связи

Связь с намерением

Для дона Хуана использование намерения было либо безмолвным действием заполнения промежутков, оставленных непосредственным чувственным восприятием, либо действием, направленным на совершенствование восприятия наблюдаемых явлений посредством намерения добиться такой его полноты, которой не существует с точки зрения чувственного восприятия.

Связь с восприятием и эманациями

люди берут поток чистой энергии и превращают его в данные органов чувств, которые они интерпретируют в соответствии со строгой системой интерпретации, маги называют эту систему интерпретаций человеческой формой. Этот магический акт интерпретирования чистой энергии дает ход ложному способу восприятия: странной уверенности в том, что наша система интерпретации - это все, что существует. Дон Хуан объяснял, что дерево, известное нам как дерево, это скорее интерпретация, а не восприятие. Он говорил, что все что нам нужно, для того, чтобы воспринять дерево - это просто бросить на него короткий взгляд, который скажет нам о дереве почти все. Остальное - это феномен, который мы описываем, как вызывание намерения, намерения дерева, иначе говоря, интерпретация данных органов чувств, свойственных этому особому явлению, которое мы называем деревом.

Как и в этом примере, все остальное, весь мир для нас составлен из бесконечного репертуара интерпретаций, в котором наши чувства играют минимальную роль. Другими словам, поток энергии, который представляет собой вселенная, воспринимают только наши органы зрения, да и то в минимальной степени. Маги утверждают, что большую часть нашего активного восприятия составляют интерпретации, они также утверждают, что люди - это организмы, для которых достаточно минимального исходного количества чистой энергии, чтобы создать свой мир, или, иначе говоря, они воспринимают только то количество чистой энергии, которого достаточно для поддержания их интерпретационной системы. Утверждение, что мы являемся воспринимателями, со стороны магов является попыткой вернуть нас к нашим истокам, вернуть нас к тому, что должно быть нашим подлинным состоянием: к восприятию.

Он сказал мне, что, из-за нашего биологического предусловия, все мы функционируем как единицы восприятия, и мы можем выполнять чудесное внимание: “гомогенное восприятие".

"Что означает ‘единицы восприятия’"? - спросил я его.

"Это означает, что, так как мы автономные существа, наше восприятие также могло бы быть таким. Но это – не так, потому что, договорившись с нашими товарищами, все мы воспринимаем то же самое. Эта необыкновенная способность, которая начиналась с добровольного согласия, ориентируемого на выживание, закончилась привязанностью к нашим собственным описаниям".

Он утверждал, что поток эманаций орла непрерывно новый и приводящий в замешательство, но мы это не видим, потому что мы живем на расстоянии трех шагов от реального мира: врожденной чувствительности, биологической интерпретации и социального согласия.

Эти шаги не являются одновременными, но их скорость превосходит то, что мы можем определить сознательно. По этой причине мы считаем как факт мир, который мы воспринимаем.

Я попросил его подтвердить примерами его утверждения.

Он ответил:

"Вообрази, что в это время ты являешься свидетелем группы эманаций орла. Автоматически ты преобразовываешь это во что-то чувственное, с такими характеристиками как яркость, звук, движение и т.д. Тогда память вмешивается и вынуждает тебя, согласно обязательству, дать этому определение, и ты признаешь это, например, как другого человека. Наконец, твой социальный инвентарь классифицирует его путем сравнения с теми, кого ты знаешь. Эта классификация позволяет тебе идентифицировать его. Так что, ты - на хорошем расстоянии от реального факта, который является неописуемым, потому что он – единственный".

См. также