Чувство собственной важности

Материал из энциклопедии Чапараль
(перенаправлено с «Я»)
Перейти к: навигация, поиск

Чувство собственной важности (англ. feeling of self-importance; сокр. ЧСВ; чувство собственной значимости) — см. Цитаты о чувстве собственной важности.

Он объяснил, что маги разоблачили чувство собственной важности и установили, что оно есть жалость к себе, маскирующаяся под нечто иное.

Практика

Общие рекомендации

По словам Нагваля Хулиана, чувство собственной важности - это чудовище о трех тысячах голов. Противостоять ему и победить его можно лишь в трех случаях. Во-первых, если отсечь все головы последовательно; во-вторых, - достичь того загадочного состояния, которое называется местом без жалости, постепенно разрушающего чувство собственной важности; и в-третьих - если за мгновенное истребление трехтысячеголового чудовища заплатить своей собственной символической смертью.

Разговор с растением

Пока ты чувствуешь, что наиболее важное и значительное явление в мире - это твоя персона, ты никогда не сможешь по-настоящему ощутить окружающий мир. Точно заморенная лошадь, ты не видишь в нем ничего, кроме самого себя.

...

- Поговорю-ка я со своим маленьким другом. Он встал на колени, погладил кустик и заговорил с ним. Я сперва ничего не понял, но потом дон Хуан перешел на испанский, и я услышал, что он бормочет какой-то вздор. Потом он поднялся.

- Неважно, что говорить растению, - сказал он. - Говори что угодно, хоть собственные слова выдумывай. Важно только, чтобы в душе ты относился к растению с любовью и обращался к нему, как равный к равному. Собирая растения, объяснил он, нужно извиняться перед ними за причиняемый вред и заверять их в том, что однажды и твое собственное тело послужит им пищей.

- Так что в итоге мы с ними равны, - заключил дон Хуан. - Мы не важнее их, они - не важнее нас.

- Ну-ка, поговори с растением сам, - предложил он. - Скажи ему, что ты больше не чувствуешь себя важным.

Я заставил себя опуститься перед растением на колени, но заговорить с ним так и не смог. Я почувствовал себя глупо и рассмеялся. Однако злости не было.

Дон Хуан похлопал меня по плечу и сказал, что все нормально, мне удалось не рассердиться, и это уже хорошо.

- Теперь всегда говори с растениями, - сказал он. - Пока полностью не избавишься от чувства собственной важности. В конце концов тебе должно стать безразлично, смотрит на тебя кто-то в этот момент или нет. Ступай-ка вон туда, в холмы, и потренируйся сам.

Смена фасадов

Смена фасадов означает только то, что ты отводишь второстепенное место первоначально важным элементам. Твоя жалость к себе все еще предмет на твоем острове. Она будет там, на заднем плане, точно так же, как идеи нависшей смерти, или смиренности, или твоей ответственности за свои поступки уже находились там раньше без всякого использования.

Выслеживание чувства собственной важности

точка сборки собирает мир ложного сострадания, который на поверку оказывается миром жестокости и эгоцентризма. В этом мире единственно реальными чувствами оказываются лишь те, которые каждому из нас удобно испытывать в данный момент. Для магов безжалостность - это не жестокость. Безжалостность - это противоположность жалости к самому себе и чувству собственной важности. Безжалостность - это трезвость.
Сидеть, ожидая, что мне все дадут, или грезить наяву о величии своей собственной важности не приносит мне ничего. Я должен пойти и развить мужество и дисциплину.
Воин-пират не боится, он не ожидает, что что-то само придет к нему. Он действует, выполняет свои задачи, и в то же самое время не заботится о последствиях.
воин все принимает как вызов, тогда как обычный человек принимает все как благословение или проклятие.
Обычный человек ищет признания в глазах окружающих, называя это уверенностью в себе. Воин ищет безупречности в собственных глазах и называет это смирением. Обычный человек цепляется за окружающих, а воин рассчитывает только на себя.

Остановка внутреннего диалога

Они начинаются здесь, прямо там, где любой из вас находится. Вот где они начинаются. И они начинают со своего инвентарного списка и своего места, они сметают свое прошлое, потом они делают себя внутренне спокойными, так что перестают накапливать мусор, используя определенные виды пристального созерцания - я не говорю ни о какой акробатике или чем-то подобном, - это просто некоторые магические пассы, которые передаются из поколения в поколение. Или просто спокойное сидение - вы даже можете не называть это медитацией - просто отключение внутреннего диалога. И вы продлеваете эти моменты молчания. А потом вы получаете силу, которая приходит из абсолютного молчания. Это само по себе позволяет точке сборки перемещаться из своего повседневного состояния в состояние повышенного осознания. Это способность распространить молчание на все, что бы вы ни делали. И вы при этом активны. Что бы вы ни делали - выполняете свою работу, ведете машину - вы делаете это в состоянии молчания, потому что у вас нет мысли о посягательстве на вас.

Перепросмотр

Флоринда сказала, что самыми важными задачами, которые может выполнить воин, ее бенефактор считал три основных техники сталкинга - ящик, список событий для пересмотра и дыхание сталкера. По его мнению, наиболее действенным средством для потери человеческой формы является глубокий пересмотр. После пересмотра своей жизни сталкерам легче использовать все неделания самого себя, такие, как стирание личной истории, потеря чувства собственной значительности, ломка привычек и т. п.

Связи

Связь с разумом

Дон Хуан с большим терпением объяснил, что разум – всего лишь побочный продукт привычного положения точки сборки; поэтому знание о том, что происходит в мире, здравомыслие, уверенность в себе – все эти предметы нашей гордости, то, что, как полагается, является естественным следствием нашей ценности – являются лишь следствием расположения точки сборки в ее обычном месте. Чем более жестко она там фиксирована, тем более мы самоуверенны, тем сильнее мы чувствуем, что знаем мир и способны предвидеть будущее.

Связь со стиранием личной истории

...в помощь стиранию личной истории нужно было обучить меня еще трем техникам. Они заключались в избавлении от чувства собственной важности, принятия ответственности за свои поступки и использовании смерти как советчика. Без благоприятного эффекта этих техник стирание личной истории могло вызвать в ученике неустойчивость, ненужную и вредную двойственность относительно самого себя и своих поступков.

Связь с контролируемой глупостью и перепросмотром

Она сказала, что это - обязательная подготовительная ступень сталкинга, через которую прошли все члены ее партии как через введение в более сложные упражнения этого искусства. Если сталкеры не прошли этой подготовительной ступени для того, чтобы вернуть нити, оставленные ими в мире, а в особенности для того, чтобы выбросить нити, оставленные в них другими, нет никакой возможности практиковать контролируемую глупость, потому что эти чужие нити являются основой для безграничного роста чувства собственной значительности. Для того, чтобы практиковать контролируемую глупость, поскольку это не является способом дурачить людей или чувствовать свое превосходство над ними, нужно быть способным смеяться над самим собой. Флоринда сказала, что одним из результатов детального пересмотра является искренний смех при столкновении лицом к лицу с набившим оскомину проявлением самовлюбленности, являющейся сущностью всех человеческих взаимодействий.

Связь с точкой сборки

- Я постоянно стараюсь показать тебе, что единственно правильными действиями как для магов, так и для обычных людей являются те, что направлены на сопротивление вовлечению нас в наш образ себя, - продолжал дон Хуан. - Цель Нагваля в отношении его учеников - это разбить зеркало их саморефлексии.

Он добавил, что каждый ученик - это особый случай, и что Нагваль предоставляет духу позаботиться о деталях.

- Каждый из нас в равной степени подвержен своей саморефлексии, - продолжал он. - Это проявляется в виде потребностей. Например, до того, как я стал на путь знания, моя жизнь была бесконечной чередой потребностей. И даже годы спустя после того, как Нагваль Хулиан взял меня под свое крыло, я все еще испытывал множество потребностей, может быть, даже в большей степени, чем раньше. Однако существуют и маги, и обычные люди, которые не нуждаются ни в чем. Они получают умиротворение, гармонию, смех, знание непосредственно от духа. Такие люди не нуждаются в посредниках. Другое дело - ты и я. Я - твой посредник, моим был Нагваль Хулиан. Посредники, кроме того, что предоставляют минимальный шанс - осознание намерения, еще и помогают разбить зеркало саморефлексии. Единственной конкретной помощью, которую ты когда-либо получал от меня, является разрушение твоей саморефлексии. Если бы это было не так, ты попросту терял бы время. Это единственная реальная помощь, которую я тебе оказывал.

- Но ты научил меня, дон Хуан, большему, чем кто бы то ни было за всю мою жизнь, - запротестовал я.

- Я учил тебя разным вещам только для того, чтобы завладеть твоим вниманием, - сказал он. - Хотя ты и уверен, что это обучение было важной частью моих инструкций, однако ты заблуждаешься. От инструкций немного пользы. Маги утверждают, что значение имеет лишь сдвиг точки сборки и что такой сдвиг, как тебе известно, зависит от возрастания энергии, а не от инструкций. Затем он сделал странное заявление. Он сказал, что любое человеческое существо, соблюдающее особую, весьма простую последовательность действий, может научиться сдвигать свою точку сборки.

Я заметил, что он противоречит самому себе. Последовательность действий для меня и означала выполнение инструкций. Она заключалась в выполнении тех или иных процедур.

- В мире магов ты найдешь сплошные противоречия в терминах, - ответил он, - На практике же никаких противоречий нет. Та последовательность действий, о которой я говорю, приходит из способности осознавать ее. Для этого необходим Нагваль. Вот почему я сказал, что Нагваль только предоставляет минимальный шанс. Но этот минимальный шанс не является инструкцией такого, например, типа, как та, что нужна тебе, чтобы научиться управлять машиной. Минимальный шанс заключается в осознании духа.

Он объяснил, что та особая последовательность, которую он имел в виду, является осознанием чувства собственной важности как силы, фиксирующей точку сборки в одном положении. Когда чувство собственной важности уменьшается, то больше не расходуется энергия, которая обычно тратится на его поддержку. Накопленная таким образом энергия затем служит своего рода трамплином для отправления точки сборки в невообразимое путешествие автоматически и непреднамеренно.

Такой сдвиг точки сборки уже сам по себе означает отход от саморефлексии, а это в свою очередь обеспечивает четкое связующее звено с духом. Он добавил, что в конце концов именно саморефлексия когда-то и разъединила человека с духом.

- Как я уже говорил тебе, - продолжал дон Хуан, - магия - это путешествие для возвращения. Мы, одержав победу, возвращаемся к духу, спускаясь при этом в ад. И из ада мы приносим трофеи. Одним из таких трофеев является понимание.

Я сказал ему, что упомянутая им последовательность кажется очень легкой и очень простой, когда он говорит о ней, но когда я попытался воспользоваться ею на практике, то она оказалась прямой противоположностью простоте и легкости.

- Наши трудности на этом простом пути - сказал он, - вызваны нежеланием большинства из нас принять тот факт, что на самом деле требуется так мало, чтобы идти по нему. Мы ожидаем инструкций, обучения, проводников, учителей, и когда нам говорят, что никто из них нам не нужен, мы не верим этому. Мы становимся нервными, затем теряем веру и под конец сердимся и разочаровываемся. Реальная же помощь, которая нам действительно нужна, заключается не в методах, а в правильном указании. Если кто-нибудь дает нам возможность осознать, что необходимо освободиться от чувства собственной важности, - это и есть реальная помощь.

Связь с энергией

Поскольку я не собирался больше тратить энергию на бесполезную самозащиту, я спросил его:

– О какой загадке ты говоришь, дон Хуан?

Связь со страхом

Забудь о себе, и ты не будешь бояться ничего, на каком бы уровне осознания ты ни оказался, - сказал он.

Связь с сексуальной энергией

АБЭ: Вы хотите сказать, что главным достижением для искателя здесь является то, чтобы его больше не беспокоило, нравится он кому-то или нет?

Тайша Абеляр: Да, это главное достижение. Абсолютно. То есть для того, кого это слишком сильно беспокоит. Сейчас, если говорить честно, те, кого ничто не волнует, большая редкость. Они обладают достаточным количеством энергии. И вы знаете, от чего это на самом деле зависит? Нравиться, хотеть нравиться? У магов существует теория относительно энергии, которую вы получаете при своем зачатии. Если ваши родители любят друг друга, я имею в виду в сексуальном смысле, если они переживали прекрасный момент, если для них обоих, матери и отца, момент вашего зачатия был огромным сексуальным переживанием, у ребенка будет этот огромный всплеск энергии. И его не будет беспокоить, нравится он людям или нет, потому что он обладает этим подлинным ощущением энергетического благополучия. Но если один из партнеров скучал - маг дон Хуан всегда называл это "зачатием со скуки" - или если их переживания были очень скучными... Или, может быть, родители даже не любили друг друга, а просто вступали в связь потому, что были женаты и привыкли заниматься этим в ночь на субботу, ребенок появится на свет с явным ущербом. И он всегда будет чувствовать, что ему чего-то недостает, и всегда будет хотеть нравиться. Он хочет нравиться своим ровесникам, он хочет нравиться своей маме, а ей он может вообще не нравиться.

Альтернативные расшифровки

Аллегорический подход

ЧСВ возникает, когда вы в автоматическом существовании, то есть существовании с фиксированной ТС, заряженные привнесенными из вне мем-комплексами, то есть шаблонами восприятия и жизни, формируете в себе структуру (личность) и которая частенько не соответствует вашей сущности (в терминологии Гурджиева) и создает внутренний конфликт.

Буддизм

См. комплекс понятий о сознании: ахамкара, буддхи, читта, манас, карма.

Гурджиев

Чтобы начать самонаблюдение и самоизучение, необходимо разделить себя. Человек должен понять, что в действительности он состоит из двух людей.

"Один человек – это тот, кого он называет "я", а другие называют "Успенским", "Захаровым" или "Петровым". Другой человек – это подлинный "он", действительное "я", которое появляется в его жизни на очень короткое время, на мгновения, и может стать устойчивым и постоянным только после долгого периода работы.

"Пока человек принимает себя за одну личность, он не сдвинется с места. Его работа над собой начнется с момента, когда он ощутит в себе двух человек. Один из них пассивен, и самое большее из того, что он может делать, – это регистрировать или наблюдать происходящее с ним. Другой, который активен и говорит о себе в первом лице, – это в действительности, только "Успенский", "Петров" или "Захаров".

"Отождествление становится главной помехой вспоминания себя. Человек, отождествляя себя с чем-то, не способен вспоминать себя. Для того чтобы вспоминать себя, необходимо не быть отождествленным. Но чтобы научиться не отождествлять себя, человек прежде всего должен не отождествлять себя с самим собой, не называть себя "я" всегда и во всех случаях. Он должен помнить, что в нём существуют двое он сам, т.е. Я, и кто-то другой, с которым ему нужно бороться и которого надо победить, если он желает чего-то добиться. Пока человек отождествлен или может быть отождествлен, он – раб любой случайности. Свобода – это прежде всего свобода от отождествления.

"Кроме общих форм отождествления, следует обратить внимание на одну частную его разновидность, а именно, на отождествление с людьми, которое принимает особую форму: человек начинает "считаться" с другими. Есть несколько видов этого состояния. "Чаще всего человек отождествляет себя в других людях с тем, что они о нём думают, с тем, как они к нему относятся, как с ним обращаются. Он всегда думает, что люди недооценивают его, недостаточно вежливы с ним и внимательны. Всё это мучит его, вызывает раздумья и подозрения, на которые он растрачивает огромное количество энергии; в нём развивается недоверчивое и враждебное отношение к людям. Как такой-то взглянул на него, что такой-то думал о нём или сказал – всё это приобретает для него огромное значение.

<...> "Всё это и многое другое представляет собой одну из форм отождествления. Такое суждение целиком основано на "требованиях". Человек внутренне "требует", чтобы все видели, какая он замечательная личность, чтобы все постоянно выражали своё уважение, почтение и восхищение им, его умом, красотой, сообразительностью, остроумием, присутствием духа, оригинальностью и тому подобное. Эти требования, в свою очередь, основываются на совершенно фантастическом представлении о себе, как это нередко бывает у людей с весьма скромной наружностью. Например, писатели, актёры, музыканты, художники и политические деятели – почти все без исключения больные люди. От чего же они страдают? Прежде всего от необыкновенно высокого мнения о себе, затем от своих претензий, от мнительности, т.е. от того, что они заранее готовы чувствовать себя оскорбленными недостатком понимания и недооценкой.

См. также

Примечания