Цитаты о чувстве собственной важности

Материал из энциклопедии Чапараль
(перенаправлено с «Цитаты о ЧСВ»)
Перейти к: навигация, поиск
В этой статье собраны все цитаты о чувстве собственной важности (ЧСВ) из книг и интервью Карлоса Кастанеды.
Основная статья: Чувство собственной важности


Содержание

Учение дона Хуана

Ты умрешь от усталости, не интересуясь ничем, кроме себя самого

Нужно искать и видеть чудеса, которых полно вокруг тебя. Ты умрешь от усталости, не интересуясь ничем, кроме себя самого; от этой-то усталости ты глух и слеп ко всему остальному.

Отдельная реальность

Нужно быть воином, а не ноющим ребенком

Чтобы стать человеком знания, нужно быть воином, а не ноющим ребенком. Бороться не сдаваясь, не жалуясь, не отступая, бороться до тех пор, пока не увидишь. И все это лишь для того, чтобы понять, что в мире нет ничего, что имело бы значение.

Лёгкость и текучесть

Чувство собственной важности делает человека безнадежным: тяжелым, неуклюжим и пустым. Человек знания должен быть легким и текучим.

Самоограничение — это самовлюблённость

Как ты думаешь, я могу тренировать волю, например, отказываясь от чего-то?

- Например, от того, чтобы задавать вопросы, - съязвил дон Хуан.

... Отказывая себе в чем-либо, человек потакает себе, идя на поводу самолюбия или даже самовлюбленности. Я не советую заниматься подобными глупостями. Поэтому и позволяю тебе спрашивать - все, что ты пожелаешь. Если бы я потребовал от тебя прекратить задавать вопросы, ты мог бы поранить свою волю, пытаясь выполнить мое требование. Самоограничение - самый худший и самый злостный вид потакания себе. Поступая подобным образом, мы заставляем себя верить, что совершаем нечто значительное, чуть ли не подвиг, а в действительности только еще больше углубляемся в самолюбование, давая пищу самолюбию и чувству собственной важности. Отказаться от чего-то или заставить себя перестать что-то делать - это еще не проявление воли. Если ты, например, заставишь себя перестать задавать вопросы, это действие не будет иметь с волей ничего общего. Воля - это энергия, сила, самостоятельная действующая единица. Она требует должного управления и настройки, на что требуется время. Мне это известно, поэтому в отношении тебя я спокоен. Когда мне было столько же лет, сколько тебе сейчас, я был не менее импульсивен, чем ты. Но это прошло. Воле нет дела до наших слабостей, она работает несмотря ни на что.

Путешествие в Икстлан

Важная персона

Я снова начал злиться, и взвинтил себя до такой степени, что лишь ценой огромных усилий мог продолжать записывать.

- Ты слишком серьезно к себе относишься, - медленно проговорил он. - И воспринимаешь себя как чертовски важную персону. Это нужно изменить! Ведь ты настолько важен, что считаешь себя вправе раздражаться по любому поводу. Настолько важен, что можешь позволить себе развернуться и уйти, когда ситуация складывается не так, как тебе этого хочется. Возможно, ты полагаешь, что тем самым демонстрируешь силу своего характера. Но это же чушь! Ты - слабый, чванливый и самовлюбленный тип!

...из-за непомерно раздутого чувства собственной важности я за всю свою жизнь не довел до конца ни единого дела.

То, от чего нужно избавиться

- Чувство собственной важности, так же, как личная история, относится к тому, от чего следует избавиться, - веско произнес он.

Значительное явление

Пока ты чувствуешь, что наиболее важное и значительное явление в мире - это твоя персона, ты никогда не сможешь по-настоящему ощутить окружающий мир. Точно заморенная лошадь, ты не видишь в нем ничего, кроме самого себя.

Говорить с растениями

Какое-то время он разглядывал меня, словно изучая, а потом сказал, указывая на небольшое растение:

- Поговорю-ка я со своим маленьким другом.

Он встал на колени, погладил кустик и заговорил с ним. Я сперва ничего не понял, но потом дон Хуан перешел на испанский, и я услышал, что он бормочет какой-то вздор. Потом он поднялся.

- Неважно, что говорить растению, - сказал он. - Говори что угодно, хоть собственные слова выдумывай. Важно только, чтобы в душе ты относился к растению с любовью и обращался к нему, как равный к равному.

... - Теперь всегда говори с растениями, - сказал он. - Пока полностью не избавишься от чувства собственной важности. В конце концов тебе должно стать безразлично, смотрит на тебя кто-то в этот момент или нет. Ступай-ка вон туда, в холмы, и потренируйся сам. Я спросил, можно ли беседовать с растениями молча, в уме.

Он засмеялся и потрепал меня по затылку.

- Нет! С ними нужно разговаривать громко и четко, так, словно ты ждешь от них ответа.

Только я собрался присесть, как дон Хуан велел мне пройти еще ярдов двадцать и громко поговорить с растениями на полянке. Я почувствовал неловкость и внутреннее сопротивление. Я был сыт по горло его странными требованиями и заявил, что не могу разговаривать с растениями, так как чувствую себя при этом ужасно глупо. На это он сказал только одно: мое чувство собственной важности поистине не имеет границ. Вдруг ему что-то пришло в голову, и он, видимо, принял решение. Он сказал, что мне не следует пытаться разговаривать с растениями до тех пор, пока это не станет у меня получаться легко и естественно.

Стирание личной истории

Мы направились на юг и углубились в пустынный чаппараль. По пути он повторял, что я должен ясно понять бесполезность чувства собственной важности и личной истории.

- Твои друзья, - сказал он, резко повернувшись ко мне. - Которые давно тебя знают - от них нужно уйти, причем как можно скорее.

Покончить с чувством собственной важности

На меня накатила волна враждебности к нему из-за того, что он лезет мне в самую душу.

- Только не надо хорохориться, - сказал дон Хуан сухо. - С чувством собственной важности уже давно пора покончить. У тебя была женщина, очень дорогой тебе человек. И ты ее потерял.

Обязанность объяснять

Ты каждый раз чувствуешь себя обязанным объяснить свои поступки, как будто ты - единственный на всей земле, кто живет неправильно. Это - все то же чувство собственной важности. У тебя его все еще слишком много, так же, как слишком много личной истории. И в то же время ты так и не научился принимать на себя ответственность за свои действия, не используешь свою смерть в качестве советчика и, прежде всего, ты слишком доступен, ты полностью открыт. Другими словами, жизнь твоя по-прежнему настолько же бездарна и запутана, насколько была до того, как мы с тобой встретились.

Воспользуйся подарком силы

...силы, руководящие людьми и животными, привели именно этого кролика ко мне. Точно так же когда-нибудь они приведут меня к моей собственной смерти. Он сказал, что смерть кролика была даром мне, точно так же, как моя смерть станет даром кому-то другому.

... - В руках этих сил мы - мусор, ничто, - жестко произнес он. - Так что прекрати потакать своему чувству собственной важности и воспользуйся подарком силы как подобает.

Доказательства непостижимости мира

Дон Хуан воспринял мои слова буквально и выругал меня. Он сказал, что его утомляет моя привычка потакать своему чувству собственной важности, снова и снова требуя доказательств того, что мир непостижим и прекрасен.

Отвратительные действия

Рассматривать чьи-то действия как низкие, подлые, отвратительные или порочные - значит придавать неоправданное значение личности их совершившего, то есть - потакать его чувству собственной важности.

Воин не может быть обижен

...я настаивал на том, что настроение воина, вероятно, не сможет мне помочь преодолеть чувство обиды или действительного вреда, наносимого поступками окружающих меня людей. Как, например, в том гипотетическом случае, когда на тебя нападает жестокий и злобный человек, по своему положению обладающий властью.

Он взревел от смеха и согласился, что мой пример уместен.

— Воину может быть нанесен физический вред, но он не может быть обижен, — сказал он. — для воина нет ничего обидного в поступках окружающих людей. До тех пор, пока он сам находится и действует в нужном настроении.

Предыдущей ночью ты сам не был обижен львом. Тот факт, что он гнался за нами, не рассердил тебя. Я не слышал, чтобы ты ругал его, и я не слышал, чтобы ты говорил, что он не имеет права следовать за нами. А по всему тому, что ты о нем знаешь, он мог быть жестоким и злобным львом. Но это не входило в твои соображения, когда ты старался избежать его. единственная вещь, которая удерживалась в твоем уме — это выжить. И это ты сделал очень хорошо.

Если бы ты был один, и лев, поймав тебя, изуродовал бы тебя до смерти, то тебе бы и в голову не пришло жаловаться на него или чувствовать себя оскорбленным его поступками.

Настроение воина не так легко переходит в твой или чей-либо еще мир. Оно нужно тебе для того, чтобы прорваться через всю болтовню.

Я объяснил свой ход рассуждений. Лев и окружающие меня люди находились не на одной доске, потому что я знал интимные побуждения людей в то время, как я ничего не знал о таковых у льва. Что обижало меня в поступках окружающих людей, это то, что они действовали злобно и знающе.

— Знаю, знаю, — сказал дон Хуан терпеливо. — достичь настроения воина — не простое дело. Это революция. Рассматривать льва и водяных крыс и окружающих нас людей, как равных, является великолепным поступком духа воина. Для этого нужна сила.

Самовлюбленный самодовольный тип

Я невольно улыбнулся, потому что не понял ничего.

- Когда делаешь что-то с людьми, - сказал он, - задача состоит лишь в том, чтобы предоставить возможность действовать их телам. И с тобой я поступаю именно таким образом - я предоставляю твоему телу узнавать определенные вещи. А понимаешь ты или не понимаешь - кого это волнует?

- Но это же нечестно, дон Хуан! Я хочу все понять, иначе все мое общение с тобой превращается в пустую трату моего времени.

- Ах, в пустую трату его времени! Его драгоценного времени! Ты - самовлюбленный самодовольный тип.

Объяснения

- А ты точно - с трещиной, - произнес он, недоверчиво качая головой. - У тебя есть коварная тенденция. Ты настаиваешь на объяснениях, которые удовлетворяли бы именно тебя.

Ты оказываешь мне снисхождение, ты потакаешь мне

В тебе есть нечто дешевое, и я знаю - что именно. Ты оказываешь мне снисхождение, ты потакаешь мне: ладно, мол, сделаю, как он хочет. И ты всю жизнь был точно так же снисходителен ко всем подряд. А это автоматически ставило тебя выше других. Но тебе отлично известно, что так не бывает. Ты - всего лишь человек, и жизнь твоя слишком коротка для того, чтобы охватить все чудеса и весь ужас этого изумительного непостижимого мира. Поэтому снисходительность твоя - дешевая, она делает тебя мелким и никчемным.

Сказки о силе

Дубль Хенаро и ощущение важности

- Можно сказать, - продолжал дон Хуан, - что в настоящий момент Хенаро - это его двойник.

Это заявление повергло их обоих на землю от хохота. Но я не мог примкнуть к их веселью. Мое тело невольно задрожало. Дон Хуан сказал жестким тоном, что я слишком ощущаю собственную важность.

- Отпустись, - приказал он. - Ты знаешь, что Хенаро - маг и неуязвимый воин, поэтому он способен выполнять дела, которые были бы немыслимы для обычного человека.

Развить тело сновидения и стереть важность

... к тому времени, как воин, овладев сновидением и видением, разовьет дубля, он должен также преуспеть в стирании личной истории, чувства собственной важности и распорядка жизни.

Тональ должен отказаться от важности

Иными словами, тональ должен отказаться от таких ненужных вещей, как чувство собственной важности и потакание себе, которые лишь погружают его в скуку. Но проблема в том, что тональ цепляется за все это, хотя он должен был бы радостно избавиться от подобной мути. Необходимо сначала убедить тональ стать свободным и текучим. Прежде всего магу необходим сильный, свободный тональ. Чем сильнее он становится, тем меньше привязывается к своим действиям и тем легче его сжать.

Он моложе потому, что теряет важность

Я никогда не видел Нестора таким легким. За те несколько раз, что я бывал с ним в прошлом, он произвел на меня впечатление человека среднего возраста. Когда же сейчас он сидел здесь, улыбаясь своими кривыми зубами, я поразился тому, как молодо он выглядит. Он казался юношей, которому только что за двадцать.

Паблито и на этот раз безошибочно прочел мои мысли.

- Он теряет чувство собственной важности, - сказал он. - Вот почему он моложе.

Три техники

...в помощь стиранию личной истории нужно было обучить меня еще трем техникам. Они заключались в избавлении от чувства собственной важности, принятия ответственности за свои поступки и использовании смерти как советчика. Без благоприятного эффекта этих техник стирание личной истории могло вызвать в ученике неустойчивость, ненужную и вредную двойственность относительно самого себя и своих поступков.

Жалость к себе

... Сейчас ты и представить себе не можешь, какие бесконечные усилия тебе потребовались, чтобы утвердить жалость к самому себе как отличительную черту на твоем острове. Жалость к себе была постоянным свидетелем всего, что ты делал. Она была прямо на кончиках твоих пальцев, готовая давать тебе советы. Воин рассматривает смерть как более подходящего советчика и свидетеля всего, что ты делаешь, вместо жалости к себе или ярости.

После невероятной борьбы ты научился чувствовать жалость к самому себе. Но точно так же ты можешь научиться чувствовать свой неизбежный конец, и теперь уже иметь на кончиках пальцев идею своей смерти. Как советчик жалость к себе ничто по сравнению со смертью.


Изменение фасада

- Фасады изменяешь, изменяя использование элементов острова, - сказал он. Возьмем опять жалость к себе. Она была полезной для тебя, потому что ты чувствовал свою важность, и считал, что ты заслуживаешь лучших условий, лучшею обращения. Она, может быть, еще и потому имела значение, что ты не хотел принимать ответственности за поступки, которые побуждали тебя жалеть самого себя, или потому, что ты не был способен принять идею своей нависшей смерти как свидетеля твоих поступков и советчика. Стирание личной истории и три сопутствующие ей техники являются средствами магов для изменения фасадов элементов острова. Например, стиранием личной истории ты отрицал использование жалости к самому себе. Для того, чтобы жалость к себе сработала, тебе необходимо быть важным, безответственным и бессмертным. Когда эти чувства каким-либо образом изменены, ты уже не можешь жалеть самого себя.

Второе кольцо силы

Нам требуется наша энергия, чтобы победить идиотизм в себе

Нам требуется наша энергия и наше время целиком и полностью, чтобы победить весь этот идиотизм в себе. Только это и имеет значение. Остальное не важно.

Дар Орла

Идеальный объект для розыгрышей

Я разъярился и сказал ему, что большинство его людей - шуты и паяцы. Он смеялся до слез. Он сказал, что я - идеальный объект для розыгрышей. Моя собственная важность делает из меня презабавнейшего субъекта. Он так хохотал над моим раздражением, что вынужден был прислониться к стене.

Контролируемая глупость

...при отсутствии чувства собственной важности единственный способ, каким воин может взаимодействовать с социальной средой, - это контролируемая глупость

Всепоглощающая амбиция

Что касалось его лично, дон Хуан говорил, что, будучи брошен в мир своего бенефактора, он осознал, насколько легко и удобно ему было идти по миру без всяких самоограничений. Он понял, что заблуждался, считая, будто его цели являются единственно стоящими из всех, какие только может иметь человек. Всю свою жизнь он был марионеткой, и поэтому его всепоглощающая амбиция сводилась к тому, чтобы иметь материальные блага, быть кем-то. Он был настолько занят своим желанием вырваться вперед и отчаянием в предвкушении будущих неудач, что у него не было времени осмотреться и хоть что-нибудь проверить. Он с радостью примкнул к своему бенефактору, ибо понял, что ему предоставляется возможность что-то сделать из самого себя. Уж если не остается ничего иного, думал он, то тут есть возможность научиться быть магом. Он признался, что погружение в мир его бенефактора было для него подобно эффекту испанского завоевания индейской культуры. Оно разрушило все, но в то же время заставило его по-новому взглянуть на самого себя.

Порода собственников

- Нагваль рассказывал мне, что ты из породы собственников, - сказала она. - Хенаро говорил, что ты даже со своим дерьмом прощаешься, прежде чем спустить его в унитаз.

Запрячь наш эгоизм в работу

Дон Хуан сказал, что самый верный способ запрячь наш эгоизм в работу - взять за основу деятельность, которой мы занимаемся в повседневной жизни. Он говорил, что я был эффективен во всем, что делал, потому что некому было изгонять из меня беса, и что у меня не вызывало сомнений - взлететь, подобно стреле, самостоятельно. Однако, если дать мне задачу, подобную заботе о Ла Горде, моя независимая эффективность разлетится вдребезги, и для того, чтобы выжить, мне придется расширить эгоистическую заботу настолько, чтобы включить в себя и Ла Горду. Только через помощь ей, подчеркнул дон Хуан, я смогу найти ключи к выполнению своей задачи.

Огонь изнутри

Главный враг

Чувство собственной важности - главнейший и самый могущественный из наших врагов. Подумай вот о чем: нас уязвляют и обижают действия либо посягательства со стороны наших ближних, и это нас ослабляет. Наше чувство собственной важности заставляет нас почти все время чувствовать себя оскорбленными кем-то или на кого-то обиженными.

Новые видящие рекомендуют направить все возможные усилия на исключение чувства собственной важности из жизни воина. Я все время следовал и следую этим рекомендациям. И значительная часть моих действий в отношении тебя направлена на то, чтобы ты увидел - лишившись чувства собственной важности, мы становимся неуязвимыми.

Тактичность не помощник

Все видящие принялись подтрунивать над Ла Гордой, делая это с явным удовлетворением, что поставило Ла Горду в крайне незавидное положение.

- Щепетильность и тактичность - не помощники в борьбе с чувством собственной важности, - пояснил дон Хуан

Двекатегории видящих

...видящих, как древних, так и новых, можно разделить на две категории. К первой относятся те, кто стремится практиковать самообуздание и способен направить свою деятельность в русло достижения прагматических целей, несущих благо другим видящим и человеку вообще. Другая категория - это те, кому нет дела до самообуздания и достижения прагматических целей. Среди видящих принято считать, что тем, кто составляет вторую категорию, не удалось справиться с проблемой чувства собственной важности.

- Чувство собственной важности, - пояснил дон Хуан, - не является чем-то простеньким и незамысловатым. С одной стороны, это сердцевина всего наилучшего, что в нас имеется. А с другой - сердцевина всей нашей внутренней гнили. И потому методика избавления от этого гнилостного аспекта чувства собственной значительности в каждом случае являет собою поистине стратегический шедевр. И во все века видящие с глубочайшим восхищением относились к тем, кому удалось это совершить.

Борьба с чувством важности — стртегический вопрос

- Для воина борьба с чувством собственной важности - не принцип, а чисто стратегический вопрос, - ответил дон Хуан. - Твоя ошибка заключается вот в чем: то, что я говорю, ты рассматриваешь с точки зрения нравственности.

- И я действительно считаю тебя человеком высоконравственным, дон Хуан.

- Ты просто заметил мою безупречность. И это все, - произнес он.

- Безупречность, равно как избавление от чувства собственной важности, - понятия слишком неопределенные, чтобы представлять для меня какую-то практическую ценность, - заметил я.

Дон Хуан чуть не задохнулся от смеха, и я в вызывающем тоне потребовал от него объяснения безупречности.

- Безупречность есть не более чем адекватное использование энергии, - сказал он. - И все, что я говорю, к вопросам морали и нравственности не имеет ни малейшего отношения. Я обладаю энергией, и это делает меня неуязвимым. Чтобы понять, тебе необходимо самому накопить достаточное количество энергии. Довольно долго мы молчали. Мне хотелось обдумать сказанное доном Хуаном. Неожиданно он снова заговорил:

- Воин проводит стратегическую инвентаризацию. Он составляет список всего, что делает. А затем решает, какие пункты этого перечня можно изменить, чтобы дать себе передышку в расходовании энергии.

Первое в инвентарном списке

... в стратегическом инвентарном списке воина чувство собственной важности фигурирует в качестве самого энергоемкого фактора. Отсюда и усилия, которые воин прилагает для его искоренения.

- Одна из первейших забот воина - высвободить эту энергию для того, чтобы использовать ее при встрече с неизвестным, - продолжал дон Хуан. - Безупречность как раз и является тем, посредством чего осуществляется такое перераспределение энергии.

Шесть элементов: контроль, дисциплина, выдержка, чувство времени, воля и мелкий тиран

Эту стратегию составляют шесть взаимодействующих между собой элементов. Пять из них называются атрибутами образа жизни воина: контроль, дисциплина, выдержка, чувство времени и воля. Все они относятся к миру воина, ведущего битву с чувством собственной важности. Шестой же элемент - наиболее, пожалуй, важный из всех - относится к внешнему миру и называется мелким тираном.

...такая стратегия не только позволяет избавиться от чувства собственной важности, но также готовит воина к окончательному осознанию того факта, что на пути знания в зачет идет только безупречность.

Нечто важное

Все свои действия и чувства, равно как действия и чувства мелкого тирана, обычный человек рассматривает как нечто предельно важное, нечто, имеющее решающее значение. Воин же не только обладает хорошо продуманной стратегией, но и свободен от чувства собственной важности. Его чувство собственной важности обуздано пониманием того факта, что реальность - всего лишь наша интерпретация мира.

Использование мелких тиранов

- Новые видящие использовали мелких тиранов, - продолжал дон Хуан, пристально глядя на меня, - не только для того, чтобы избавиться от чувства собственной важности, но также и для того, чтобы осуществить сложнейший маневр по устранению себя из этого мира. В чем он заключается, ты постепенно поймешь по мере того, как мы будем изучать искусство осознания.

Тратим энергию

Благодаря контролю я мог выполнять самые идиотские требования этого типа. Ведь обычно в подобной ситуации мы тратим львиную долю своей энергии на переживания, обусловленные нашим чувством собственной важности. Любой человек, у которого есть хоть на йоту гордости, лопнуть готов, когда его заставляют чувствовать себя полнейшим ничтожеством.

Я с радостью выполнял все, что он требовал. Я был весел и силен. И мне было наплевать на гордость и страх. Я вел себя там как безупречный воин. Умение закалять свой дух в то время как тебя попирают и топчут - вот что называется контролем.

Затем дон Хуан объяснил, что, согласно стратегическому плану бенефактора, он не стал испытывать чувство жалости к себе, как делал раньше. Вместо этого он немедленно приступил к работе по выяснению сильных и слабых черт управляющего, а также особенностей его поведения.

Ни с какой точки зрения ты не являешься чем-то особенным

Не позволяй своему чувству собственной важности разрастаться до неимоверных размеров. Ни с какой точки зрения ты не являешься чем-то особенным. Так же, как и любой из нас, независимо от того, индеец он или нет.

Абсолютное осознание

Воины готовятся к обретению полноты осознания. Абсолютное осознание достижимо только после того, как уничтожено чувство собственной важности. Лишь став ничем, воин становится всем.

Приступы меланхолии

...чувство собственной важности является той силой, которая мотивирует любые приступы меланхолии. И добавил, что воин имеет право на состояния глубочайшей печали, но печаль эта дается ему лишь для того, чтобы заставить его смеяться.

Древние видящие остались в дураках

Древних видящих такая преданность союзников попросту обворожила, - продолжал он. - Рассказывают, они могли заставить своих союзников делать все, что угодно. Это стало из причин уверенности толтеков в своей неуязвимости. Они остались в дураках благодаря своему же чувству собственной важности. Союзник обладает силой только в случае, когда видящий, который его видит, - образец безупречности. А древние таковыми отнюдь не являлись.

Враг на пути воина

...следуя по пути знания, можно с легкостью заблудиться в странных и мрачных дебрях. Поэтому видящие вступают в битву с могучими врагами, способными лишить их сил, разрушив цель и замутив ясность намерения. Врагов этих порождает сам путь воина, если по нему следуют, не избавившись от таких неотъемлемых свойств мира повседневности, как склонность к праздности, лености и стремлению ублажать чувство собственной важности.

Из-за праздности, лени и чувства собственной важности древние видящие допустили настолько серьезные и неисправимые ошибки, что новым видящим не оставалось ничего другого, как только с презрением отвергнуть свои собственные корни.

Прихотливость и капризность

...он объяснил, что моя точка сборки сдвинулась, а сила уравновешенности переместила ее в положение, давшее мне понимание. Будь движущей силой этого прихотливость и капризность, точка сборки сдвинулась бы туда, где находится непомерное чувство собственной важности

Я жил чувством собственной важности

- Я рассказываю тебе о своей зависти, - продолжил он, - для того, чтобы ты понял важнейшую вещь: все наше поведение и все наши ощущения диктуются только позицией точки сборки. И моим большим недостатком в то время, о котором я тебе рассказываю, было непонимание этого принципа. Я не прошел закалку, я был неопытен. Я жил чувством собственной важности, как живешь сейчас ты, потому что в соответствующем ему месте располагалась моя точка сборки. Видишь ли, я не знал еще тогда, что точка сборки смещается приобретением новых привычек, что она сдвигается усилием воли. А когда мне удалось сместить точку сборки, я вдруг обнаружил: с несравненными воинами вроде моего бенефактора и его команды можно иметь дело, только не обладая чувством собственной важности. Только этим достигается беспристрастное к ним отношение. Понимание бывает двух видов. Первый - просто болтовня, вспышки эмоций и ничего более. Второй - результат сдвига точки сборки. Этот вид понимания совмещается не с эмоциональными выбросами, но с действием. Эмоциональное осознание приходит годы спустя, когда воин закрепил новую позицию точки сборки многократным ее использованием. Нагваль Хулиан неустанно вел нас к такого рода смещению. Он добился от нас полной готовности к сотрудничеству и полной вовлеченности в те драмы, которые разыгрывал, и которые были ярче самой жизни.

Накатывающая сила

Накатывающаяся сила не настолько плохая вещь. Более того, она - прекрасная вещь. Новые видящие советуют открыться ей. Древние видящие тоже открывались ей, но из соображений, которые диктовались чувство собственной важности и одержимостью.

- А новые видящие подружились с ней. Они вполне освоились с этой силой, обращаясь с ней без малейшего чувства собственной важности. Последствия этого просто поразительны.

Тщетность борьбы за власть

Искатель приключений, поставленный перед выбором - умереть здесь, в обычном мире или умереть в одном из других неизведанных миров - неизбежно предпочтет второе. Новые видящие осознали, что выбор их предшественников заключался только в изменении места смерти. И они поняли тщетность всего этого: тщетность борьбы за власть над своими ближними, тщетность собирания других миров, и, прежде всего, - тщетность чувства собственной важности.

Сила безмолвия

Воины не способны чувствовать сострадание

Я бы назвал это не состраданием, но скорее сочувствием. Воины не способны чувствовать сострадание, потому что они не испытывают жалости к самим себе. Без движущей силы самосожаления сострадание бессмысленно.

- Не хочешь ли ты сказать, дон Хуан, что воин всегда сам по себе?

- В известном смысле да. Для воина все начинается и заканчивается собой. Однако контакт с абстрактным приводит его к преодолению чувства собственной важности. Затем его "я" становится абстрактным и неличным.

Вот так появилось представление об индивидуальном "я"

Древний человек самым непосредственным и наилучшим образом знал, что делать и как делать, что-либо. Но, выполняя все действия так хорошо, он начал развивать эгоизм, из-за чего у него возникла уверенность в том, что он может предвидеть и заранее намечать действия, которые он привык выполнять. Вот так появилось представление об индивидуальном "я", которое начало диктовать человеку характер и диапазон его действий. По мере того, как ощущение индивидуального "я" усиливалось, человек постепенно утрачивал естественную связь с безмолвным знанием. Современный человек, пожиная плоды этого процесса, в конечном счете обнаруживает, что безвозвратно утратил связь с источником всего сущего и что ему под силу лишь насильственные и циничные действия, порожденные отчаянием и ведущие к саморазрушению. Дон Хуан утверждал, что причиной человеческого цинизма и отчаяния является та небольшая частица безмолвного знания, которая у него еще осталась, и, во-первых, дает человеку возможность интуитивно почувствовал, свою связь с источником всего сущего, во-вторых, понимание того, что без этой связи у него нет надежды на покой, удовлетворение, завершенность.

Мне показалось, что в словах дона Хуана есть противоречие. Я напомнил, как однажды он говорил мне, что битва является естественным состоянием для воина и что покой для него противоестественен.

- Правильно, - согласился он. - Но битва для воина не означает совершение поступков, которыми движет индивидуальная или коллективная глупость, или бессмысленное насилие. Битва для воина - это тотальная борьба против индивидуального "я", которое лишает человека его силы.

Мысль о смерти

... мысль о смерти - это единственное, что может придать магу мужество. Странно, правда? Она дает магу мужество быть искусным без самомнения, но самое главное - она дает ему мужество быть безжалостным без чувства собственной важности.

Задеть чувство важности

Дон Хуан не пытался указывать мне направление или подсказывать, как управлять машиной, что он часто делал, чтобы задеть мое чувство собственной важности.

Любое перемещение точки сборки

... любое перемещение точки сборки из ее привычного положения в той или иной степени приводит человека к избавлению от саморефлексии и сопутствующего ей чувства собственной важности.

Дон Хуан описал чувство собственной важности как силу, порождаемую человеческим образом самого себя. Он повторял, что это именно та сила, которая удерживает точку сборки в ее нынешнем положении. По этой причине главной задачей на пути воина является уничтожение чувства собственной важности. Все, что делают маги, направлено на достижение этой цели.

Он объяснил, что маги разоблачили чувство собственной важности и установили, что оно есть жалость к себе, маскирующаяся под нечто иное.

- Это звучит неправдоподобно, но это на самом деле так, - сказал он. - Жалость к себе - это реальный враг и источник человеческого страдания. Без некоторого количества жалости к себе человек был бы не в состоянии быть таким важным для себя, каков он есть. Но когда включается чувство собственной важности, оно начинает набирать свою собственную силу, и именно эта, на первый взгляд независимая, природа чувства собственной важности придает ему мнимую ценность. Это его объяснение, которое было бы непонятным для меня при обычных условиях, показалось мне вполне убедительным. Но поскольку мне все еще была присуща некоторая двойственность, оно показалось немного упрощенным. Казалось, дон Хуан преследует в своих мыслях и словах определенную цель. И этой целью был я в моем обычном состоянии осознания.

Продолжая свои объяснения, дон Хуан сказал, что маги абсолютно уверены в том, что, сдвигая точку сборки с ее обычного положения, мы достигаем состояния, которое можно назвать только безжалостностью. Благодаря своим практическим действиям маги знают, что как только их точка сборки сдвигается, - разрушается их чувство собственной важности. Лишившись привычного положения точки сборки, их образ себя больше не поддерживается. А без сильного сосредоточения на образе самих себя они теряют чувство жалости к себе, а с ним и чувство собственной важности. Таким образом, маги правы, говоря, что чувство собственной важности - это просто скрытая жалость к себе.

Безжалостность - это не жестокость

Для магов безжалостность - это не жестокость. Безжалостность - это противоположность жалости к самому себе и чувству собственной важности. Безжалостность - это трезвость.

Возросшая энергия

Маги, наблюдая за людьми, идущими по горным тропам, замечают, что когда те устают, они располагаются на отдых именно в местах, которые имеют положительный уровень энергии. С другой стороны, проходя по территории с вредоносным потоком энергии, они становятся нервными и прибавляют шагу. Если спросить их об этом, они ответят, что хотят быстрее пройти данный участок, потому что чувствуют прилив энергии. Однако все наоборот - единственное место, придающее им энергию, есть то, где они чувствуют усталость.

Он сказал, что маги могут находить такие места, воспринимая всем своим телом небольшие всплески волн энергии там, где они находятся. Возросшая энергия магов, полученная за счет исчезновения чувства собственной важности, позволяет их чувствам расширить свой диапазон восприятия.

Больше не расходуется энергия

... та особая последовательность, которую он имел в виду, является осознанием чувства собственной важности как силы, фиксирующей точку сборки в одном положении. Когда чувство собственной важности уменьшается, то больше не расходуется энергия, которая обычно тратится на его поддержку. Накопленная таким образом энергия затем служит своего рода трамплином для отправления точки сборки в невообразимое путешествие автоматически и непреднамеренно.

Такой сдвиг точки сборки уже сам по себе означает отход от саморефлексии, а это в свою очередь обеспечивает четкое связующее звено с духом. Он добавил, что в конце концов именно саморефлексия когда-то и разъединила человека с духом.

Чувство собственной важности нагваля

- Нагваль смещает точку сборки, и все же не он сам делает это, - сказал дон Хуан. - Возможно, тебе будет понятнее, если я скажу, что дух проявляется в соответствии с безупречностью Нагваля. Дух может смещать точку сборки в результате простого присутствия безупречного Нагваля.

Он сказал, что ему хотелось бы прояснить все это, поскольку в случае неправильного понимания у Нагваля возрастает чувство собственной важности, которое в конечном счете приводит его к разрушению. Переведя разговор на другую тему, он сказал, что, поскольку дух не имеет ощутимой сущности, маги имеют дело скорее с особыми конкретными примерами и обстоятельствами, во время которых они могут разбить зеркало саморефлексии.

Дон Хуан заметил, что в связи с этим важно понять практическое значение различных способов, посредством которых Нагваль маскирует свою безжалостность. Он сказал, что, например, моя маска великодушия пригодна, чтобы иметь дело с людьми на поверхностном уровне, но бесполезна как способ разрушения их саморефлексии, поскольку вынуждает меня требовать от них почти невозможных решений. Я требую от них прыжка в мир магии без какой-либо подготовленности.

- К такому решению, как этот прыжок, необходимо подготовить, - продолжал он, - А для того, чтобы подготовить к нему, подойдет любая маскировка Нагвалем своей безжалостности, кроме маски великодушия.

Реальная помощь

Наши трудности на этом простом пути - сказал он, - вызваны нежеланием большинства из нас принять тот факт, что на самом деле требуется так мало, чтобы идти по нему. Мы ожидаем инструкций, обучения, проводников, учителей, и когда нам говорят, что никто из них нам не нужен, мы не верим этому. Мы становимся нервными, затем теряем веру и под конец сердимся и разочаровываемся. Реальная же помощь, которая нам действительно нужна, заключается не в методах, а в правильном указании. Если кто-нибудь дает нам возможность осознать, что необходимо освободиться от чувства собственной важности, - это и есть реальная помощь.

Маги говорят что мы не нуждаемся ни в чьих убеждениях в том, что мир бесконечно сложнее, чем наши самые необузданные фантазии. Так почему же мы так зависимы? Почему мы так страстно желаем найти тебе проводника, когда все можно сделать самому? Вот ведь вопрос, а?

Не придает значения тому, что потерял нить своего рассказа

- Ты хочешь наказать меня сейчас за то, что я не захотел слушать тебя раньше, да? - спросил он.

Я, конечно же, тут же стал защищаться. Я сказал, что его обвинения совершенно абсурдны, что я вообще не помню, о чем говорил.

- Если маг свободен от чувства собственной важности, то он не придает значения тому, что потерял нить своего рассказа, - сказал дон Хуан с коварным блеском в глазах, - Поскольку у тебя не осталось чувства собственной важности, ты должен сейчас рассказывать свою историю. Поведай ее духу, ягуару и мне, как если бы ты вовсе не забывал, о чем идет речь.

Чувство собственной важности, как чувство поражения

Я сказал, что восхищен его бегом и выносливостью и что в моем восхищении есть небольшая доля чувства собственной важности, поскольку я считал себя самого хорошим бегуном. Затем я рассказал ему один эпизод из своего детства, который припомнился мне, когда я увидел, как хорошо он бегает.

Я рассказал ему о том, как мальчишкой играл в футбол и как замечательно хорошо бегал в то время. Будучи проворным и быстрым, я чувствовал свою безнаказанность в любых проделках, поскольку мог убежать от любой погони, особенно от старых полицейских, патрулировавших улицы моего города. Если я разбивал уличный фонарь или совершал еще что-нибудь в том же роде, мне достаточно было лишь вовремя сбежать, и я был в безопасности.

Но однажды случилось нечто для меня совершенно неожиданное. Старых полицейских заменили новыми, имевшими военную выучку. Расплата наступила в тот момент, когда я разбил витрину аптеки и побежал прочь, совершенно уверенный в своей безнаказанности. Молодой полицейский бросился за мной в погоню. Я бежал как никогда прежде, но это меня не спасло. Молодой офицер был первоклассным форвардом полицейской футбольной команды и оказался более выносливым и быстрым, чем десятилетний мальчишка. Он поймал меня и на протяжении всего обратного пути к разбитой витрине подгонял ногой, как футбольный мяч. Он очень артистично перечислял названия всех видов ударов, которые производил, как если бы это была тренировка на футбольном поле, где я выступал в роли мяча. Бил он совсем не больно, лишь беззлобно припугнул; при этом мое сильное унижение было ослаблено восхищением десятилетнего мальчишки его удалью и способностями футболиста.

Я сказал дону Хуану, что нередко испытывал то же самое и по отношению к нему. Вот и сейчас он смог обогнать меня, несмотря на разницу в возрасте и мои давние способности к бегу.

Еще я сказал, что многие годы видел себя первоклассным бегуном во снах, где молодой полицейский не мог догнать меня.

- Твоя история куда важнее, чем я ожидал, - прокомментировал дон Хуан, - Я-то думал, что это будет рассказ о том, как тебя нашлепала твоя мама.

То, с каким видом он говорил все это, делало его слова очень смешными. В них была явная издевка. Он добавил, что в некоторых случаях, дух, а не наш разум, решает, какие истории нам следует рассказывать. И сейчас все было именно так. Дух вызвал в моем уме эту историю, поскольку история эта, несомненно, поддерживала во мне стойкое чувство собственной важности. Он сказал, что уголек гнева и унижения тлел в моей душе годами, и что ощущение подавленности и поражения все еще очень сильно.

- Эта твоя история и ее нынешний контекст могли бы стать настоящим праздником для какого-нибудь психолога, - продолжал он. - В твоем сознании я, должно быть, ассоциируюсь с тем молодым полицейским, который подорвал в тебе чувство своей непобедимости.

Теперь, когда он отметил это, я согласился, что он точно сформулировал мое ощущение, хотя я не осознавал его, а тем более не пытался выразить в словах.

Три категории людей

... люди, относящиеся к первой группе, являются идеальными секретарями, помощниками, компаньонами. Их личность отличается большой подвижностью, но такая подвижность неплодотворна. Однако они внимательны, заботливы, в высшей степени привязаны к дому, в меру сообразительны, имеют чувство юмора и приятные манеры, милы, деликатны. Иными словами, лучше людей и не сыщешь. Однако у них имеется один огромный недостаток - они не могут действовать самостоятельно. Им всегда требуется некто, кто бы руководил ими. Под чьим-то руководством, - каким бы жестким и противоречивым ни было это управление, - они изумительны, лишившись его - погибают.

Люди, относящиеся ко второй группе, наоборот - совершенно неприятны. Они мелочны, мстительны, завистливы, ревнивы, эгоистичны. Они говорят исключительно о самих себе и требуют, чтобы окружающие разделяли их взгляды. Они всегда захватывают инициативу, даже если это и не приносит им спокойствия. Им совершенно не по себе в любой ситуации, поэтому они никогда не расслабляются. Они ненадежны и никогда ничем не бывают довольны. И чем ненадежнее они, тем более опасными становятся. Их роковым недостатком является то, что ради лидерства они могут даже совершить убийство.

К третьей категории относятся люди, которые не приятны, но и не отвратительны. Они никому не подчиняются, равно как и не стараются произвести впечатление. Они, скорее всего, безразличны. У них сильно развито самомнение, исключительно на почве мечтательности и размышления о собственных желаниях. В чем они действительно могут преуспеть - так это в ожидании грядущих событий. Они ждут, когда их откроют и завоюют и с необыкновенной легкостью питают иллюзии относительно того, что впереди их ждет множество свершений, которые они обещают претворить в жизнь. Но они не действуют, поскольку на самом деле не располагают необходимыми средствами. Дон Хуан сказал, что себя он относит ко второй группе. После чего он предложил мне отнести самого себя к какой-нибудь из названных групп, чем невероятно меня смутил. Он смеялся так сильно, что почти катался по земле.

Затем он снова велел мне отнести себя к одной из групп, и тогда я нехотя предположил, что являюсь комбинацией всех трех.

- Не надо подсовывать мне эту комбинационную чепуху, - сказал он все еще смеясь. - Мы простые существа, и каждый из нас относится к одной из трех групп. Я полагаю, что ты относишься ко второй. Сталкеры называют ее представителей "пердунами".

Я было начал протестовать, что предложенная им классификация унизительна, но решил воздержаться от длинной тирады. Я лишь заметил, что если сказанное о трех типах личности истинно, то каждый из нас пожизненно привязан к определенному типу, не имея возможности ни измениться, ни освободиться.

Он признал, что дело именно так и обстоит. Несмотря на это, один шанс на освобождение все-таки остается. Данным давно маги установили, что все мы можем относиться к одной из этих групп лишь вследствие существования нашей саморефлексии.

- Наша беда в том, что мы принимаем себя всерьез, - сказал он. - К какой из трех групп относится наш образ себя, имеет значение лишь вследствие нашего чувства собственной важности. Если мы избавляемся от этого чувства, нам больше нет дела до того, к какой группе мы принадлежим.

Я всегда буду оставаться пердуном, - продолжал он, трясясь от смеха, - и ты тоже. Но сейчас я - пердун, который не принимает себя всерьез, чего нельзя сказать о тебе.

Три способа избавиться от ЧСВ

...чувство собственной важности - это чудовище о трех тысячах голов. Противостоять ему и победить его можно лишь в трех случаях. Во-первых, если отсечь все головы последовательно; во-вторых, - достичь того загадочного состояния, которое называется местом без жалости, постепенно разрушающего чувство собственной важности; и в-третьих - если за мгновенное истребление трехтысячеголового чудовища заплатить своей собственной символической смертью.

Нагваль Хулиан советовал избрать третий путь. При этом он сказал дону Хуану, что тот может считать себя счастливым, если ему будет предоставлена возможность выбора, потому что обычно только дух определяет путь, по которому должен следовать маг, и долг мага - следовать ему.

Дон Хуан сказал, что учил меня так же, как в свое время его учил бенефактор - отсекать все три тысячи голов чувства собственной важности одну за другой, однако результаты оказались весьма различными. Тогда как я поддавался учению очень хорошо - он не поддавался ему вообще.

Разрушение ЧСВ через безжалостность

Дон Хуан решил спросить. Он пошел к Нагвалю и попросил его объяснить, что с ним происходит. На этот раз Нагваль был один и все еще работал над своими счетами. Он отложил их в сторону и улыбнулся дону Хуану. По его словам, неделание, которому он обучал дона Хуана, могло бы стать средством для отсечения трех тысяч голов чувства собственной важности, но в отношении дона Хуана такие средства оказались совершенно неэффективными. Поэтому он применил второй метод разрушения чувства собственной важности, предполагавший введение дона Хуана в такое состояние, которое называется местом без жалости.

Дон Хуан был убежден, что Нагваль Хулиан совсем рехнулся. Слушая его рассказ о неделании или о чудище с тремя тысячами голов и местах без жалости, дон Хуан почти проникся жалостью к нему самому.

Нагваль Хулиан очень спокойно попросил дона Хуана сходить в сарай, находившийся под навесом во дворе, и привести Тулио.

Церковь — памятник чувству собственной важности

Мгновенно дало знать о себе мое католическое воспитание: в моем воображении возник Властелин Тьмы, более величественный, чем сама жизнь.

Дон Хуан смеялся до тех пор, пока не закашлялся.

- У нас действительно есть темная сторона, - сказал он наконец, - Мы убиваем не задумываясь, так ведь? Мы сжигаем людей во имя Бога. Мы истребляем самих себя, мы уничтожаем жизнь на этой планете, мы губим Землю. Затем мы переодеваемся в рясы и Бог разговаривает с каждым из нас. Что же он говорит нам? Он говорит: будьте хорошими мальчиками, а не то я накажу вас. Бог угрожает нам уже много столетий подряд. Однако это ничего не меняет. И не потому, что мы злы, а потому, что мы тупы. Да, у человека есть темная сторона, и ее называют глупостью.

Я не проронил ни слова, но внутренне я аплодировал дону Хуану, с восхищением отметив его искусство спорить. Уже в который раз он достойно парировал мои возражения. Немного помолчав, дон Хуан объяснил, что по той же причине, по которой ритуальное действие заставляет обычных людей возводить огромные церкви, являющиеся памятниками чувству собственной важности, - ритуал так же заставляет магов строить здания истощения и одержимости. Вот почему обязанностью каждого Нагваля является управление осознанием таким образом, чтобы оно устремилось непосредственно к абстрактному, свободе от долгов и обязанностей.

- Что ты имеешь в виду, дон Хуан, под "долгами и обязанностями"?

- С помощью ритуала овладеть нашим вниманием намного легче, чем с помощью других методов, - сказал он, - Однако слишком дорого приходится платить за это. Этой высокой ценой является энергетическое истощение, а истощение может стать тягчайшими долгами и обязанностями нашего осознания.

Добровольцев не принимают в мир магии

- Ученик - это тот, кто стремится к очищению и оживлению своего связующего звена с духом, - объяснил он, - Когда звено оживлено, он уже не ученик, но до тех пор он, чтобы продолжать идти, нуждается в непоколебимой целеустремленности, которой, конечно, у него просто нет. Поэтому он позволяет Нагвалю придать ему целеустремленность, но чтобы сделать это, он должен отказаться от своей индивидуальности. А это очень непросто.

Он напомнил мне то, что повторял неоднократно: добровольцев не принимают в мир магии, потому что у них уже есть собственные цели, которые делают невероятно трудным отказ от своей индивидуальности. Если мир магии требует представлений и действий, идущих вразрез с целью добровольца, то он просто отказывается изменяться.

Искусство сновидения

Эгоманьяк

он ни разу не сказал, что эти ощущения бессмысленны и позволил мне записывать все, что я считал нужным. Сегодня я отдаю себе отчет, насколько нелепо выглядел тогда в глазах дона Хуана. Если бы сегодня мне довелось обучать кого-нибудь практике сновидения, я, безусловно, немедленно пресек бы подобное поведение ученика. Дон Хуан же просто потешался надо мной и дразнил, называя скрытым эгоманьяком, который заявляет о том, что борется с чувством собственной важности, а сам потихоньку дотошно ведет сверх-личный дневник с надписью "Мои Сны" на обложке.

Наиболее эффективное достижение — потеря чувства собственной важности

... именно путь мага является наилучшей "смазкой" для приведения в действие механизма перераспределения энергии, и в этом смысле наиболее важным, наиболее эффективным достижением на пути мага является потеря чувства собственной важности. Дон Хуан был убежден, что это абсолютно необходимо для достижения успеха в любом действии мага, и настаивал, чтобы ученики уделяли особое внимание выполнению этого требования, утверждая, что чувство собственной важности является не только главнейшим и опаснейшим врагом мага, но и роковым барьером для всего человечества.

Дон Хуан считал, именно на удовлетворение чувства собственной важности уходит подавляющая часть нашей энергии. С особой очевидностью это проявляется в нашей постоянной обеспокоенности тем, как нас воспримут, как нам себя подать, какое впечатление мы производим. Нас всегда чрезвычайно сильно волнует, понравимся ли мы окружающим, признают ли нас и будут ли нами восхищаться. Если бы нам удалось хотя бы частично избавиться от чувства собственной важности, с нами произошли бы два необычайных события. Первое - высвободилась бы энергия, которой питается наша иллюзия собственного величия. Второе - появилась бы свободная энергия, достаточная для проникновения в сферу второго внимания, что позволило бы нам хотя бы мельком взглянуть на истинное величие вселенной.

Маги древности не могли отказаться от чувства собственной важности

Маги древности были далеки от них, потому что такие путешествия требуют от магов великой непривязанности и полного отказа от чувства собственной важности в любом его проявлении. Старые маги не могли пожертвовать всем этим. Для магов, практикующих сновидение в наши дни, это сновидение является свободой достичь миров, не укладывающихся ни в какое воображение.

Свобода и купец

... достичь миров, не укладывающихся ни в какое воображение.

- Но зачем их достигать?

- Ты уже спрашивал меня сегодня об этом. Ты рассуждаешь, как настоящий купец. "Это опасно? - спрашиваешь ты. - На сколько процентов увеличиться сумма моего вклада? Будет ли так лучше для меня? " На эти вопросы невозможно ответить. Ум купца настроен на подсчет прибылей. Но свобода не может основываться на вкладах и доходах от них. Свобода - это приключение, которому нет конца, в котором мы рискуем жизнью и даже большим, чем жизнь, во имя нескольких мгновений чего-то превыше слов, мыслей и чувств.

- Я спрашивал, имея в виду другое, дон Хуан. Я хотел узнать, что может вынудить такого никудышного бездельника как я, достичь этого всего?

- Поиск свободы - это единственная побуждающая сила, которую я знаю. Это свобода улететь внезапно в бесконечность, которая где-то там. Это свобода умереть, исчезнуть навсегда. Это свобода быть подобным пламени свечи, которая остается неугасимой в мире, озаряемом светом миллиардов великолепных звезд, остается неугасимой потому, что никогда не считает себя чем-то большим, чем есть на самом деле, - всего лишь свечой.

Активная сторона бесконечности

Печаль магов не приходит от чувства собственной важности

- Маги отличаются тем, - продолжал дон Хуан, - что печаль для них абстрактна. Она не приходит от тайных желаний или нехватки чего-то или от чувства собственной важности. Это не исходит от меня, это исходит из бесконечности.

Три эгоманьяка

Патриция, Сандра и я возвратились домой в полном молчании. Мы уладили наш конфликт под кучу нелепых обещаний, слез, по полной программе. Результатом наших трехсторонних отношений было то, что в конце концов мы довели себя до предела. Мы не были готовы к такой задаче. Мы не знали, как решить проблемы привязанности, морали, долга и норм общества.

... - Неправильным было то, - сказал дон Хуан, - что вы трое были законченными эгоманьяками. Ваша собственная важность почти уничтожила вас. Когда нет собственной важности, есть только чувства.

- Окажи мне услугу, - продолжал он, - и выполни простое и недвусмысленное упражнение, которое может значить для тебя все: удали из своей памяти об этих двух девушках все свои высказывания самому себе, например: "Она сказала мне это или то, и она закричала, и вторая закричала, и, БОЖЕ МОЙ!..", а останься на уровне своих чувств. Если бы ты не был настолько важным для себя, то что бы осталось как несократимый остаток?

- Моя чистая любовь к ним, - сказал я, почти задыхаясь.

- А она сейчас меньше, чем была тогда? - спросил дон Хуан.

- Нет, не меньше, дон Хуан, - сказал я честно, и почувствовал ту же боль страдания, которая преследовала меня годами.

- В этот раз обними их из своей тишины, - сказал он. - Не будь постной задницей. Обними их полностью в последний раз. Но намеревайся, чтобы это был вообще последний раз. Намеревайся так из своей темноты. Если ты чего-то стоишь, - продолжал он, - то, когда ты сделаешь им свой подарок, ты дважды подытожишь всю свою жизнь. Такие поступки и делают воинов парящими, почти воздушными.

Отсутствие чувства собственной важности у Дона Хуана

Впервые в жизни я почувствовал себя в полном замешательстве относительно того, как вести себя в мире. Но мир вокруг меня не изменился. Изъян явно был во мне Влияние дона Хуана и вся связанная с его практиками деятельность, в которую он настолько глубоко меня вовлек: нашептывали свое и вызывали во мне растущую неспособность иметь дело с себе подобными. Вникнув в суть своих затруднений, я понял, что моей ошибкой было стремление мерить всех и вся по мерке дона Хуана.

Дон Хуан был с моей точки зрения тем, кто проживает свою жизнь во всех смыслах этого слова профессионально, то есть придавая значение каждому своему поступку, даже самому несущественному. Меня же окружали люди, уверенные в своем бессмертии, противоречившие себе на каждом шагу; существа, которые никогда не могли бы отчитаться за свои действия. Это было нечестной игрой; карты были подтасованы не в пользу людей, с которыми я сталкиваются. Я привык к неизменности линии поведения дона Хуана, к полному отсутствию у него чувства собственной важности, к глубочайшей проницательности его разума, а из знакомых мне людей мало кто даже сознавал, что существует другой тип поведения, воспитывающий эти качества. Большинство из них знали лишь тип поведения, связанный с саморефлексией, которая делает человека слабым и извращенным.

Забудь о себе

- Забудь о себе, и ты не будешь бояться ничего, на каком бы уровне осознания ты ни оказался, - сказал он.

Интервью

Интервью: Карлос Кастанеда, Луис Коссобудзки (1975 год)

Вас волнует то, что люди не могут поверить в реальность учения Дона Хуана?

Veja: Многим людям, включая меня, трудно согласиться с реальностью описанного в "Учении дона Хуана". Вас беспокоит, что люди реагируют таким образом?

Кастанеда: Нет, потому что я не акцентируюсь на важности моей персоны. Это ключевой момент обучения, которое я получил от дона Хуана. Редко с кем разговаривать, а когда говорить - то один на один. Никаких магнитофонов или фотографий, которые грузом давят на человека. Помимо нарушения базовых предпосылок колдовства и магии, это мешало бы моей собственной свободе. Когда я акцентируюсь на своей персоне, я делаю самого себя ущербным, я взваливаю на спину груз, который мне не по силам нести. Взваливание такого груза на спину придает большое значение моей собственной персоне. Во время обучения дон Хуан пальцем делал наброски на песке пустыни и объяснял каждый круг. Он сказал, что "вес самого себя" приводит к чувству "собственной важности", что в совокупности не позволяет "функционировать" как человек. По мере того, как люди накапливают больше весомости, они чувствуют себя более важными и меньше действий они могут выполнить.

Почему же тогда вы опубликовали свои книги?

Veja: Почему же тогда вы опубликовали свои книги?

Кастанеда: Потому что это было мое задание. Брухо выполняет задачи, которые ставят на место весомость самого себя и чувство собственной важности. Моя работа является не обучением, а воспоминанием о жизни, когда дон Хуан учил меня. Брухо выполняет задачи, которые приносят ему удовольствие. Он выполняет их, не дожидаясь признания со стороны общества или чего-то вроде этого, что "сделало бы его весомым", как это делает ученый в целях достичь личной важности, что совсем не является моим случаем. Например, если это интервью воспринимать как акт магии, оно становится задачей, которая должна быть выполнена.

Учителя, которые строят из себя ладью из слоновой кости

Veja: Это интервью, ваша работа, ваш труд и сам факт обмена идеями в течение нескольких часов ... Не является ли это и выполнением задач, и ожиданием признания общества?

Кастанеда: Я выполняю свои задачи столь текуче, что они не влияют на меня в плане собственной важности, но имеют влияние на то, как я живу в своей жизни. Я знаю десятки "учителей", которые в области знания строят из себя ладью из слоновой кости: они все знают и устраивают шоу для общественности; чем большей известности или широкого признания они получают, тем более важными они себя чувствуют, но эта собственная важность возвращается собственным грузом, ее вес обременяет, и как личности они ничто. Работа влияет на них в плане собственной важности, но не в плане личной жизни.

На меня работа влияет в плане личной жизни, но не собственной важности. Дон Хуан советовал и предостерегал меня, чтобы я никогда не становился павлином - "паво реал" - который является результатом пафоса личной важности. Чем меньше человек думает о "псевдо-действиях" в плане собственной важности, тем более совершенным становится. А чем больше чувствует собственную важность - тем больше незавершенным он становится. Неполнота возникает из-за непрекращающегося поиска общественного признания.

Будет ли он автоматически искать самопознания?

Veja: Но если человек действует, не будет ли он автоматически искать самопознания?

Кастанеда: Нет, только если ты действуешь как брухо. Брухо живет своей жизнью сам по себе, а не для широкой общественности. Он не зависит от реакции общественного соглашения, он не действует из собственной важности. Он знает, как "остановить мир", или, скорее, он способен "не-делать".

Остановка мира в психотерапии

Veja: Как вы думаете, процесс добровольного прерывания потока "здравого смысла" будет эффективным, если применить его в психотерапии?

Кастанеда: Психотерапевтический результат дона Хуана впечатляет. Он дал мне понять, что я был профессиональным ребенком - я придавал себе слишком большое значение, подчеркивая важность моей личности, но не превращал свои фантазии в действия. Он научил меня жить в настоящем времени, глядя в лицо моей смерти, как неизбежного и такого, что произойдет факта в моей жизни. Понимание смерти следует рассматривать как реальность.

Дон Хуан учил меня, что если я принимаю во внимание, что умру - никакие из моих действий не будут иметь личной важности, и поэтому я могу измениться, или могут произойти изменения и задачи будут выполнены. Неизбежность факта смерти слишком болезненна для западного человека и, как следствие, Запад стремится к социальному взаимодействию в целях адаптации к "здравому смыслу".

Профессиональный ребёнок

Лучше объясню: профессиональный ребенок - это человек, который нуждается в ласке и в вознаграждении путем внимания к своей персоне. Он - вечный несносный ребенок с большой собственной важностью. Я хотел раз и навсегда покончить с тем, чтобы быть ребенком, но я очень любил самого себя и постоянно находил предлог продолжать поддерживать свою собственную важность.

Ничего не делал, ничего не создавал, мои действия были подавлены моими планами и решениями, и моим чувством собственной важности. Пока я не узнал от дона Хуана, как перестать быть профессиональным ребенком и стать воином-пиратом... Сидеть, ожидая, что мне все дадут, или грезить наяву о величии своей собственной важности не приносит мне ничего. Я должен пойти и развить мужество и дисциплину.

Поскольку я честен с самим собой, мне все равно, что широкая общественность думает

Veja: Вы живете, как брухо, то есть анонимной жизнью, тогда как ваша работа публична и очень успешна. В чем личное удовлетворение, как следствие этого явного антагонизма между писателем и человеком?

Кастанеда: Мое удовлетворение приходит от безупречности написания и представления себя в истинном свете. Я действительно не вижу никакого антагонизма, потому что моя личная жизнь является отражением моей работы. Я снова утверждаю, что я делаю то, что говорю, и занимаюсь тем, что проповедую. А поскольку я честен с самим собой, мне все равно, что широкая общественность думает и как она реагирует. Таким образом, я свободен от взлетов и падений. Возьмем, к примеру, Тимоти Лири - гуру лизергиновой кислоты. Он является типичным примером чрезмерной собственной важности.

Его груз стал слишком большим, и он вынужден платить цену за крайности. Есть много писателей, которые проповедуют, но не следуют своим собственным проповедям, и есть много людей, которые поощряют сильное тело и здоровый дух, но сами лишь постепенно разрушают свое тело и разум. Дон Хуан был образцом для подражания, который сам делал и практиковал все то, что ставил для меня как задачу на протяжении всех лет обучения.

Воин-пират

Veja: Вы упомянули дона Хуана, как образец, но также знакомы с еще одним образцом - общественным соглашением. Как сочетаются эти модели в вашей жизни?

Кастанеда: Образец дона Хуана дал мне параметры реальности, отличные от общественного соглашения. Другая же модель привела меня к вечному несносному ребенку. За время обучения я оставил эту последнюю. Одна модель привела меня к профессиональному ребенку, а другая - к истинному воину-пирату. Когда человек отбрасывает чувство собственной важности и чувство важности своего пути и принимает знание, что человек, который тянет резину и плетет интриги такой же человек, как вы или я - он может достичь всего, что угодно.

Человек может быть сверх-умным и иметь богатые возможности, но лишь надеяться, что все само придет ему в руки, и когда мир не уделяет ему внимания - он приходит в состояние ненависти, угрызений совести и страха. Воин-пират не боится, он не ожидает, что что-то само придет к нему. Он действует, выполняет свои задачи, и в то же самое время не заботится о последствиях.

Интервью: Карлос Кастанеда, Рикардо Кастильо (1977 год)

Мешок дерьма

Дон Хуан - необыкновенный обманщик, который смеялся надо мной в течение пятнадцати лет, потому что я - мешок дерьма. Недавно один из его учеников рассказал мне все, что дон Хуан делал мне. Я выглядел придурком из-за того, что не был индейцем. Однажды он обработал мое хозяйство для того, чтобы я больше не имел детей - схватил некие листья и натер мне ими член. Мой дедушка учил меня быть мачо, а мачо не позволяет другому мачо хватать себя за член. Поэтому я попросил дона Хуана, чтобы он никому ничего не говорил об этом: и первое, что он сделал - это рассказал всему миру, что он натирал его!

Интервью: Карлос Кастанеда, Грасиела Корвалан (1980-1981 год)

Всегда находили место для шуток

— Что касается перепросмотра, — добавил Кастанеда. — То вы всегда можете придать ему несколько пикантный оттенок. Дон Хуан и его товарищи были очень непостоянными людьми. Дон Хуан излечил меня от того, чтобы всегда быть утомительным. В нем не было никакой важности и ничего нормального.

Несмотря на всю серьезность того дела, которым они заняты, они всегда находили время и место для шуток.

Ситуации обычной жизни

— Женщина-тольтек помещает нас в разные ситуации обычной жизни, это ее метод обучения. Я считаю, что это самый лучший метод, потому что в этих ситуациях мы осознаем, что мы ничто, это нечто совсем противоположное чувству собственной важности или самолюбованию. В обычной жизни мы внимательно, словно сыщики, наблюдаем за тем, что с нами происходит, что нас оскорбляет. Да, мы ведем себя как сыщики! Мы все время ищем проявлений любви: любят они меня или не любят. Поэтому, так как мы находимся полностью в нашем эго, мы не можем ничего больше делать, кроме как все время укреплять его. Женщина-тольтек говорит, что лучше уж заранее думать, что нас никто не любит.

Кастанеда сказал нам, что дон Хуан называл чувство собственной важности монстром с тремя тысячами голов. Можно отрубить несколько из них, но остальные тут же встанут на его место. Именно оно выделывает все эти фокусы, которыми мы дурачим самих себя и заставляем себя верить, что мы из себя что-то представляем.

Находиться на дне

В этом году Ла Горда и я, много работали и претерпевали большую нужду. Часто бывает так, что нам бывает нечего есть. Самое ужасное, что мы не можем получить никакой поддержки от других членов нашей группы. Это задание мы должны были выполнять в полном одиночестве, и мы никак не могли от него отказаться. Если бы мы даже могли сказать, кто мы такие на самом деле, никто бы нам не поверил. Задание всегда требует полной самоотдачи. На самом деле я и есть Джо Кордоба, — продолжал Кастанеда. — И это просто великолепно, потому что трудно пасть ниже. Я уже нахожусь на самом дне, так низко, как это только возможно. Это все, что я есть, — Говоря это, он дотронулся до земли.

Интервью: Карлос Кастанеда, Хавьер Молин (1984 год)

Чувство собственной важности съедает 90% энергии

- Если бы вы собрались резюмировать учение дона Хуана или отметить, возможно, самое важное из учения - что бы это было?

- Самое важное для меня, во что я мог бы вложить все, что имею из того, что дон Хуан раскрыл - это предпосылка, которая состоит в потере личной важности; это чувство самовлюбленности, чувство собственного достоинства, которое нам завещали наши предки - идея того, что личное Я столь ценно.

"Когда-то я спросил у него, почему так важно было потерять чувство собственной важности. Дон Хуан сказал, что это очень просто - 90% нашей энергии уходит на защиту наших персон. Его идея состоит в том, что нет смысла для таких усилий. Защита персоны стоит слишком много и ни к чему не приводит".

Высвободить важность персонального Я

Мы сказали Кастанеде: есть два слова в беседах Хуана Матуса, которые стоит объяснить - видение и сила.

"Дон Хуан говорил, что вся энергия, на которую мы можем рассчитывать, уже распределена. Отсюда следует, что мы не можем разорвать гегемонию восприятия, и когда мы встречаемся с брухо, мы верим, что столкнулись с непоследовательным человеком, потому что он не использует свободную энергию так, как это делаем мы".

В таком случае, чтобы можно было распоряжаться энергией, так как вся она распределена, мы должны высвободить ее, и для этого есть единственный способ сделать это - избавиться от того, что бесполезно. И это та самая важность персонального Я". Подход состоит в том, что "если мы сможем высвободить эту энергию - этого было бы достаточно для восприятия этой другой реальности, этой отдельной реальности и, прежде всего, было бы достаточно энергии для восприятия дара полного осознания".

Затем Кастанеда объяснил силу. "Она состоит из этой освобожденной энергии, что позволяет ему входить в невообразимые сферы восприятия. Человек силы - это тот, кто может входить в невообразимые миры восприятия, для тех, кто не смог высвободить энергию, кто использует всю свою энергию для защиты своих личностей".

"Если бы ты перестал чувствовать себя столь важным, - комментирует он, чтобы разъяснить идею, - ты был бы неуязвимым. Что тебе могли бы сделать? То, что нас ранит - это что нас предают, или нападают на нашу самовлюбленность. Кто-то делает лучшее, на что способен, это бесспорно, однако никогда не стоит это принимать столь серьезно. Вот в чем, пожалуй, очень хорошо схватываемый секрет".

Кастанеда определяет свое отношение, когда говорит: "Я не хочу известности или богатства - лишь выразить наиболее простым способом то, чему меня учил дон Хуан".

Интервью: Карлос Кастанеда, Кармина Форт (1990 год)

Важность — балласт

Если ктото хочет взлететь, то вмиг сбегаются испытывающие страх и тянут его за ноги обратно на землю. Ведь если все вместе ползают по земле, то они чувствуют себя спокойно в своем убожестве. Но они вмиг ощущают себя униженными, если ктото может смотреть на них из другой, недоступной для них области.

Есть одно хорошее выражение: "Закутанный в лохмотья презирает все, чего не знает". Есть люди, к которым это определение вполне подходит. Их собственная важность является тем балластом, который не дает им подняться. Но они скрывают ее, простонапросто поворачиваясь в другую сторону, если ктото прямо указывает им на их самомнение. Многие верят тому, что пережил Кастанеда и о чем он рассказал в своих книгах, но немало и тех, кто выступает против, защищая самих себя.

— Кармина Форт

Открыться

Открыть себя, например, упрекам или вообще неизвестному вот то, что значительно снижает всепобеждающую важность нашего эго, ответил он.

Он еще раз подчеркнул, что стирание личной истории является необходимостью, а не прихотью

Прекратить думать

Дон Хуан утверждал, что для того, чтобы действительно хорошо думать, надо прекратить думать?

Да, нужно оставить мир привычных мыслей, потому что они предлагают только самоподтверждение. Маг яки был уверен, что, только остановив внутренний диалог, ученик может надеяться на то, что на него снизойдет Дух. Одновременно он жаловался, что никто не хочет идти по пути свободы.

Как ты считаешь, это страх потерять нормальное состояние сознания удерживает нас от остановки внутреннего диалога?

Когда этот страх преодолен, открывается щель к свободе и прекращается концентрация на собственной важности и на самом себе.

Вокруг Я

... Нас обучают с раннего возраста вращаться вокруг собственного "я", личности, и даже не вокруг всего человеческого существа, а только вокруг социальной личности. Такая зависимость не оставляет иного выхода.

Это справедливо для всех людей?

Годы, которые мы проводим, занимаясь этой деятельностью, глушат в нас магическое, и тогда остается только личное "я" со всеми его глупостями.

Дон Хуан упрекал тебя, что ты маскируешь свое самодовольство под независимость, и заметил, что чувство собственной важности представляет собой другую сторону жалости к самому себе.

Это состояние можно еще обозначить как состояние необычайной лени, и оно, очевидно, присуще нам всем. Из него возникают наши идеи о личной свободе, потому что в действительности никто не может стать нам слишком близким. Таким образом, мы замыкаемся в нашей целостности, которая на самом деле является только плодом нашего воображения и представляет собой в действительности барьер, стоящий на нашем пути к свободе, заключил он резким тоном.

Планирование и важность

Дать объяснения ... он не считал необходимым ... своим внезапным отказам от заблаговременно запланированных встреч. ... он отказался выступить с докладом, если срок будет назначен более чем за один день. Поэтому не удивительно его высказывание об одном ученом ...

Ученый уверял, что он внес дату этого доклада в свою записную книжку еще в предыдущем октябре. Представь себе, какая важность!

Он произнес последнее слово голосом, полным сарказма. И потом продолжал, раздумывая, как бы обращаясь к самому себе:

Планировать за целый год, даже не зная, будем ли мы через год живы! Какая глупость! казалось, он поражен таким принуждением, которое притом еще и добровольно берут на себя.

Записать что не нравится

Однажды ... дон Хуан попросил меня записать все то, что мне не нравится во мне самом. После долгого размышления я составил длинный список моих недостатков, как, например, при этом в его голосе зазвучали морализаторские нотки, "Он не заботится о других", "Он очень упрям"... Когда я показал написанное дону Хуану, он расхохотался и сказал: Что за глупость! Тебе не нравится, что ты уродлив! Что ты маленького роста и уродлив!

Интервью: Флоринда Доннер, Александр Блэир-Эварт (1992)

Сражение с мантрой: я-я-я-я-я-я-я-я-я

А.Б.Э: ... Какова природа этой битвы? С чем вы сражаетесь?

Ф.Д: С собой. Даже не с собой, а скорее со своим представлением о себе, потому что если на самом деле посмотреть на себя, то мы поймем, что ничего об этом не знаем. И тогда мы сможем прекратить наше напыщенное представление о самих себе. Неважно, какое это представление - положительное, отрицательное, и на то и на другое мы тратим одинаковое количество энергии.

А.Б.Э: Поэтому в этой традиции особый акцент делается на преодоление так называемой собственной важности.

Ф.Д: Совершенно верно, собственной важности. Это главная битва, необходимо прервать внутренний диалог. Потому что даже если мы находимся в изоляции, то мы все равно постоянно говорим сами с собой. Этот внутренний диалог никогда не прекращается. А чем занимается наш внутренний диалог? Он постоянно оправдывает сам себя, что бы ни произошло. Мы проигрываем в памяти события, что мы должны были сказать или сделать, что мы чувствуем, а что не чувствуем. Акцент всегда делается на себе. Мы все время повторяем эту мантру - я - я - я - я - я - я, молча или вслух.

А.Б.Э: И все открывается, в тот момент когда...

Ф.Д: ...когда прекращается этот диалог. Автоматически. Нам не нужно больше ничего делать. По этой причине многие люди отвергают Кастанеду и говорят, что он лжет, потому что это все так просто. Но эта явная простота делает это для нас самой сложной вещью, какую мы только можем сделать.

Интервью: Тайша Абеляр, Александр Блэир-Эварт (1992)

Фиксация точки сборки

Сейчас, если текучесть позволяет смещать точку сборки с того места, которое делает нас личностью, мы опять возвращаемся туда, потому что именно это место, которое делает нас личностью, и есть то, что мы называем своим "я". И это именно то окно, откуда выглядывает собственная важность, потому что пока мы сохраняем верность своему "я", мы на самом деле сохраняем свою верность конкретному положению точки сборки. Мы никогда не будем способны воспринимать ничего за пределами того, что принимаем за само собой разумеющуюся реальность.

Сила общественного порядка

Существуют методики, существуют способы, созданные магами, сюда входят техники "не-делания", "вспоминание", которое является основной методикой, позволяющей перемещать точку сборки с ее места, определяющего собственное "я", - нечто подобное "утрате личной истории", что также дает возможность уходить от своих ожиданий или своих представлений о себе. Ключевой момент - это, конечно, избавление от чувства собственной важности, потому что, как я уже говорила, пока у нас есть это представление о себе, прочное "я", эго, личность, с помощью которой мы взаимодействуем с другими людьми благодаря межличностному соглашению, оно удерживает нас. Так что, как видите, сила мира, сила общественного порядка так огромна благодаря соглашению биллионов людей удерживать точку сборки в этом конкретном месте.

Источник поглощающего желания нравиться

ТАЙША: ... И вы знаете, от чего это на самом деле зависит? Нравиться, хотеть нравиться? У магов существует теория относительно энергии, которую вы получаете при своем зачатии. Если ваши родители любят друг друга, я имею в виду в сексуальном смысле, если они переживали прекрасный момент, если для них обоих, матери и отца, момент вашего зачатия был огромным сексуальным переживанием, у ребенка будет этот огромный всплеск энергии. И его не будет беспокоить, нравится он людям или нет, потому что он обладает этим подлинным ощущением энергетического благополучия. Но если один из партнеров скучал - маг дон Хуан всегда называл это "зачатием со скуки" - или если их переживания были очень скучными... Или, может быть, родители даже не любили друг друга, а просто вступали в связь потому, что были женаты и привыкли заниматься этим в ночь на субботу, ребенок появится на свет с явным ущербом. И он всегда будет чувствовать, что ему чего-то недостает, и всегда будет хотеть нравиться. Он хочет нравиться своим ровесникам, он хочет нравиться своей маме, а ей он может вообще не нравиться.

Но это не просто теория, это то, к чему пришли маги благодаря своему видению. Они действительно видят, какой высокой энергетикой обладают светящиеся существа. Они могут видеть, как передвигается энергия. У некоторых людей она очень вялая, застойная, и, конечно, это выражается в чрезмерной кротости или слишком низком уровне интереса к жизни. Люди такого типа скучают целый день. Таковы же и испытываемые ими чувства. Но у других масса энергии. Они все встречают как вызов. Для них все является приключением. Они естественным образом возвышаются над людьми. Они обладают этим божьим даром, разновидностью гипнотического воздействия на других и на все, что их окружает. И у них может вовсе не быть этой потребности нравиться, которая есть у других.

Заметки с лекции Карлоса Кастанеды в книжном магазине Феникс (1993 год)

Перепросмотр для борьбы с важностью

Перепросмотр является способом борьбы с собственной важностью. Нам нужна энергия, которая поступает из беспристрастного анализа этого глупого чувства собственной важности.

Самодисциплина

Вместо использования наркотиков существует кое-что намного лучшее для того, чтобы раскрыть магическое в жизни. Самодисциплина. Это - единственный способ, чтобы избежать ловушки социального уклада. С помощью самодисциплины мы можем делать чудеса. Воин, который осознает смерть, осознает ловушку социального порядка, он осознает ловушку собственной важности, он сознает ловушку рассудка, стремится только к свободе. Свобода является непостижимым прыжком в неизвестное.

Самодисциплина - это не католичество, она является постоянно меняющимся и свободно текущим наслаждением, которое наступает в результате 25 часов осознавания.

Не опускать голову перед кем бы то ни было

Это не наилучший из возможных миров. Что-то удерживает нас от видения. С точки зрения того, кто готов умереть, воин становится осознающим и мир никогда не будет таким, как раньше. Это непостижимо. Он видит незваного гостя в своих снах. Они являются лазутчиками из непостижимых миров. Они используют осознание как море. Мы можем попасть куда угодно, если обладаем энергией. Ее мы получим, преодолев чувство собственной важности.

Воин совершает прыжок в неизвестное, потому что он стремится к знанию. Моя судьба в том, чтобы блуждать в бесконечности. Мы - скитальцы, странствие является нашим уделом. Принимая вызов смерти , воин получает невообразимую поддержку. Он может положить конец чувству собственной важности и перейти на другой уровень. Вы не должны опускать вашу голову перед кем бы то ни было.

Мы являемся чем-то другим

В этом другом мире происходит битва, и мы войдем в эту вселенную, хотим мы этого или нет. Это неизбежно. Маги являются прагматиками. (Чем в точности является эта битва, происходящая в другом мире?) Зачем ждать, пока мы Умрем? Делайте это сейчас, пока вы молоды и сильны. Не позволяйте чувству собственной важности увлечь вас. Прекратите постоянно думать о себе и своих желаниях, которые сопровождают вас до глубокой старости, пока вы уже ничего не сможете делать. Пока единственной возможной вещью для вас не окажется зов "Медсестра!". Будьте сознательны. Сейчас подходящий момент, и сновидение является путем. Сновидящий , накопив достаточно энергии, получит толчок в жизни при входе в другой мир. Это непостижимо Чем мы являемся в действительности? Не тем, о чем говорил мой отец. Мы являемся чем-то еще.

Интервью: Тайша Абеляр, Кейт Никольс (1993)

P.R.: Существуют ли различия между современными магами и их предшественниками в древности?

А: Да. Когда мы говорим о древних магах, то думаем о манипулировании людьми, накоплении силы и управлении субъектами из других миров или реальностей. По мере того как эта традиция передавалась дальше, новые видящие осознали, что методы древних магов не вели к освобождению. Напротив, зги практики вели к возникновению зависимости от ритуалов и вынужденному поведению - например, накоплению силы и увеличению чувства собственной важности. Да, практики были весьма эффективными в том, что они превращали магов в очень сильных существ ...

Несмотря на эти силы, современные маги поняли, что собственно сила еще не могла привести к настоящей свободе. Вместо этого большинство магов древности оказались запертыми в ловушке позади того, что мы называем Вторыми Вратами Сновидения.

Интервью: Флоринда Доннер, Хейнс Или (1995 год)

Мы рождаемся с силой

Х.И.: И мы рождаемся с этой силой, когда мы рождаемся, у нас достаточно энергии, чтобы...

Флоринда Доннер.: Все мы, кем бы мы ни были, обладаем этим наследственным качеством, все мы воспринимающие. Мы - поля энергии.

Х.И.: И мы безрассудно растрачиваем эту энергию.

Флоринда Доннер.: Вот именно.

Х.И.: ... поддерживая чувство собственной важности, собственный воображаемый образ.

Флоринда Доннер.: Представление о самом себе, собственный образ себя, что бы туда ни входило.

Х.И.: И перепросмотрев как можно лучше свою жизнь, мы можем получить эту энергию обратно?

Флоринда Доннер.: Никаких гарантий не существует. Нет. Это просто один из методов, который, по меньшей мере, дает нам возможность на мгновение остановиться, прежде чем мы захотим повторить свое привычное поведение исходя из собственного представления о себе.

Если бы вы все в этом мире были особенными, мир не мог бы функционировать

Я росла в Южной Америке, я просто пользовалась преимуществами того, как я выглядела. Дети очень хорошо знают, как это использовать. Я была президентом в начальной школе, начиная с детского садика и кончая шестым классом, в венесуэльских школах, я была... Там было очень мало светловолосых детей.

Я хочу сказать, что меня воспринимали как маленькую богиню, и я была уверена, что это право принадлежит мне от природы. Потом, конечно, став взрослыми, мы меняемся, мы изменяем эти шаблоны, но по существу остается это известное вам чувство собственной важности: "Я - самое значительное из всех когда-либо живших созданий".

Х.И.: Но в обществе есть люди, которые придерживаются противоположной точки зрения, которые...

Флоринда Доннер.: Да, но, видите ли, я говорю... Придерживаются противоположной точки зрения... В своем рассказе я все очень преувеличиваю, на самом деле не имеет значения, будет ваше представление о себе положительным или отрицательным.

Х.И.: Согласен.

Флоринда Доннер.: Утечка энергии одинакова, какого бы мнения мы ни придерживались, то ли мы вообще утратили свой образ, то ли придерживаемся слишком напыщенного представления о себе, это не имеет значения, утечка энергии одна и та же, потому что у нас все еще есть это представление...

Мы вынуждены защищать это представление о том, кто мы есть на самом деле, и это точка зрения всех людей. По существу за этим ничего не стоит. Мы знаем определенные вещи, да, мы знаем, до какой степени мы разумны, мы знаем, как сделать то-то и то-то...

Да, но я говорю не об этом, я говорю о нашей запутанности с нашим я. О представлении о том, что все мы в чем-то особенные. Мы всегда особенные, как вы думаете? То, что дон Хуан делал с нами, так он бомбардировал именно это представление о нашей особенности. Он говорил:

"Если бы вы все в этом мире были особенными, мир не мог бы функционировать". И это абсолютно правильно. Вот почему, можно сказать, с человеческой точки зрения, мы по сути не знаем, как взаимодействовать друг с другом, потому что каждый из нас всегда что-то защищает.

Х.И.: Как можно это остановить? Я понимаю, мы можем перепросмотреть свою жизнь, но я, в своей собственной жизни... разрешите мне просто привести пример, потому что, я уверен, это пригодится кому-то еще, перепросмотр требует времени. Мне представляется, что мир магов - это мир людей, у которых масса свободного времени, им больше нечем заняться, ничто не заставляет их делать что-то еще. Они могут уйти и проспать девять дней или на десять лет исчезнуть из мира, или что бы им там еще ни захотелось. Но средний человек, у которого есть работа, семья...

Флоринда Доннер.: Я полностью с вами согласна.

Х.И.:... пытается перепросмотреть свою жизнь, и, если ему повезет, у него есть на это только полчаса, и чтобы с такой скоростью что-нибудь перепросмотреть, потребуется две жизни.

Флоринда Доннер.: Совершенно верно, только смотрите, ради примера: я была в мире магов, мне не хотелось бы даже упоминать... больше двадцати лет, так? Это целая жизнь. Получается, моя жизнь была потрачена на следование пути. Я приняла такое решение. Это все, что я сделала. В нашей группе есть люди, которые работают со скольки?

С 9 до 5 или до 6, или до какого там часа? Они выполняют самую обычную работу. Вот одна из таких работ - я перевожу. Я люблю заниматься переводом, я перевожу с испанского на английский или наоборот, или на немецкий. Это приносит мне доход. Я должна жить. Я наверняка нахожусь в мире в том смысле, что я делаю...

Мы не должны удаляться от мира, но мы не принадлежим миру в том смысле, что что-нибудь может заставить нас реагировать так, как реагируют наши собраться, мы свели это к минимуму. На самом деле, больше не имеет значения, что они для нас делают. Как они бьют нас. И не потому, что мы чего-то достигли, нет, мы боремся с этим ежедневно.

Люди, у которых есть семья... Я уже говорила... Этого человека мы встретили в Мексике, у него было пятеро детей, жена, очаровательная женщина, и, конечно, она была страшно напугана его интересом к миру магов, к миру дона Хуана, и я сказала: "Это совершенно лишено смысла, потому что, что бы он ни взял оттуда, пусть даже просто с помощью перепросмотра, если он действительно это сделает должным образом и если его интерес настоящий и искренний, его жизнь как отца и мужа станет лучше. И сам факт, что он меняется, заставит измениться и вас".

Потому что особенно во взаимоотношениях между мужем и женой только одно хорошо: "он вынужден будет сделать, если я вмешаюсь в это, это и это, я должна измениться, чтобы он сделал это". В мире магии это работает иначе. Вы меняетесь просто так. Что делает другой человек, не имеет к вам никакого отношения.

Изменение вашего поведения заставит измениться другого человека, хочет он того или нет. Я могу вам это сказать совершенно искренне, потому что это именно то, что происходит в нашем мире. Я привыкла к бесконечным жалобам: "Раз ОНА не делает свое дело, ОН не делает свое. Я пытаюсь измениться, я делаю это". Понимаете? Никогда непрекращающееся "Я", "Я", "Я".

Х.И.: В самом деле.

Флоринда Доннер.: И когда дон Хуан сказал: "Представьте себе, вы настоящие простаки. Каждому, с кем вы имеете дело, вы выдаете карт-бланш. Что бы они ни делали, они ничего с вами сделать не смогут, ни убить, ни причинить вред. Вы меняетесь просто так". И он конечно прав. Если мы меняемся, если меняется "Я", вы заставляете меняться мир вокруг.

И это мое утверждение, мое представление, с какой бы точки зрения мы ни посмотрели - с экологической, психологической, что бы мы ни пытались делать в мире. Мы не хотим менять себя. Мы пытаемся вызвать изменения в других, не меняясь сами, или изменяя только себя - мы говорим, что мы изменяем. Тело, энергетическое тело, знает, когда человек не изменился, когда он не вполне искренен или не вполне прав.

Да, они борются, я согласна, но изменения все равно происходят... Мы должны изменить себя как личность, чтобы повлиять на мир вокруг нас - не ожидая, что он изменится.

Человек, лишенный эго

Х.И.: Как может средний человек, просто слушая сейчас эту беседу по радио, как может этот человек увидеть, почувствовать, ощутить ...

Флоринда Доннер.: Для этого вам нужна энергия. Это то, что я вам говорила. Если вы избавились от представления об эго, что, как вы знаете, подобно... Как раз вчера я разговаривала с этими людьми в Мексике, мне был задан почти слово в слово тот же вопрос, и я ответила: "Это преждевременно".

Всех их интересует этот мир, понимаете? Как перепрыгнуть во второе внимание, встретиться с неорганическими существами, но это абсурд - обсуждать эту стадию, когда они не избавились от представления о своем эго.

Понимаете? Вот о чем я говорю. Для нас самый важный шаг - это избавление от чувства собственной важности, уменьшение этого эго до ничто. Мы никогда не собирались лишиться его вообще, хотя это и возможно. С моей точки зрения, Кастанеда вообще лишен эго. Он настолько пустой, что быть с ним жутко - это наводит страх.

Х.И.: Я могу это понять.

Флоринда Доннер.: В то же время, самая, можно сказать, привлекательная вещь - это человек, лишенный эго. Это то, к чему все испытывают склонность.

Перепросмотр личной истории — путь к избавлению от ЧСВ

Х.И.: ... И все это сводится к тому, чтобы избавиться от этого чувства собственной важности, этого эго, ... , если я правильно понимаю мир магии, необходимо перепросмотреть свою жизнь...

Флоринда Доннер.: Совершенно верно.

Интервью: Карлос Кастанеда, Readers of Infinity (1996 год)

ЧСВ и видение

Главной целью магов всегда было видение энергии в том виде, в каком она течет во Вселенной. Дон Хуан утверждал, что в течение тысячелетий воины стремились к преодолению нашей привычной системы интерпретаций и обретению способности воспринимать энергию непосредственно. Для выполнения этой задачи они веками вырабатывали ряд необходимых действий. Нам хотелось бы назвать их скорее "маневрами", чем практиками или процедурами. Путь воина в этом смысле - это постоянный маневр, служащий воинам опорой для выполнения задачи непосредственно видеть энергию. Усилия магов направлены на избавление от чувства собственной важности - это единственный способ избавиться от влияния нашей привычной системы интерпретаций. Маги называют избавление от этого эффекта остановкой мира. В тот момент, когда они достигают этого эффекта, они становятся способными непосредственно видеть энергию.

Страхи и опасения

(о страхе и опасениях на пути знания) Все мы испытывали подобные чувства и задавали дону Хуану с разной степенью грубости те же вопросы. Мы все чувствовали, как что-то движется у нас по спине. Дон Хуан объяснял, что это просто мышца, благодарная за то, что при помощи магических движений ее впервые наполнили кислородом. Он заверил всех нас, преисполненных жалости к себе и чувства собственной важности, что мы нужны ему не больше, чем дырка в голове. Он напомнил нам, что он каждый день встречается с бесконечностью и встречи эти должны происходить в состоянии простоты и чистоты, а влияние на других никоим образом не является частью такого состояния. Он говорил, что идея о том, что нами манипулирует какая-то злая сила, дергая нас, как марионеток, за ниточки, является следствием укоренившейся в нас привычки чувствовать себя жертвой. Он дразнил нас, изображал наше отчаяние: "Он делает это со мной, и я ничем не могу себе помочь!"

Интервью: Карлос Кастанеда, Más allá de la Ciencia (1997 год)

Разве можно противостоять повседневному миру, не теряя энергии?

- Разве можно противостоять повседневному миру, не теряя энергии?

- Маги, подобные дону Хуану, утверждают, что можно. Они говорят, что события повседневного мира губительны для нас только в том случае, если они преломляются через ощущение собственной важности. Мы так эгоцентричны, что мельчайшая неприятность подавляет нас. Мы тратим столько энергии на то, чтобы подать и защитить свое "Я" в обыденном мире, что у нас ничего не остается на то, чтобы встретить лицом к лицу что-либо противоречащее нам. Этот полный износ кажется чем-то неизбежным, так как мы движемся исключительно по колее, проложенной нашей социализацией. Если бы мы осмелились сменить колею, изменить образ существования, лишь подавив натиск собственной важности, то достигли бы невиданного результата: свели бы на нет ежедневную растрату энергии и оказались бы в энергетических условиях, которые позволили бы нам воспринимать гораздо больше, чем мы привыкли считать возможным.

Интервью: Флоринда Доннер, La Senda del Guerrero (1997 год)

Тансегрити и чувство собственной важности

... практика тенсегрити увеличивает чувство собственной важности. Тот, для кого это так, не является практикующим тенсегрити. Он/она является закоренелым эгоманьяком, рыскающим в поисках новых способов увеличения его/ее собственной важности. Такие типы существуют и их не вылечить. Таким образом, бесполезно говорить о них или беспокоится о них. У них есть универсальный клуб, где они находят прибежище и куда они приходят, чтобы выпить их маленький стаканчик собственной важности.

Интервью: Тайша Абеляр, Флоринда Доннер, Кэрол Тиггс, Кончи Лабартас (1997 год)

Подобно бессмертным, мы никогда не соотносим себя со смертью

Старый нагваль объяснял нам, что подобно бессмертным, мы никогда не соотносим себя со смертью, позволяя себе невообразимую роскошь проживать всю свою жизнь будучи в плену слов, описаний, полемики, согласий и несогласий. Другая категория - категория магов, существ, которым суждено умереть, которые не могут позволить себе никогда и ни при каких условиях заниматься составлением интеллектуальных суждений. Если мы есть кто-то, то мы - существа, лишенные всякой важности. И если у нас что-то есть, то это наше убеждение, что мы существа, которые должны умереть и что однажды нам придется лицом к лицу встретиться с бесконечностью. Наши приготовления - это самая простая на свете вещь: двадцать четыре часа в сутки мы готовим себя к встрече с бесконечностью.

Старый нагваль сумел изжить в нас эту ужасную идею бессмертности и безразличия к собственным жизням, он убедил нас, что поскольку нам суждено умереть, нет никакой возможности получить от жизни чего-то большего. Маги утверждают, что люди - это магические существа, способные на невероятные поступки и свершения, если им удастся избавиться от идеологий, которые превращают их в обычных людей. Наши действия есть, по сути, феноменологические описания подвигов восприятия, доступных любому из нас, особенно женщинам, подвигов, которые ускользают от нас из-за нашей само-рефлексии. Маги утверждают, что единственное, что существует для нас, человеческих существ, это Я, Я и только Я. В подобных условиях возможно только то, что касается этого Я. А по определению, все, что касается Я, персонального Я, приводит лишь к разочарованию и озлобленности.

Разрушение поведенческих структур

Воздержание рекомендуется каждому из нас, говорил старый нагваль. Не из моральных соображений, но ввиду отсутствия необходимого колическтва энергии. Он дал нам понять, что большинство из нас были зачаты в условиях постельной скуки. Будучи магом-практиком, старый нагваль утверждал, что процесс зачатия имеет первостепенное значение. Он говорил, что если мать в момент зачатия не испытала оргазма, то в результате такого зачатия родится - скучно-зачатый., как он их называл. В таких условиях нет энергии.

Старый нагваль рекомендовал воздерживаться от секса всем зачатым подобным образом. Для накопления энергии он также рекомендовал заниматься разрушением поведенческих структур, ведущих к хаосу, таких как непрекращающаяся озабоченность поиском романтических взаимоотношений; выставление напоказ и защита своего - Я., ненужные привычки, но в первую очередь - невероятная настойчивость на проблемах собственного - Я.. Если с этими вопросами удастся справиться, любому из нас хватит энергии, чтобы использовать пространство, время и общественный порядок более разумно.

Книги воинов

Книга "Магический переход", Тайша Абеляр

Ты столь ранима

- Ты столь ранима потому, что чувствуешь свою важность, - заявила она, протягивая мне вышитый платочек, чтобы я высморкалась. - Весь этот позор свалился на тебя потому, что твое чувство собственной важности вышло из-под контроля. А затем ты испортила свое выступление, что и должно было случиться, и тем самым еще больше задела свою и без того уязвленную гордость.

Маги абстрактного

Она продолжила рассказ о том, что абстрактные маги достигают освобождения с помощью расширения диапазона своего восприятия, тогда как конкретные маги, к которым относятся последователи магических традиций древней Мексики, преследуют лишь эгоистические цели, увеличивая при этом чувство собственной важности.

Пробивающееся к тебе под видом жалости к себе, морального негодования или праведной грусти

... повторять свои магические приемы, сосредоточивая внимание на сердце своего врага, которым в данном случае является чувство собственной важности, пробивающееся к тебе под видом жалости к себе, морального негодования или праведной грусти, - продолжала Клара.

Наши мнения и чувства являются нашими подлинными врагами

...чувство собственной важности, отсутствие целеустремленности, неконтролируемое честолюбие, недальновидная чувственность, трусость. Список врагов, которые стремятся помешать твоему полету к свободе, бесконечен, и ты должна быть беспощадна в борьбе с ними.

Попросив меня успокоиться, она сказала, что просто пыталась показать мне, что наши мнения и чувства являются нашими подлинными врагами и что они не менее опасны, чем какой-нибудь вооруженный до зубов бандит, которого мы можем встретить на большой дороге.

Результат вспоминания

- Вот и хорошо. Клара уверяла меня, что с помощью вспоминания ты почти полностью избавилась от жалости к себе и от чувства собственной важности. Проработка в ходе вспоминания эпизодов твоей жизни, особенно половой жизни, еще больше приоткрыла у тебя врата. Хруст, который иногда раздается в твоем затылке, происходит в тот момент, когда левая и правая стороны у тебя разделяются. В результате точно в середине тела образуется зазор, по которому энергия поднимается в затылок, туда, откуда доносится этот звук. Если ты слышишь по временам этот звук, это значит, что двойник у тебя вот-вот осознает себя.

Книга "Жизнь в сновидении", Флоринда Доннер

Соревнование в нарядах

— Делия ходит зеленая от зависти. Мы всегда соревнуемся в необычности своих нарядов. Они должны быть сногсшибательными, но не дурацкими. ...

— Хочешь присоединиться к нам в нашей игре? Я решительно кивнула, и она принялась рассказывать мне правила.

— Оригинальность, практичность, дешевизна и отсутствие собственной важности, — громко выпалила она. Затем поднялась и еще несколько раз прокружилась по комнате.

Свобода — это полное отсутствие забот

Флоринда говорила мне, что свобода — это полное отсутствие забот о чем бы то ни было, отсутствие стремлений, даже когда заключенный в нас объем энергии освобожден. Она говорила, что эта энергия освобождается, только если мы исключим все возвышающие концепции, которые у нас есть о себе, о нашей важности, важности, которую, как мы чувствуем, нельзя ни вышучивать, ни нарушать.

См. также