Второе внимание

Материал из энциклопедии Чапараль
Перейти к: навигация, поиск

Второе внимание (англ. second attention). Синонимы: нагуаль, второе кольцо силы.

Нагуаль, с другой стороны, – это необъяснимый источник, удерживающий стол на месте, и он подобен безбрежности этой пустынной долины.

<...> для мага нагуалем была область, непосредственно находящаяся под столом. Поскольку немыслимо объять всю безбрежность нагуаля, олицетворением которого служила эта огромная пустынная долина, маги берут в качестве своей области действия участок прямо под островом тоналя, области, наглядно показанной тем, что было под столом. Эта область была сферой того, что он называл вторым вниманием или вниманием нагуаля, или вниманием под столом. Это внимание достигается воинами только после выметания дочиста поверхности своих столов. Он сказал, что достижение второго внимания объединяет оба внимания воедино и это единство является целостностью самого себя.

Две линии, которые разделяют первое и второе внимания и тем самым как бы запечатывают их, известны видящим как параллельные линии.
В качестве вступления к своему первому уроку сновидения, дон Хуан высказался о втором внимании, как о чем-то прогрессивно развивающимся, начинающимся как идея, которая приходит к нам больше из любопытства, чем как представление о реальной возможности. Затем оно превращается в нечто, что мы можем лишь чувствовать, в некое ощущение. И в конце концов оно развивается в состояние бытия, в область практической деятельности. В выдающуюся силу, которая открывает для нас миры, находящиеся за границами наших самых необузданных фантазий.

Существует два способа объяснения магами того, что есть магия. Первый – с помощью метафоричных описаний мира магических измерений. Второй – с помощью абстрактной терминологии, свойственной магии. Я всегда предпочитал второй способ, хотя рациональный ум человека Запада никогда не сможет удовлетвориться никаким из этих двух способов.

Дон Хуан объяснил мне, что скрывалось за его метафорическим описанием прогрессивного развития второго внимания. Являясь результатом смещения точки сборки, второе внимание не может возникнуть само по себе, естественным образом, а должно быть вызвано намереванием, начиная с намеревания его в качестве идеи и кончая намереванием его в качестве устойчивого и контролируемого осознания сдвига точки сборки.

Цель

Третье внимание

По словам дона Хуана, мы состоим как бы из двух воспринимаемых сегментов. Первый – это наше знакомое физическое тело, которое может воспринимать (perceive) любой из нас. Второй – светящееся тело, являющееся коконом, который могут воспринимать только видящие, и которое придает нам вид огромного светящегося яйца. Он говорил также, что одной из самых важных задач магии является достижение светящегося кокона. Это цель, которая достигается путем сложной системы сновидения и жесткой систематической практики неделания (and through a rigorous, systematic exertion he called not-doing — и строгим, (тщательным) сисетматическим усилием, которое он называл неделанием). «Неделание» он определил как некое непривычное действие, вовлекающее все наше существо целиком, посредством того, что оно заставляет его начать осознавать (conscious) свой светящийся сегмент.

Поясняя эту идею, дон Хуан изобразил наше сознание (consciousness) разделенным на три неравных части. Самую маленькую часть он назвал первым вниманием и сказал, что это именно то внимание (is the consciousness — то сознание), которое развито каждым человеком для того, чтобы иметь дело с повседневным миром; оно охватывает сознание физического тела (it encompasses the awareness of the physical body — оно включает в себя осознание физического тела). Другую, более крупную часть, он назвал вторым вниманием и описал его как то внимание (the awareness — осознание), которое нам нужно, чтобы воспринимать наш светящийся кокон и действовать как светящееся существо. Он сказал, что второе внимание в течение всей нашей жизни пребывает (remains — остается) на заднем плане, если только оно не выводится вперед благодаря специальной (deliberate — преднамеренной) практике или случайной травме, и что оно охватывает осознание светящегося тела. Последнюю, самую большую часть он назвал третьим вниманием. Это то неизмеримое осознание (immeasurable consciousness), которое включает (engages — вовлекает, сцепляет, приводит в действие) в себя неопределимые (undefinable — неописуемые) аспекты физического и светящегося тел (<первого и второго внимания>).

Я спросил его, испытал ли он сам третье внимание. Он ответил, что был на его периферии и что если он когда-нибудь войдет в него полностью, я тотчас узнаю об этом, потому что все в нем мгновенно станет тем, чем оно и является в действительности – взрывом энергии. Он добавил, что полем битвы для воинов является второе внимание, которое было чем-то вроде тренировочного полигона для достижения третьего внимания. Это состояние достаточно трудно достижимо, но по достижении очень плодотворно.

Достижение

  Эта статья на стадии Черновик. Вы можете помочь отредактировать .

Второе внимание — тренировочный полигон для достижения третьего внимания

По словам дона Хуана, мы состоим как бы из двух воспринимаемых сегментов. Первый – это наше знакомое физическое тело, которое может воспринимать (perceive) любой из нас. Второй – светящееся тело, являющееся коконом, который могут воспринимать только видящие, и которое придает нам вид огромного светящегося яйца. Он говорил также, что одной из самых важных задач магии является достижение светящегося кокона. Это цель, которая достигается путем сложной системы сновидения и жесткой систематической практики неделания (and through a rigorous, systematic exertion he called not-doing — и строгим, (тщательным) сисетматическим усилием, которое он называл неделанием). «Неделание» он определил как некое непривычное действие, вовлекающее все наше существо целиком, посредством того, что оно заставляет его начать осознавать (conscious) свой светящийся сегмент.

Поясняя эту идею, дон Хуан изобразил наше сознание (consciousness) разделенным на три неравных части. Самую маленькую часть он назвал первым вниманием и сказал, что это именно то внимание (is the consciousness — то сознание), которое развито каждым человеком для того, чтобы иметь дело с повседневным миром; оно охватывает сознание физического тела (it encompasses the awareness of the physical body — оно включает в себя осознание физического тела). Другую, более крупную часть, он назвал вторым вниманием и описал его как то внимание (the awareness — осознание), которое нам нужно, чтобы воспринимать наш светящийся кокон и действовать как светящееся существо. Он сказал, что второе внимание в течение всей нашей жизни пребывает (remains — остается) на заднем плане, если только оно не выводится вперед благодаря специальной (deliberate — преднамеренной) практике или случайной травме, и что оно охватывает осознание светящегося тела. Последнюю, самую большую часть он назвал третьим вниманием. Это то неизмеримое осознание (immeasurable consciousness), которое включает (engages — вовлекает, сцепляет, приводит в действие) в себя неопределимые (undefinable — неописуемые) аспекты физического и светящегося тел (<первого и второго внимания>).

Я спросил его, испытал ли он сам третье внимание. Он ответил, что был на его периферии и что если он когда-нибудь войдет в него полностью, я тотчас узнаю об этом, потому что все в нем мгновенно станет тем, чем оно и является в действительности – взрывом энергии. Он добавил, что полем битвы для воинов является второе внимание, которое было чем-то вроде тренировочного полигона для достижения третьего внимания. Это состояние достаточно трудно достижимо, но по достижении очень плодотворно.

Обладание жизненной силой

Решение задачи введения меня во второе внимание дон Хуан начал с уведомления о том, что я уже имею большой опыт по вхождению в него. Сильвио Мануэль подвел меня к самому входу. Единственным упущением было то, что мне не дали соответствующих рациональных объяснений. Воинам-мужчинам нужно раскрывать серьезные причины, прежде чем они благополучно отправятся в неизвестное. Воинам-женщинам это ни к чему, и они могут идти без всяких колебаний, при условии, что они полностью доверяют тому, кто их ведет.

Он сказал, что начать я должен с освоения тонкостей сновидения. После этого он поместил меня под наблюдение Зулейки. Он убеждал меня в необходимости быть безупречным и старательно (meticulously — тщательно, дотошно) практиковать все, чему я научусь, а самое главное – быть целенаправленным (deliberate — преднамеренным) и осторожным в поступках, чтобы не растратить понапрасну свою жизненную силу. Он сказал, что предварительным требованием для вхождения в любую из трех стадий внимания является обладание жизненной силой, потому что без нее воин не может иметь ни направления, ни цели. Он объяснил, что сразу после смерти наше осознание тоже входит в третье внимание, но только на мгновение, для очищения перед тем, как Орел поглотит его.

Просто так я не полезу туда, ни за что на свете

Еще дон Хуан сказал, что второе внимание также называют левосторонним осознанием и что это – огромнейшая область. Фактически эта область кажется беспредельной, настолько она огромна.

- И просто так я не полезу туда, ни за что на свете, - продолжал дон Хуан. - Это - трясина, настолько сложная и причудливая, что трезвые и уравновешенные (sober — трезвые, здравомыслящие) видящие входят в нее только при строго определенных условиях.

Вся сложность состоит в том, что забраться во второе внимание просто, а противиться его соблазну (lure) практически невозможно.

Овладев осознанием, древние видящие использовали свое мастерство для того, чтобы расширить свое свечение осознания до непостижимых пределов. Заставляя вспыхивать эманации внутри своих коконов по одной полосе за раз, они стремились зажечь их все. И им это удалось, но, как это ни странно, умение зажигать полосы по одной стало тем фактором, из-за которого они увязли в трясине второго внимания.

Новые видящие исправили их ошибку. Они довели мастерство управления осознанием до его естественного завершения. Они научились одним ударом выводить свечение осознания за пределы кокона.

Третье внимание достигается, когда свечение осознания (the glow of awareness) превращается в огонь изнутри - свечение, которое зажигает не по одной полосе за раз, а одновременно все эманации Орла внутри кокона человека.

Дон Хуан сказал, что испытывает благоговение перед непреклонным устремлением новых видящих к достижению третьего внимания в течение жизни, пока они живы и осознают свою индивидуальность (conscious of their individuality).

Он не счел нужным останавливаться на тех редких случаях, когда люди и другие живые существа случайно входят в неизвестное и непознаваемое, не отдавая себе в этом отчета. Дон Хуан сказал, что каждый такой случай - это дар Орла. Впрочем, для новых видящих вход в третье внимание - тоже дар, но значение этого дара несколько иное. Он скорее является наградой за достижение.

И еще дон Хуан сказал, что в момент смерти все человеческие существа входят в непознаваемое, и некоторые из них достигают третьего внимания, но всегда лишь на непродолжительное время и только для того, чтобы очистить пищу для Орла.

- Высшее свершение человеческого существа, - закончил дон Хуан, - достичь этого уровня, сохранив жизненную силу (life force) и не сделавшись бестелесным осознанием (a disembodied awareness), которое, подобно мерцающей искорке, взлетает прямо к клюву Орла, чтобы быть им поглощенным.

Инструкциям для правой стороны посвящены первые 6 книг

Все инструкции для правой стороны дон Хуан давал мне, когда я находился в состоянии нормального осознания. Описанию именно этой части обучения и посвящены мои предыдущие книги (in all my accounts) . Дон Хуан сообщил мне, что он маг, когда я был в обычном состоянии осознания. Он также познакомил меня с другим магом - доном Хенаро Флоресом. Из того, какие взаимоотношения установились между нами, логически вытекало, что они взяли меня в ученики.

Связи

Связь с намерением

Являясь результатом смещения точки сборки, второе внимание не может возникнуть само по себе, естественным образом, а должно быть вызвано намереванием, начиная с намеревания его в качестве идеи и кончая намереванием его в качестве устойчивого и контролируемого осознания сдвига точки сборки.

Связь с вниманием

Я уже говорила тебе о том, что Нагуаль рассказывал нам о внимании, – сказала она. – Мы удерживаем своим вниманием образы мира.

<...> с помощью своего внимания мы можем удерживать образы сна точно так же, как мы удерживаем образы мира, – сказала Ла Горда. – Искусство сновидящего – это искусство внимания.

Мысли нахлынули на меня лавиной. Я вынужден был встать и пройтись по кухне. Мы долго молчали. Я знал, что она имела в виду, когда сказала, что искусство сновидящих – это искусство внимания. Я знал также, что дон Хуан рассказал и показал мне все, что мог. Однако когда он был рядом, я не смог осознать предпосылки этого знания в своем теле. Он говорил, что мой разум является демоном, который держит меня в оковах и что я должен победить его, если хочу достичь осознания его учения. Проблема, следовательно, заключалась в том, как победить мой разум. Мне никогда не приходило в голову потребовать от него определения понятия «разум». Я всегда считал, что он подразумевает способность строить умозаключения или мыслить упорядоченным и рациональным образом. Из того, что сказала мне Ла Горда, я понял, что для него «разум» означал «внимание».

Дон Хуан говорил, что ядром нашего существа (core of our being. Being – бытие, существование, существо) является акт восприятия, а магией нашего существа (бытия) – акт осознания. Для него восприятие и осознание было обособленной нерасчленимой функциональной единицей, которая имела две области. Первая – это «внимание тоналя», то есть способность обычных людей воспринимать и помещать свое осознание в обычный мир обыденной жизни. Дон Хуан также называл еще эту сферу внимания «первым кольцом силы» и характеризовал ее как нашу внушающую благоговение, но принимаемую за нечто само собой разумеющееся способность придавать порядок нашему восприятию повседневного мира.

Второй областью было «внимание нагуаля» – способность магов помещать свое осознание в необычный мир. Он называл эту область внимания «вторым кольцом силы» или совершенно необыкновенной способностью, которая есть у всех нас, но которую используют только маги, чтобы придавать, порядок необычному миру.

Ла Горда и сестрички демонстрировали мне, что искусством сновидящих было удерживать с помощью своего внимания образы своих снов. Тем самым они раскрыли практический аспект системы дона Хуана. Они были практиками, которые вышли за пределы теории его учения. Чтобы продемонстрировать это искусство, они должны были воспользоваться «вторым кольцом силы» или «вниманием нагуаля». Чтобы стать свидетелем их искусства, мне нужно было сделать то же самое. Было очевидно, что я распределил свое внимание по обеим областям. По-видимому, все мы непрерывно воспринимаем обоими способами, но предпочитаем выделять для вспоминания одно и отвергать другое. Или, возможно, мы регистрируем и храним это в стороне, как это делал я сам. При определенных условиях стресса или покорности (acquiescence – молчаливое или неохотное согласие, покорность) подвергнутые цензуре воспоминания выходят на поверхность, и тогда у нас может быть два различных воспоминания об одном и том же событии.

То, что дон Хуан пытался победить или, вернее, подавить во мне, было не моим разумом как способностью рационально мыслить, а моим вниманием тоналя или моим осознанием мира здравого смысла. Ла Горда объяснила, почему он так этого добивался. Повседневный мир существует только потому, что мы знаем, как удерживать его образы. Следовательно, если человек оставляет внимание, необходимое для поддерживания этих образов, то мир рушится.

– Нагуаль сказал нам, что в счет идет только практика, – внезапно сказала Ла Горда. – Когда ты добился переведения своего внимания на образы своего сна, твое внимание окончательно зацеплено. В результате ты можешь стать таким, как Хенаро, который мог удерживать образы любого сна.

Связи со сновидением

Однажды вечером мы сели и так подробно, как только могли, стали обсуждать все, что мы знали о сновидениях. Вскоре выяснилось, что здесь есть несколько ключевых тем, которым дон Хуан придавал особое значение.

Прежде всего, это сам акт сновидения. Он, видимо, начинается как совершенно особое состояние осознавания, к которому приходишь, фокусируя остаток сознания, который еще имеешь во сне, на отдельных чертах или элементах сна. Этот остаток сознания, который дон Хуан называл "вторым вниманием", вводился в действие или запрягался в работу при помощи упражнения "неделания". Мы считали, что существенной помощью сновидению было состояние умственного покоя, которое дон Хуан называл "остановкой внутреннего диалога" или "неделанием разговора с самим собой". Чтобы научить меня выполнению этого, он обычно заставлял меня усиливать периферическое зрение. Этот метод был эффективен сразу в двух планах. Он позволил мне остановить свой внутренний диалог и он тренировал мое внимание. Заставляя меня концентрировать внимание на периферии поля зрения, дон Хуан усиливал мою способность сосредоточиваться в течение длительного времени на одной единственной деятельности.

Позднее, когда я добился успеха в концентрировании внимания, я мог часами заниматься какой-нибудь нудной работой, не отвлекаясь, на что ранее не был способен.

А.Б.Э: Вы используете слово сновидение в очень специфическом смысле, который ему придает эта традиция. Можете ли вы рассказать о том, что такое сновидение?

Ф.Д: Обычно, когда мы ложимся спать, то, как только мы засыпаем, то мы еще наполовину сознательны, как вы знаете из книг Кастанеды, во сне точка сборки сдвигается, маги стремятся к тому, чтобы использовать этот естественный сдвиг (который происходит у нас у всех) для того, чтобы путешествовать в других реальностях. Для этого нужно обладать большим количеством энергии. Необходимо огромное количество энергии для того, чтобы остаться сознательным и не проснуться.

А.Б.Э: Да, это так.

Ф.Д: Я могу легко достичь этого состояния и использовать его. Раньше я не могла контролировать то, когда это может случиться, но теперь мне это удается. Я могу войти в это состояние, которое называется... знаете, женщины предпочитают называть его сновидение наяву, а не второе внимание. В состоянии сновидения можно добиться того же контроля, что и в повседневной жизни. Это то, что делают маги. Это одно и то же, нет больше никакой разницы.

Связь с первыми вратами сновидения

Я сказал Ла Горде, что в моем случае дон Хуан поставил передо мной три задачи для тренировки второго внимания. Первая состояла в том, что я находил в сновидении свои руки. Затем он рекомендовал мне выбрать место и сфокусировать внимание на нем, а затем продолжать делать сновидение и посмотреть, смогу ли я в действительности туда попасть. Он предложил, чтобы я посещал в таком месте кого-нибудь, кого я знаю, предпочтительно женщину, преследуя две цели. Во-первых, зафиксировать малейшие изменения, которые могут действительно указать на то, что я был там в сновидении; во-вторых, найти какую-нибудь малозаметную деталь, которая окажется как раз тем, на что настраивается мое второе внимание.

Наиболее серьезной проблемой, с которой встретится в этом аспекте сновидящий, является неуклонная фиксация второго внимания на такой детали, всегда остающейся незамеченной вниманием повседневным, создавая тем самым почти непреодолимое препятствие для оценки. То, что ищешь в сновидении, оказывается совсем не тем, чему уделяешь внимание в повседневной жизни.

По словам дона Хуана, только в период обучения необходимо прилагать усилия к тому, чтобы сделать второе внимание неподвижным (immobilize — обездвиженным, фиксированным) . После этого приходится выдерживать почти непреодолимое давление второго внимания и лишь мельком бросать взгляды на окружающее. В сновидении следует удовлетворяться самыми краткими видениями всего, так как если на чем-нибудь сфокусируешься, мгновенно теряешь контроль.

Связь с лазутчиком

нагуаль Розендо планировал дать Элиасу и Амалии наставления только во втором внимании. Для этой цели он употребил стандартный прием магов прошлого. Он, находясь в сновидении, воспользовался лазутчиком, приказывая ему перевести своих учеников во второе внимание с помощью сдвига их точек сборки в соответствующие положения.

Теоретически, сильный лазутчик мог переместить их точки сборки в нужное положение безо всякого труда.

Связь с вниманием сновидения

так как ты пустой, ты должен был собирать свое второе внимание нагваля способом, отличным от нашего. Мы собирали его посредством сновидения, а ты сделал это при помощи своих растений силы. Нагваль сказал, что эти растения собрали угрожающую сторону твоего второго внимания в одну глыбу, и что это и есть та фигура, которая выходит из твоей головы. Он сказал, что это случается с магами, которым дают растения силы. Если они не умирают, то растения силы закручивают их второе внимание в ту устрашающую фигуру.

- Теперь мы подошли к тому, что ты должен сделать. Он сказал, что теперь ты должен изменить направление и начать собирать свое второе внимание другим способом, больше похожим на наш. Ты не можешь удержаться на пути знания, пока не уравновесишь свое второе внимание. До сих пор твое второе внимание выезжало на силе Нагваля, но теперь ты один. Именно это я и должна была передать тебе.

- Как мне уравновесить свое второе внимание?

- Ты должен делать сновидение, как это делаем мы. Сновидение - единственный способ собрать второе внимание, не повреждая его и не делая его устрашающим. Твое второе внимание фиксировано на устрашающей стороне мира, наше - на его красоте. Ты должен поменять стороны и идти вместе с нами.

- Может ли эта фигура выходить из меня в любое время?

- Нет. Нагваль сказал, что она больше не выйдет, пока ты не достигнешь его возраста.

Дон Хуан уверял, что руки он выбрал произвольно. Объектом для фиксации взгляда во сне могли бы быть не руки, а что угодно другое, все равно прием бы работал. Смысл задачи заключается не в том, чтобы отыскать в увиденном сне определенный предмет, а в том, чтобы задействовать свое внимание сновидения.

Дон Хуан описал внимание сновидения как контроль, который человек обретает над сном, фиксируя точку сборки в любом новом положении, где она оказывается, вследствие ее смещения во сне. Более обобщенно он назвал внимание сновидения непостижимой гранью осознания, которая всегда существует сама по себе, ожидая момента, когда мы соблазним ее целю. Внимание сновидения – это скрытая потенциальная способность, которую каждый из нас хранит в резерве. Однако применить эту способность в повседневной жизни нам, как правило, так никогда и не удается.

<...> – Какая разница между вниманием сновидения и вторым вниманием?

Второе внимание подобно океану, а внимание сновидения – впадающей в него реке. Второе внимание – это состояние осознания полноценных миров, таких же полноценных, как наш. А внимание сновидения – это состояние осознания отдельных объектов в наших снах.

Дон Хуан особо подчеркнул, что внимание сновидения – ключ к любому движению в мире магов. Среди множества вещей, присутствующих в наших снах, имеются объекты, которые являются результатами энергетического вмешательства. Они внедрены в наши сны извне посторонними силами. Умение находить их и следовать за ними и есть магия.

Связь с созерцанием

Чтобы достичь этого внимания, Нагуаль и Хенаро обучили нас сновидению, как тебя учили растениям силы. Я не знаю, что они делали с тобой, когда учили тебя улавливать второе внимание с помощью растений силы, но для того, чтобы научить нас, как делать сновидение, Нагуаль учил нас пристальному созерцанию. Он никогда не объяснял нам, что же он, в сущности, делает. Он просто учил нас созерцать. Мы никогда не догадывались, что пристальное созерцание было способом уловить наше второе внимание. Мы думали, что это что-то вроде забавы. Но это было не так. Перед тем, как сновидящие смогут улавливать свое второе внимание, они вначале должны стать созерцателями.
Трудность созерцания в том, чтобы научиться утихомиривать мысли. Нагваль говорил, что учит нас этому по куче сухих листьев просто оттого, что они всегда есть под руками. Той же цели может служить и любая другая вещь. Когда ты можешь остановить мир, ты стал созерцателем. А так как единственный способ достичь остановки мира состоит в постоянных попытках, то Нагваль заставлял нас созерцать сухие листья годы и годы. Я думаю, что это наилучший способ достичь второго внимания. Он комбинировал пристальное созерцание сухих листьев с поиском рук во сне. Мне потребовалось около года, чтобы найти свои руки, и четыре года, чтобы остановить мир. Нагваль говорил, что, когда уловишь свое второе внимание с помощью сухих листьев, начинаешь сновидеть, чтобы расширить его. Вот и все, что касается пристального созерцания.

Альтернативные расшифровки

У Кастанеды слово "внимание" (первое, второе) обозначает глобальное миросозерцание. То есть чувственное восприятие, как таковое. В той парадигме в которой пишет Кастанеда и те люди, к которым он обращается имеют специфическое образование и термины трактуют в соответствии с предустановленными структурированными знаниями. В данном случае "внимание" является синонимом глобального развёрнутого миросозерцания или наличия сознания вообще со всеми его сознательными и бессознательными вариациями.

Слова Кастанеды являются легко воспринимаемыми и порождают кучу двусмысленностей потому, что они являются квинтэссенцией (извлеченной структурой) из огромных баз данных.

Первое и второе внимание — это бессознательные вещи.

Мы живем в стихийно сложившемся бессознательном согласованном бодрствующем общественном социальном трансе. Овладение первым вниманием — это овладение бессознательными комплексами, структурами и волевыми поведенческими импульсами. Это коллективный тональ, индивидуальный тональ и преодоление штампов и шаблонов внутри себя.

Некоторые считают, что если они ухватили в себе шаблон, выследили его, преодолели его, то они усовершенствовали первое внимание и таким образом вошли в магическое второе внимание — это бред. Второе внимание — это воля, мотивация, миросозерцание, абсолютно не доступное нам в том состоянии осознавания, интеллекта и ума в котором мы находимся. Веками чуваки писали о карме, фатальности, судьбе, о чём-то не управляемом, что заставляет людей делать импульсивные поступки.

Бессознательное — вне человеческая часть нас с вами. Второе внимание — специфическое, архаическое, дологическое, иррациональное мышление. У этого мышления есть внимание. Всякое мышление, всякое сознание иногда интерпретируется и формулируется, как внимание. То есть, по сути, сознание равно внимание, поскольку, через процесс рафинирования от рецепции внешних сигналов и до конструирования восприятий и обращения к этому конкретному предмету на который вы смотрите... от рецепции и до внимания всё это представляет из себя сознание.

Второе внимание — это то, что, можно сказать, не осознаваемое мышление и мотивация, в том числе и внимание, которое обобщается термином бессознательное. Если говорить буддийским языком — это поток кармических причин и следствий предыдущих существований.

См. также

Примечания