Цитаты о смерти

Материал из энциклопедии Чапараль
Перейти к: навигация, поиск
  Эта статья на стадии Черновик. Вы можете помочь: отредактировать или комментировать.

Содержание

Отдельная реальность

Когда воина начинают одолевать сомнения и страхи, он думает о своей смерти

- Когда воина начинают одолевать сомнения и страхи, он думает о своей смерти.

- Это еще труднее, дон Хуан. Для большинства людей смерть - это что-то неясное и далекое. Мы никогда всерьез не думаем о ней.

- Почему?

- А зачем?

- Зачем? Потому что идея смерти - единственное, что способно закалить наш дух.

Смерть никогда не останавливается

Дон Хуан сказал, что по моему тону и моему озабоченному виду он понял, что я чувствую - нас догоняет не просто машина. Я настаивал на том, что ничего такого не чувствую, а догоняет нас просто машина или трейлер.

- Ну что это еще может быть? - нервно спросил я.

Его намеки вывели меня из себя.

Он повернулся и посмотрел прямо не меня, потом медленно кивнул, как бы взвешивая то, что собирался сказать.

- Это огни на голове смерти, - сказал он мягко. - Она надевает их наподобие шляпы, прежде чем пуститься в галоп. То, что ты видишь позади - это огни на голове смерти, которые она зажгла, бросившись в погоню за нами. Смерть неуклонно преследует нас, и с каждой секундой она все ближе и ближе.

У меня по спине пробежал озноб. Какое-то время я не смотрел назад, а когда снова взглянул в зеркало, огней нигде не было видно.

Я сказал дону Хуану, что машина, должно быть, остановилась или свернула в сторону. Он не глянул назад, а лишь потянулся и зевнул.

- Нет. Смерть никогда не останавливается. Просто иногда она гасит огни. Но это ничего не меняет…

Неосторожность в магии - это игра со смертью

- Я уже не раз говорил тебе, что нельзя раскрывать настоящих имен магов и рассказывать, где они живут. Думаю, ты понял, что мое истинное имя и место, в котором находится мое тело, всегда должны оставаться в тайне. Сейчас я хочу попросить тебя о том же в отношении моего друга. Ты будешь называть его Хенаро. Сейчас мы поедем к нему и немного у него погостим.

Я заверил дона Хуана, что никогда не нарушал этого условия.

- Я знаю, - сказал он по-прежнему серьезно. - Но меня беспокоит то, что временами ты становишься рассеянным и очень уж беспечным.

Я было запротестовал, но дон Хуан сказал, что хотел только напомнить мне о том, что неосторожность в магии - это игра со смертью, бесчувственной и готовой в любой момент стереть с лица земли совершившего ошибку. Но внимательность и осознание каждого шага могут предотвратить такой исход.

Каждый поворот пути - это игра со смертью

Дон Хуан еще раз подчеркнул, что маги не шутят, поскольку для них каждый поворот пути - это игра со смертью.

Если не думать о своей смерти, то жизнь так и останется не более, чем личным хаосом

дон Хуан очень серьезно и очень жестко добавил, что если не думать о своей смерти, то жизнь так и останется не более, чем личным хаосом.

- Что вообще может быть у человека, кроме его жизни и смерти? - задал он мне риторический вопрос.

Спать под дымком — смерть

К тому времени, как была сделана последняя затяжка, у меня появилось такое ощущение, что все тело от головы до пят наполнилось изнутри странным холодным огнем. ... У меня закружилась голова, глаза непроизвольно закрылись. Дон Хуан энергично встряхнул меня и велел не спать. Он сказал, что мне очень хорошо известно, что заснуть в таком состоянии - это смерть.

Обычная жизнь позади

Мой бенефактор говорил: встав на путь знания, человек постепенно осознает, что обычная жизнь для него навсегда осталась позади, что знание - страшная вещь, и средства обычного мира уже не могут его защитить. Поэтому, чтобы уцелеть, нужно жить по-новому. И первое, что необходимо сделать на этом пути, - захотеть стать воином. Важное решение и важный шаг. Путь знания не оставляет выбора - идти по нему может только воин.

К тому моменту, когда человек осознает устрашающую природу знания, он осознает и то, что смерть на этом пути - верный попутчик, незаменимый партнер, который всегда рядом. Смерть является главным фактором, превращающим знание в энергию, в реальную силу. Прикосновением смерти завершается все, и все, чего она коснулась, становится силой.

На каждом повороте этого пути человек сталкивается с угрозой полного уничтожения, поэтому неизбежно начинает осознавать свою смерть. Без осознания смерти он останется только обычным человеком, совершающим заученные действия. Он не будет обладать мощью и способностью к концентрации, чтобы отведенное ему на этой земле время превратить в магическую силу. Поэтому, чтобы стать воином, человек прежде всего должен полностью осознать свою собственную смерть. Но простое беспокойство в связи с возможностью умереть ничего не дает, лишь заставляет замкнуться на себе. Поэтому необходима отрешенность. Тогда идея неизбежности смерти не превращается в манию, а становится безразличной.

Готов только к битве

Ты неоднократно повторял, что всегда готов к смерти. Я считаю, что чувствовать себя всегда готовым к смерти не обязательно. Это бесполезное потакание собственной слабости. Воин должен быть готов только к битве. Ты говорил, что родители искалечили твой дух. Я думаю, что дух человека не так-то легко искалечить. По крайней мере, теми действиями, которые ты считаешь калечащими дух. Но можно сделать человека мягким и хлипким, приучить его потакать себе, жалеть себя, поддаваться прозябанию. И, должен отметить, в этом твои родители, безусловно, преуспели.

Стать отшельником - потакать себе

Стать отшельником - значит потакать себе, своей слабости. Отшельник не отрекается, он насильно загоняет себя в пустыню, принуждая к затворничеству, или бежит от женщины, трудностей, полагая, что это спасет его от разрушительного действия сил жизни и судьбы. Но это - самообман.

Только мысль о смерти может дать человеку отрешенность, достаточную для того, чтобы принуждать себя к чему бы то ни было, равно как и для того, чтобы ни от чего не отказываться. Но это - не страстная жажда, а молчаливая страсть, которую воин испытывает к жизни и ко всему, что в ней есть. Он знает, что смерть следует за ним по пятам и не даст ни за что зацепиться, поэтому он пробует все, ни к чему не привязываясь. Отрешенный воин знает, что невозможно отвести смерть, и знает, что у него есть только одна поддержка - сила его решений. Он должен быть, так сказать, мастером своего выбора. Он должен полностью понимать, что он сам целиком отвечает за свой выбор и что если он однажды сделал его, то у него нет больше времени для сожалений или упреков в свой адрес. Его решения окончательны просто потому, что его смерть не дает ему времени привязаться к чему-либо.

Путешествие в Икстлан

Последний танец

- Мне придется еще не раз приходить с тобой сюда. А потом ты будешь снова и снова приходить сюда сам. До тех пор, пока не насытишься этой вершиной, пока она буквально не затопит все твое существо. Ты сам узнаешь, когда это произойдет. И тогда эта вершина станет местом твоего последнего танца.

- Что означают твои слова, дон Хуан? Что за последний танец?

- Это - место твоей последней остановки. Где бы ни застала тебя смерть, умирать ты будешь здесь. У каждого воина есть место смерти. Избранное место, насквозь пропитанное незабываемыми, исполненными силы событиями, каждое из которых оставило неизгладимый след; место, на котором воин становился свидетелем великих чудес, в котором ему были поведаны тайны; место, где воин запасает свою личную силу. Долг воина - возвращаться туда после каждого контакта с силой, чтобы в этом месте сделать ее запас. Он либо просто приходит туда, либо попадает в сновидении. А в итоге, когда заканчивается время, отведенное ему здесь, на этой земле, и он чувствует на левом плече прикосновение смерти, дух его, который всегда готов, летит в избранное место, и там воин совершает свой последний танец. Он танцует, и единственным зрителем является смерть. У каждого воина своя особая последовательность движений и поз. Они несут в себе силу. Этому своеобразному танцу воин учится в течение всей жизни. Танцу, который воин исполняет под воздействием своей личной смерти. Если сила умирающего воина ограничена, танец его короток. Но если сила воина грандиозна, то его танец исполнен фантастического великолепия. Однако независимо от того, мала его сила или неизмерима, смерть должна остановиться. Смерть не может не стать свидетелем последнего танца воина на этой земле. Этот танец есть рассказ воина о том тяжелом труде, каким была его жизнь, и смерть должна ждать, ибо ей не под силу одолеть воина, пока танец его не будет завершен.

От слов дона Хуана меня бросило в дрожь. Покой, сумерки, величественные суровые картины окружающей природы - все было словно отдельными чертами, соединение которых рождало в воображении фантастические образы последнего танца воина - танца силы.

- Можешь ли ты научить меня этому танцу, невзирая на то, что я - не воин? - спросил я.

- Тот, кто охотится за силой, должен научиться этому сам, - ответил он. - И сейчас я ничем не могу тебе помочь. В скором времени у тебя, возможно, появится достойный противник. Тогда я покажу тебе первое движение твоего танца силы. А все остальные его элементы тебе придется находить самостоятельно, и это станет делом всей твоей жизни. Каждое новое движение ты будешь добывать в борьбе за силу. Так что, собственно говоря, танец воина - это история его жизни, история его личной борьбы, которая растет по мере того, как растет его личная сила.

- И что, смерть действительно останавливается, чтобы посмотреть на танец воина?

- Воин - всего лишь человек. Простой человек. И ему не под силу вмешаться в предначертания смерти. Но его безупречный дух, который обрел силу, пройдя сквозь невообразимые трудности, несомненно способен на время остановить смерть. И этого времени достаточно для того, чтобы воин в последний раз насладился воспоминанием о своей силе. Можно сказать, что это - сговор, в который смерть вступает с тем, чей дух безупречен.

Меня одолело любопытство, и я задал вопрос, который, по правде говоря, был праздным. Я спросил дон Хуана, знал ли он воинов, которые умерли, и известно ли ему, как последний танец повлиял на процесс их умирания.

- Прекрати, - сухо ответил он. - Смерть - это слишком серьезно и фундаментально. Умереть - не просто подрыгать ногами и задубеть.

- А я тоже буду исполнять свой последний танец перед лицом смерти?

- Непременно. Ты охотишься за личной силой, хотя пока что и не живешь как воин. Сегодня солнце явило тебе знак. Все лучшее, что ты сделаешь в своей жизни, будет сделано в конце дня. Очевидно, тебе не по нраву юное сияние раннего света. Путешествия по утрам тебя не привлекают. Но умирающее солнце - - темно-желтое слепое солнце - твое. Ты не любишь жару, ты любишь закатное сияние. И поэтому твой последний танец будет совершен на этой вершине в конце дня. И в танце этом будет твой рассказ о борьбе, о битвах, в которых ты победил, и о тех, которые проиграл, о радостях и разочарованиях, обо всем, что было встречено тобой в походе за личной силой. Твой танец поведает об открывшихся тебе тайнах и о чудесах, ставших твоим достоянием. Так же, как сегодня, умирающее солнце опалит тебя, но не обожжет. Будет дуть мягкий теплый ветер, и вершина холма задрожит. И когда танец твой подойдет к концу, ты посмотришь на солнце, посмотришь в последний раз, потому что больше ты не увидишь его никогда - ни наяву, ни в сновидении. А потом - потом смерть позовет тебя, указав на юг. В бесконечность.

Смерть как личность

- Смерть - это личность, дон Хуан? - спросил я, усаживаясь на крыльце.

Во взгляде дона Хуана отразилось замешательство. Он держал сумку с продуктами, которые я ему привез. Осторожно поставив ее на землю, он сел напротив меня. Я почувствовал воодушевление и объяснил, что меня интересует, является ли смерть личностью, или выглядит как некое существо, когда наблюдает за воином во время его последнего танца.

- Какая разница? - спросил дон Хуан.

Я сказал, что меня впечатлял этот образ. Поэтому мне интересно, каким образом дон Хуан к нему пришел. Откуда он знает, что дело со смертью и последним танцем воина обстоит именно так.

- Все очень просто, - ответил дон Хуан. - Человек знания видит, и поэтому знает, что последний свидетель - смерть.

- Ты имеешь в виду, что сам видел последний танец воина?

- Нет. Человек не может быть его свидетелем. Только смерть. Но я видел собственную смерть. Она наблюдала за мной, и я танцевал перед ней, как будто умирая. В конце моего танца смерть не позвала меня и не указала ни в каком направлении, а избранное место не вздрогнуло, со мной прощаясь. То есть мое время на земле еще не было исчерпано, и я не умер. Просто тогда, когда это происходило, я обладал небольшим количеством силы, поэтому мне не дано было понять предначертаний моей смерти. И я верил в то, что умираю.

- Она была похожа на личность?

- Смешной ты человек. Полагаешь, что, задавая вопросы, сможешь все понять. Я не думаю, что это тебе удастся, но кто я такой, чтобы говорить наверняка? Смерть не похожа на личность. Скорее, это - некое присутствие, присутствие чего-то неопределенного. Можно выбрать разные способы говорить о ней. Можно сказать, что смерть - ничто. И в то же время смерть - это все. И то, и другое утверждения - верны. Смерть становится тем, что ты хочешь в ней увидеть. Мне легко иметь дело с людьми. Поэтому для меня смерть - это личность. Кроме того, я склонен к мистификации. Поэтому смерть является мне с пустыми глазницами. Я могу смотреть сквозь них, как сквозь два окна. И в то же время они двигаются, как обычные глаза. Поэтому я могу сказать, что смерть пустыми глазницами смотрит на воина, исполняющего свой последний танец на земле.

- Но все это - именно так только для тебя, дон Хуан, или для любого воина?

- Для любого воина, у которого есть танец силы, это именно так. И в то же время не так. Смерть становится свидетелем последнего танца воина, но каждый воин видит смерть по-своему. Она может быть чем угодно - птицей, светом, человеком, кустом, камнем, туманом или присутствием чего-то неизвестного.

Образы смерти, созданные доном Хуаном, растревожили меня. Я не мог подобрать слов для вопросов. Я даже начал заикаться. Дон Хуан с улыбкой смотрел на меня.

- Ну-ну, давай, давай, - подбодрил он.

Я спросил, зависит ли то, в каком виде воин воспринимает смерть, от его воспитания. В качестве примера я привел индейцев юма и индейцев яки. Сам я полагал, что именно воспитанием в значительной степени определяется то, как человек видит свою смерть.

- Воспитание не имеет никакого значения, - ответил он.

- Все зависит от личной силы. Личность человека - это суммарный объем его личной силы. И только этим суммарным объемом определяется то, как он умирает.

Какая разница - умереть воином или не воином

Я тоже не хотел становиться на путь воина. Я считал, что вся эта работа никому не нужна. Если нам все равно предстоит умереть, какая разница - умереть воином или не воином. Но я ошибался. Однако к этому заключению я должен был прийти самостоятельно. Только когда человек сам убеждается в том, что не прав и что разница - невообразимо огромна, тогда он - убежден. И дальше может продолжать самостоятельно. И даже самостоятельно стать человеком знания.

Сказки о силе

Воин не отдается смерти

Я обнял дона Хенаро, и мы смеялись, как два ребенка. Он спросил меня, не кажется ли мне странным, что я могу обнять его, тогда как в прошлый раз, когда мы виделись, я был не способен к нему даже прикоснуться. Я заверил, что эти вопросы меня больше не волнуют.

Дон Хуан заметил, что я индульгирую в широкомыслии и хорошем самочувствии.

- Берегись, - сказал он. - Воин всегда настороже. Если ты будешь продолжать быть таким же счастливым, то выпустишь последнюю маленькую силу, которая в тебе еще осталась.

- Что я должен делать? - спросил я.

- Быть самим собой, - сказал он. - Сомневаться во всем, быть подозрительным.

- Но мне не нравится быть таким, дон Хуан.

- Не имеет никакого значения, нравится тебе это или нет. Значение имеет то, что ты можешь использовать как щит. Воин должен использовать все доступные ему средства, чтобы прикрыть свой смертельный просвет, когда он открывается. Поэтому неважно, что тебе на самом деле не нравится быть подозрительным или задавать вопросы. Сейчас это - твой единственный щит.

- Пиши, пиши. Иначе ты умрешь, - сказал он. - Умереть в восторженном состоянии - не лучший способ умирания.

- Тогда как должен умирать воин? - спросил дон Хенаро, в совершенстве имитируя мою интонацию.

- Воин умирает трудно, - сказал дон Хуан. - Смерть должна бороться с ним. Воин не отдается ей.

Последний урок перед прыжком в пропасть

Он сделал паузу. Тишина вокруг нас была пугающей. Мягко свистел ветер, а затем я услышал далекий лай одинокой собаки.

- Прислушайтесь к этому лаю, - сказал дон Хуан. - Именно так моя любимая земля помогает мне привести вас к этой последней точке. Этот лай - самая печальная вещь, которую может услышать человек.

С минуту мы молчали. Лай одинокой собаки был настолько печален, а тишина вокруг настолько интенсивной, что я ощутил щемящую боль. Она заставила меня думать о моей собственной жизни и о моей собственной печали, о моем собственном незнании, куда идти и что делать.

- Лай этой собаки - это ночной голос человека, - сказал дон Хуан. - Он слышится из дома в той долине внизу. Человек кричит через свою собаку, поскольку они являются компаньонами по рабству на всю жизнь, выкрикивая свою печаль и свою запутанность. Он молит свою смерть прийти и освободить его от тусклых и унылых цепей его жизни.

Слова дона Хана затронули во мне самую беспокойную струну. Я почувствовал, что он говорит, обращаясь прямо ко мне.

- Этот лай и то одиночество, которое он создает, говорят о чувствах всех людей, - продолжал он. - Людей, для которых вся жизнь была как один воскресный вечер. Вечер, который не был абсолютно жалким, но довольно душным, унылым и неуютным. Они потели, суетились. Они не знали, куда пойти и что делать. Этот вечер оставил им воспоминания только о мелочном раздражении и скуке. А затем все внезапно кончилось, уже наступила ночь.

Он пересказал историю, которую я когда-то рассказал ему о семидесятидвухлетнем старике, который жаловался, что его жизнь была слишком короткой. Ему казалось, что всего день назад он был еще мальчиком. Этот человек сказал мне:

- Я помню ту пижамку, которую я обычно носил, когда мне было десять лет от роду. Кажется, прошел всего один день. Куда ушло время?

- Противоядие, которое убивает этот яд, здесь, - сказал дон Хуан, лаская землю. - Объяснение магов совершенно не может освободить дух. Взгляните на вас двоих. Вы добрались до объяснения магов, но что вам от того, что вы знаете его? Вы более одиноки, чем когда-либо, потому что без неизменной любви к тому существу, которое дает нам укрытие, уединенность является одиночеством. Только любовь к этому великолепному существу может дать свободу духу воина. А свобода - это радость, эффективность и отрешенность перед лицом любых препятствий. Это последний урок. Его всегда оставляют на самый последний момент, на момент полного уединения, когда человек остается лицом к лицу со своей смертью и своим одиночеством. Только тогда делать это имеет смысл.

Второе кольцо силы

Единственным средством, сдерживающим отчаяние, является осознание смерти

Дон Хуан всегда говорил, что единственным средством, сдерживающим отчаяние, является осознание смерти как ключа к магической схеме существования. Он утверждал, что осознание нашей смерти является единственной вещью, которая дает нам силу вынести тяжесть и боль нашей жизни и боязни неизвестного. Но он никогда не говорил мне, как вывести это осознание на передний план. Каждый раз, когда я просил его об этом, он настаивал, что единственно важным фактором является волевой акт, - иначе говоря, я должен принять решение сделать это осознание свидетелем своих действий.

Жизнь и смерть этого старика не имеют значения для него лично

Утверждения Паблито заставили меня вспомнить слова дона Хуана об одном старике, моем друге. Дон Хуан сказал очень выразительно, что жизнь или смерть этого старика не имеют абсолютно никакого значения. Я почувствовал некоторое раздражение, так как подумал, что дон Хуан хватил через край. Я сказал, что конечно, жизнь или смерть этого старика не имеют никакого значения, поскольку все в мире имеет какое-то значение только лично для каждого из нас.

- Ты сказал! - воскликнул он и засмеялся, - Это именно то, что я имею в виду. Жизнь и смерть этого старика не имеют значения для него лично. Он мог бы умереть в 1929, или в 1950, или жить до 1995 года. Это не имеет значения. Все одинаково бестолково для него.

До встречи с доном Хуаном вся моя жизнь протекала по этому руслу. Ничто никогда не было важным для меня. Я действовал так, как если бы определенные вещи волновали меня, но это было только рассчитанной уловкой, чтобы казаться чувствительным человеком.

Дар Орла

В смерти нет ничего величественного и спокойного

Сильвио Мануэль сказал что хотя попытка и оказалась неудачной, она тем не менее привела к полному успеху, ибо испытанное мной было истинным чувством смерти.

- В смерти нет ничего величественного и спокойного, - сказал он, - потому что только после умирания и начинается настоящий ужас. С той же неизмеримой силой, которую ты испытал. Орел вытянет из тебя последнюю искру осознания, какую ты когда-либо имел.

Огонь изнутри

Все живые существа стремятся к смерти

...осознание начинается с постоянного давления больших эманаций извне на эманации, заключенные внутри кокона. За счет этого давления останавливается движение эманаций внутри кокона, которое суть движение к смерти, ибо направлено на разрушение кокона. Такая остановка является первым действием осознания.

- Все живые существа стремятся к смерти. Это - истина, в которой видящий не может не отдавать себе отчета, - продолжал дон Хуан. - Осознание же останавливает смерть.

Новых видящих привел в глубокое замешательство тот факт, что осознание препятствует смерти и в то же время является ее причиной, будучи пищей Орла. Это невозможно объяснить, поскольку не может быть рационального способа понять бытие. Видящим не оставалось другого выхода, кроме как принять то, что их знание основано на взаимопротиворечащих предпосылках.

Сила безмолвия

Если суждено погибнуть, то это должно случиться в борьбе

Дон Хуан заметил, что даже в состоянии повышенного осознания я умудряюсь повторяться и время от времени навязываю ему надоедливое описание своих приступов ощущения бесполезности. Он сказал, что если мне суждено погибнуть, то это должно случиться в борьбе, а не в сожалениях или чувстве жалости к себе. И не имеет значения, какой будет наша собственная судьба, пока мы лицом к лицу встречаем ее с предельной отрешенностью.

Знание о постоянно угрожающем нам неизбежном конце и является тем, что дает нам трезвость

Я чувствовал нечто, запертое внутри меня, нечто, заставляющее меня пинать двери, стучать по столу, нечто, что было источником моих фрустраций и делало меня раздражительным.

- Ощущение, о котором ты говоришь, испытывает каждое человеческое существо, - сказал он. - Это напоминание о существовании нашей связи с намерением. У магов такое чувство особенно пронзительно именно потому, что их цель заключается в повышении чувствительности связующего звена до такой степени, что они смогут управлять им посредством своей воли. Когда давление связующего звена становится чрезмерным, маги ослабляют его, выслеживая самих себя.

- Я все еще не очень-то понимаю, что ты подразумеваешь под сталкингом, - сказал я, - но мне кажется, что на каком-то определенном уровне я точно знаю, что ты имеешь в виду.

- В таком случае, я попытаюсь помочь тебе прояснить то, что ты знаешь, - сказал он. - Сталкинг - это процедура, очень простая. Сталкинг - это особое поведение, которое основано на определенных принципах. Это скрытное, незаметное, вводящее в заблуждение поведение, предназначенное для того, чтобы дать толчок. Когда ты выслеживаешь себя, то даешь самому себе толчок, действуя безжалостно и искусно. Он объяснил, что когда осознание мага начинает увязать под тяжестью поступающих впечатлений, как это бывало со мной, то лучшим, или, пожалуй, единственным средством против этого является использование идеи смерти для того, чтобы сообщить толчок сталкингу.

- Идея смерти является колоссально важной в жизни магов, - продолжал дон Хуан. - Я привел тебе неисчислимые аргументы относительно смерти, чтобы убедить тебя в том, что знание о постоянно угрожающем нам неизбежном конце и является тем, что дает нам трезвость. Самой дорогостоящей ошибкой обычных людей является потакание ощущению, что мы бессмертны, как будто если мы не будем размышлять о собственной смерти, то сможем избежать ее.

- Ты должен согласиться, дон Хуан, что не думая о смерти, мы охраняем себя от переживаний по этому поводу.

- Да, именно с этой целью мы и не думаем о ней, - согласился дон Хуан. - Но эта цель не является стоящей даже для обычных людей, а уж для магов она попросту пародийна. Без ясного взгляда на смерть нет ни порядка, ни трезвости ума, ни красоты. Маги борются за достижение этого очень важного понимания, чтобы на возможно более глубоком уровне облегчить постижение следующей истины: у них нет ни малейшей уверенности, что их жизнь продлится дольше этого мгновения. Такое понимание дает магам мужество быть терпеливыми, и все же совершать действия, быть уступчивыми, не будучи глупыми. Дон Хуан пристально посмотрел на меня Он улыбнулся и тряхнул головой.

- Да, - продолжал он, - мысль о смерти - это единственное, что может придать магу мужество. Странно, правда? Она дает магу мужество быть искусным без самомнения, но самое главное - она дает ему мужество быть безжалостным без чувства собственной важности.

Маги выслеживают самих себя, чтобы побороть власть, своих навязчивых идей

Я сказал ему, что мысль о собственной смерти ужасает меня и что я постоянно думаю о ней, но это все равно не дает мне мужества и не побуждает к действию. Я только становлюсь циничным и впадаю в глубокую меланхолию.

- Твоя проблема очень проста, - сказал он. - Тобой слишком легко овладевают чувства. Я уже говорил тебе, что маги выслеживают самих себя, чтобы побороть власть, своих навязчивых идей. Имеется много способов сталкинга самого себя. Если ты не хочешь использовать идею смерти, используй для сталкинга самого себя стихи, которые ты мне читаешь.

- Извини, не понял.

- Я уже говорил тебе, что по многим причинам люблю поэзию, - сказал он. - С ее помощью я занимаюсь выслеживанием самого себя. Это сообщает мне толчок. Я слушаю, как ты читаешь, и останавливаю свой внутренний диалог, позволяя установиться моей внутренней тишине. Затем сочетание стихотворения и внутренней тишины сообщает мне толчок.

Он объяснил, что поэты неосознанно тяготеют к миру магии. Поскольку они не являются магами на пути к знанию, притяжение - это все, что у них есть.

- Посмотрим, сможешь ли ты ощутить, то, о чем я тебе говорил, - сказал он, вручая мне книжку стихов Хосе Горостизы.

Я открыл ее на том месте, где была закладка, и он указал мне свое любимое стихотворение.

… Это беспрестанное неотвратимое умирание,

эта живая смерть, которая убивает Тебя,

о Боже, в Твоих совершенных творениях,

в розах, кристаллах, в неукротимых звездах,

и в сгорающем теле, что полыхает,

подобно костру, зажженному песней;

в мечте, красоте, поражающей глаз…

... и Ты, ты Сам, возможно,

умер миллионы вечностей тому назад,

а мы и не знаем об этом.

Мы - Твои останки, частицы, зола,

не знаем о том, что Ты, подобно звезде,

прячущейся за своим светом,

доходящим до нас пустым светом без звезды,

скрываешь Свою бесконечную катастрофу.

- Слушая эти слова, - сказал дон Хуан, когда я закончил читать, - я чувствую, что этот человек видит суть вещей, и я могу видеть вместе с ним. Меня не интересует, о чем эти стихи. Меня волнует только чувство, которое поэт желает передать. Я проникаюсь этим его желанием, и вместе с ним - красотой. Воистину чудо, что он, подобно настоящему воину, щедро отдает свое чувство тем, кто его воспринимает, - своим читателям, ничего не требуя взамен, оставляй себе только свое стремление к чему-то. Этот толчок, это потрясение красотой и есть сталкинг.

Смерть не является врагом, но стоящим противником

...смерть, является нашим единственным настоящим врагом? - спросил я, немного помолчав.

- Нет, - сказал он убежденно. - Смерть не является врагом, хотя и кажется им. Смерть не разрушает нас, хотя мы и думаем, что это так.

- Но если она не является нашим разрушителем, тогда что же она такое? - спросил я.

- Маги говорят, что смерть является единственным стоящим противником, который у нас есть, - ответил он. - Смерть - это вызов для нас. Мы все рождены, чтобы принять этот вызов, - и обычные люди, и маги. Маги знают об этом, обычные люди - нет.

- Лично я думаю, дон Хуан, что жизнь, а не смерть является вызовом.

- Жизнь - это процесс, посредством которого смерть бросает нам вызов, - сказал он. - Смерть является действующей силой, жизнь - это арена действия. И всякий раз на этой арене только двое противников - сам человек и его смерть.

- Я предпочел бы думать, дон Хуан, что именно мы, человеческие существа, являемся теми, кто бросает вызов, - сказал я.

- Вовсе нет, - возразил дон Хуан - Мы пассивны. Подумай об этом. Мы действуем только тогда, когда чувствуем давление смерти.

Смерть задает темп для наших поступков и чувств и неумолимо подталкивает нас до тех пор, пока не разрушит нас и не выиграет этот поединок, или же пока мы не совершим невозможное и не победим смерть.

Маги побеждают смерть, и смерть признает поражение, позволяя магам стать свободными и навсегда избежать нового вызова.

- Значит ли это, что маги становятся бессмертными?

- Нет. Не значит, - ответил он. - Смерть перестает бросать им вызов, и это все.

- Но что это означает, дон Хуан? - спросил я.

- Это значит, что мысль совершает скачок в непостижимое.

- Что такое "скачок мысли в непостижимое"? - спросил я, стараясь, чтобы в моем голосе не прозвучали воинственные нотки. - Наша с тобой постоянная проблема в том, что мы никак не можем прийти к общему для нас обоих смыслу некоторых определений.

- Сейчас ты не искренен, - прервал меня дон Хуан. - Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. Требуя рациональных объяснений скачка мысли в непостижимое, ты ломаешь комедию. Ты точно знаешь, что это такое.

- Нет, не знаю, - сказал я.

И вдруг я понял, что знаю, или, вернее, интуитивно постиг то, что он имел в виду. Какая-то часть меня смогла преодолеть мою рациональность, понять и объяснить скачок мысли в непостижимое за пределами уровня метафоры. Плохо было то, что эта часть меня не была достаточно сильной, чтобы выйти на поверхность по желанию.

Я попытался объяснить все это дону Хуану, а он смеялся и говорил, что мое осознание похоже на йо-йо. Иногда оно поднимается вверх, и тогда я четко владею собой. Когда же оно опускается, то я становлюсь рациональным идиотом. Но чаще всего оно колеблется на бесполезной середине, где я - "ни рыба, ни птица".

- Скачок мысли в непостижимое, - объяснил он со вздохом покорности судьбе, - есть нисхождение духа. Это акт ломки барьеров нашего восприятия. Это момент, когда человеческое восприятие достигает предела. Чтобы определить пределы нашего восприятия, маги практикуют искусство засылания разведчиков, первопроходцев. Вот еще одна причина моей любви к стихам. Я воспринимаю их как таких лазутчиков. Но, как я уже говорил тебе, поэты не знают так точно, как маги, чего могут достичь их первопроходцы.

Колесо времени

Идея отношения к смерти как к спутнику, наблюдающему за нашими поступками

Одним из величайших средств, которыми воспользовались шаманы Древней Мексики для укрепления концепции воина, была идея отношения к смерти как к спутнику, наблюдающему за нашими поступками. Дон Хуан говорил, что, как только человек принимает этот принцип - пусть даже в самой мягкой форме, - возникает мост над пропастью, разделяющей наш мир повседневных занятий, и то, что находится впереди, но не имеет названия - то, что теряется в тумане и кажется несуществующим. Это нечто настолько неясно, что его нельзя использовать как точку отсчета, и все же оно есть, оно бесспорно существует.

Дон Хуан утверждал, что единственным существом на земле, способным пересечь этот мост, является воин: безмолвный в своей борьбе; неукротимый, так как ему нечего терять; работоспособный и действенный, так как ему предстоит обрести все.

Интервью

Интервью: Карлос Кастанеда, Сэм Кин (1976 год)

Смерть является бесстрастным судьей, который будет говорить вам правду и давать точный совет.

Кин: Похоже, что он поймал Вас старым философским трюком о присутствии смерти перед глазами. Я был поражен тем, каким классическим был подход дона Хуана. Я услышал эхо идеи Платона о том, что философ должен изучать смерть перед тем, как обрести любой доступ к реальному миру и определения Мартина Хайдеггера человека как существа, направленного к смерти.

Кастанеда: Да, но подход дона Хуана обладает незнакомым изгибом, потому что он идет из той традиции в магии, что смерть - это физическое присутствие, которое можно почувствовать и увидеть. Один из глоссов магии таков: смерть стоит слева от вас. Смерть является бесстрастным судьей, который будет говорить вам правду и давать точный совет. Кроме того, смерть не спешит. Она возьмет вас завтра или на следующей неделе или через 50 лет. Для нее это все равно.

В тот момент, когда вы вспоминаете, что должны когда-то умереть, вы приводитесь к правильному размеру. Я думаю, что не сделал эту идею достаточно яркой. Глосс "смерть слева от вас" - не интеллектуальное понятие в магии; это восприятие. Когда ваше тело правильно настроено на мир, и вы скашиваете глаза влево, вы можете заметить необычное событие, тенеподобное присутствие смерти.

Кин: В экзистенциальной традиции, обсуждение ответственности обычно следует за обсуждением смерти.

Кастанеда: Тогда дон Хуан - хороший экзистенциалист. Когда нет способа узнать, есть ли у меня еще одна минута жизни, я должен жить, как если бы это был мой последний момент. Каждое действие - это последняя битва воина. Так что все должно делаться безупречно. Ничто не может быть оставлено, чтобы ожидать решения. Эта идея является для меня очень освобождающей. Я разговариваю здесь с Вами и могу никогда не вернуться в Лос-Анджелес. Но это не имело бы значения, потому что я позаботился обо всем перед тем, как прийти.

Интервью: Карлос Кастанеда, Рикардо Кастильо (1977 год)

Мексика "существует" для европейцев, существуют лишь "люди, которые должны будут умереть"

В таком случае, что для них Мексика?

Ее нет, не сущестует. Есть индейцы, которые не имеют этого понятия. Мексика "существует" для европейцев. Для индейцев существуют лишь "люди, которые должны будут умереть". Они говорят на особом языке; мое общее с европейцами в том, что это "мои люди, которые движутся к смерти".

Комментарии Карлоса Кастанеды по случаю тридцатилетия книги "Учение Дона Хуана" (1998 год)

Мы действительно являемся существами, которым предстоит умереть

По словам дона Хуана, задача ознакомления меня с системой познания шаманов Древней Мексики решалась традиционным способом - это значит, что все, что он делал со мной, в течение долгих эпох приходилось испытать каждому ученику шамана. Освоение процессов иной системы познания всегда начиналось с привлечения всего внимания учеников шамана к осознанию того факта, что все мы являемся движущимися к смерти существами. Дон Хуан и другие шаманы его линии считали, что полное осознание этого энергетического факта, этой не поддающейся упрощению истины, вызывает переход к новой системе познания.

Конечным результатом, которого добиваются от своих учеников шаманы, подобные дону Хуану Матусу, является такое осознание, какого, несмотря на всю его простоту, достичь очень трудно: осознание того, что мы действительно являемся существами, которым предстоит умереть. По этой причине подлинная битва человека заключается в борьбе не со своими собратьями, а с Бесконечностью - впрочем, это даже не битва, а, по существу, молчаливое подчинение.

Армандо Торрес

Жизнь после смерти

Хотя Карлос часто говорил о смерти, он избегал говорить о том, что происходит после того, как человек умирает. В этот раз представился подходящий случай, чтобы узнать его мнение об этом.

"Карлос, - спросил я его, что происходит с нами, когда мы умираем?"

"Разное, - ответил он мне. Хотя смерть затрагивает нас всех, но она не одинакова для всех. Все зависит от уровня энергии".

Он уверил меня, что смерть обычного человека является концом его путешествия, это момент, когда он должен возвратить орлу все осознание, которое он получил при жизни.

"Если нам нечего предложить орлу, кроме нашей жизненной силы, мы закончим свой путь. Такая смерть стирает всякое чувство индивидуальности".

Я спросил его, является ли это его собственным мнением традиционным знанием видящих.

Он ответил мне:

"Это - не мнение. Я был на другой стороне, и я знаю. Я видел детей и взрослых, блуждающих там, и я наблюдал их усилия, чтобы вспомнить себя. Для тех, кто рассеял свою энергию, смерть - как мимолетный сон, наполненный пузырьками все более рассеянных воспоминаний. И затем ничто".

"Ты подразумеваешь, что когда мы спим, мы приближаемся к состоянию мертвых?"

"Мы не только приближаемся, мы - там! Но, поскольку жизнеспособность нашего тела остается неповрежденной, мы можем возвратиться. Умереть - это буквально сон".

"Ты видишь, что когда обычный человек спит, он не способен сосредоточить свое внимание на чем-нибудь. Он не имеет ничего, кроме своих разорванных фрагментов памяти, питаемых опытом, который он накопил при жизни. Если этот человек умирает, различие в том, что его сон удлиняется, и он не просыпается снова. Это - сон смерти".

"Путешествие смерти может взять его к виртуальному миру явлений, где он будет созерцать материализацию своих верований, своих небес и личного ада. Но этого нет. Такое видение исчезает со временем, по мере того, как иссякает импульс памяти".

"А что происходит с душой того, кто умирает? "

"Души не существует, то, что существует - энергия. Как только физическое тело исчезает, единственная вещь, которая остается - энергетическая структура, питаемая памятью".

"Некоторые индивидуумы столь забывчивы относительно себя, что они умирают, почти не понимая этого. Они подобны людям с амнезией, людям, которые имеют блокаду точки сборки, и уже не могут выровнять воспоминания. Они не имеют непрерывности, поэтому они чувствуют, что постоянно находятся на краю чего-то. Когда эти люди умирают, они распадаются почти мгновенно, потому что импульс их жизней держится немногие годы".

"Однако большинство людей распадается немного дольше, между ста и двумя сотнями лет. Те, кто имел жизни, полные значительных событий, могут сопротивляться до половины тысячелетия. Срок увеличивается еще больше для тех, кто был способен создать связи с массами людей. Эти могут сохранить свое осознание в течение целых тысячелетий".

"Как они достигают этого?

"Через внимание своих последователей. Память создает связи среди живых существ и тех, которые ушли. Это - тот способ, с помощью которого они остаются сознательными. По этой причине культ исторических лиц такой пагубный. Намерением тех, кто в древние времена делал мумии, было зафиксировать свое имя в истории. Как это ни странно, это - самый большой вред, который может быть причинен их энергии. Если вы серьезно хотите наказать человека, хороните его в гробу из свинца. Тогда его замешательство никогда не закончится".

"Не имеет значения, что он делал, или как он жил. Обычный человек не имеет ни малейшей возможности продвинуться вперед. Для магов, которые живут, сталкиваясь с вечностью, пять лет или пять тысячелетий - ничто. По этой причине они утверждают, что смерть - мгновенный распад".

Я хотел узнать, могут ли мертвые люди возвратиться, чтобы войти в контакт с живыми.

Он ответил:

"Отношения между жителями различных сфер осознания могут осуществляться только через выравнивание точки сборки. Смерть - заключительный барьер восприятия. Живые люди могут пойти в царство мертвых через сон, но это - сфера, в которую воин не входит, потому что она только расходует его энергию. Нечто совершенно отличное - это войти в контакт с магами, которые ушли".

Почему?

"Потому, что они смогли получить двойную энергию, сохранив свою индивидуальность с помощью своей техники".

"Как мы можем вступить в контакт с этим типом осознания?"

"Через сновидение. Однако, очень маловероятно, чтобы уже ушедший маг закрепил свое внимание в этом мире, если только он не имеет некоторое специальное задание, требующее завершения. И еще менее вероятно, что обычные люди выдержат этот контакт".

"Обмен с этими существами - награда для воинов, но ужас для других, потому что неорганический маг - не призрак, а интенсивный источник самоосознающей и непримиримой энергии, способной причинить вред тем, к кому он нечаянно приближается. Этот тип контакта может быть еще более опасен, чем контакт с живым магом".

"В чем заключается эта опасность? "

"В природе их энергии. Если ты думаешь, что маги - дружественные люди, ты ошибаешься. Они - нагвали! "

"Есть очень жуткая черта в нашей конституции, которая побуждает нас использовать все наши способности по полной программе. Это - что-то естественное, мы не можем избежать этого. Эта особенность усилена в магах и еще более усиливается после их ухода, потому что теперь нет запретов, которые противодействуют этому. Когда маг становится неорганическим, он возвращается к тому, кем он был всегда: эманациями космического грабителя".

Другие авторы

Стихи, которые Кастанеда читал Дону Хуану

Я умру в Париже, когда идет дождь,

В день, который я уже помню.

Я умру в Париже - и не убегу прочь

Может быть, осенью, в среду, как сегодня.

Это будет среда, потому что сегодня,

Когда я пишу эти строки - среда.

Я костями чувствую Поворот,

И никогда как сегодня за весь мой путь

Я не видел себя настолько одиноким.

— "Черный камень на белом камне", Сесар Вальехо

Другое

Неужели правда, что мы живем на земле?

На земле мы не навсегда: лишь на время.

Даже яшма дробится,

даже золото разрушается,

даже перья кетцала рвутся,

на земле мы не навсегда: лишь на время.

— Несауалькойотль
Если, проснувшись утром, вы не медитировали о смерти, - все утро потрачено напрасно. Если вы не медитировали в полдень - день потерян, а если вы не делали этого и вечером - то и ночь прошла впустую
— Глен Мулин "Смерть и умирание в тибетской традиции"
Именно в таком незавидном положении находится умонастроение современного человека:

раздавленность неминуемостью смерти на фоне втянутости в переживание бытового момента.

— Теренс и Деннис Маккенна "Невидимый Ландшафт"
Рожденный как сон

В этом призрачном мире,

Я сам есть туман, что

Исчезнет с утра.

— Иккуи Содзюн
Помните, что вы умрете, - это великолепный инструмент, с помощью которого мне удалось принять все судьбоносные решения в жизни. Мысль о скорой смерти - лучший способ лишиться всех иллюзий, о том, что вам есть, что терять. Вы уже голые, у вас нет причины не идти за своим сердцем. Смерть - это лучшее изобретение жизни.
— Стив Джобс, Речь перед выпускниками Стэнфорда, 2005 год

См. также