Карлос Кастанеда

Материал из энциклопедии Чапараль
Перейти к: навигация, поиск
Карлос Кастанеда

Карлос Кастанеда (англ. Carlos Castaneda) — американский антрополог в русле мистицизма и оккультизма, получивший степень магистра и доктора философии по антропологии.

Многие говорят "Кастанеда писатель!". Допустим мы с этим согласимся и пусть всё, что он написал не является ни мистицизмом, ни оккультизмом. Пусть все его самые сильные книги, допустим первые пять, рассматривать, как произведения писателя: аллегорическое, художественное изображение каких-то проблем в этно-окрашенной форме.

Если вы называете Кастанеду писателем, то должны понимать, что писатель — это человек, который отражает в художественной форме проблематику своей эпохи, проблему субъекта в своей эпохе.

О чём писал "писатель Кастанеда"? Он пытался решить те же проблемы, которые в <послевоенные 50-80 года> были проблемами эпохи: проблемы свободы, проблемы дальнейшей эволюции человека, проблема социального разброда и неопределённости перспектив. Он отражал чаяния и надежды того времени в социальном, психологическом, антропологическом плане.

Где эти люди, которые обзывают Кастанеду писателем, показали суть того, в чём именно он писатель? Они под словом "писатель" подразумевают слово "фантазёр". Дескать Кастанеда фантазёр по поводу мистицизма и дескать они понимают в этом больше, чем какой-то "выскочка" Кастанеда.

На самом деле, даже как писатель, Кастанеда — является глыбой. Он предложил развёрнутую попытку описания методик и вариантов (моделей) для решения проблем социума и человека для своего времени. Кастанеда, с одной из сторон, хотел избавиться от изоляции на личностном уровне — это аля Фрейдизм, отделённость человека в его импульсивных инстинктивных потугах чего-то добиться, чего он сам не знает, но постоянно рационализирует в виде сказки. Он поднимал проблематику роботизированности, которую предлагает социум и здесь сразу включается Хаббард, Гурджиев, и другие по проблематике бихевиоризма.

И когда какой-то дурак говорит "он всего лишь писатель", он не понимает, что он входит в поле, где ему вообще не на что опереться <для аргументации своей позиции>. Если наркоманы ещё могут обидеться, на то, что, после принятия дури, чудес, описанных Кастанедой, не случается и предъявить ему вопросы, как к мистику, то люди, которые мистицизм отбрасывают и говорят "Кастанеда писатель", — это абсолютно контрпродуктивно потому, что, как писатель, Кастанеда поднимал такие пласты и проблемы, о которых эти люди не имеют никакого понятия.

Люди считающие Кастанеду писателем не могут ему ничего предъявить потому, что не имеют ни малейшего представления о герменевтическом подходе — то есть о том, что всегда требует толкования в соответствии с определёнными логическими структурами и базами данных с пониманием по какой схеме строить контрпозицию Кастанеде. Внутрь учения, изложенного Кастанедой, ещё нужно войти, пересечь герменевтический круг и стать инсайдером, то есть понимать в этом деле.

А все эти люди стоят снаружи герменевтического круга. Они видят что-то там у Кастанеды булькает и интерпретируют это по-своему в психологическом или философском ключе. Они начинают сочинять свою версию, то есть рационализировать, по образу и подобию Кастанеды, свои внутренние желания и чаяния. В психоанализе это называется "рационализация" — тайные желания, облекаемые в известную оболочку для самооправдания. Эти люди занимаются самооправданием, то есть индульгированием.

Таким образом своё индульгирование эти люди выдают за то, о чём писал Кастанеда.

Если с вами кто-то хочет поговорить о Кастанеде, задавайте вопрос — в какой перспективе будем говорить? Исторической, где Кастанеда писатель, публицист и социальный антрополог своей эпохи? Оккультист? Революционер? Маргинал? А если кто-то скажет, что всё в одном, то так нельзя, должен быть акцент <и соответствующая база данных>.

И здесь все эти люди, исполненные очей мудрости и считающие Кастанеду писателем, оказываются пустышками. Им нечего противопоставить, кроме своей рационализации, своего индульгирования.

У Кастанеды каждый термин — это "multi pass", как в фильме "Пятый элемент". Сталкинг, сновидение, чувство собственной важности, личная история — это многосмысловые понятия, которые трактуются, как на кухонном уровне, так и на уровне высоких философий. Чтобы как-то продвигаться в практике эти значения нужно уметь вычислять и связывать.

<...> Вы когда-нибудь связывали воззрение, путь и плод из буддизма с Кастанедой? Искусство осознания — это воззрение, сновидение (движение точки сборки) — это путь, а сталкинг (фиксация точки сборки) — это плод. Вы когда-нибудь задумывались об этом? Я думаю, что нет. А без этого в практике у вас ничего не получится.

<...> Чувство собственной важности (ЧСВ) — это решение вопроса ложного эга или, по другому, проблематика неправильного формулирования места расположения или определения души. ЧСВ — это не одеозный вопрос проявлений, которые расходятся от этого ложного эга, например, гордыня.

ЧСВ — это вопрос самого ложного эга и всего пакета обсусловленностей, связанных с нерешенностью этого вопроса: ментальная запутанность, аффективность, проблемы связанные с обусловленностью внешней средой. Мы сами собой обусловлены исходя из того, что мы не верно определили наше Я (точку отсчёта) и из-за этого складывается определенный каскад взаимодействия с внешней средой, который тоже составляет обсусловленность и свою конкретную, отдельную от обусловленности Я, проблематику.

<...> Сновидение у Кастанеды — это не осознанные сны, не астральные и вне телесные путешествия. В искусстве сновидения вы не видите сны, вы видите реальность, этот мир. Задача первых врат не просто проснуться во сне, а перевести сновидение в обыденный мир.

<...> Перепросмотр в одном из смыслов можно связать с извлечением энграмм у Хаббарда и памятью об интенциональности у Гуссерля.

<...> Тенсегрити отсылает нас к гунфу и цигун, Кастанеда сам называл тенсегрити по началу "китайская гимнастика".

Вы исследовали терминологию кастанеды? Проводили связи и параллели? Я думаю, что нет. Тогда почему вы удивлены, когда у вас ничего не получается?

Содержание

Кастанеда об этом ничего не писал

Кастанеда не писал о Мексике, индейцах и тольтеках

Я не живу здесь. Я вообще не здесь. Я использую эвфемизм "Я был в Мексике". У всех нас время разделено между нахождением здесь и тем временем, когда нас тянет нечто, не поддающееся описанию, но что позволяет нам посещать иные реальности. Но если говорить об этом, то это все начинает звучать очень по-дурацки.
В самом начале нашей беседы он сказал что-то о тольтекском знании. В книге "Второе кольцо силы" также говорится о тольтеках и о том как "быть тольтеком". — Что это значит — быть тольтеком? — спросила я его.

Кастанеда объяснил, что слово тольтек имеет широкое значение. Можно сказать о ком-то, что он тольтек, так же как о некоторых говорят, что он демократ или философ. Тот контекст, в каком он использует это слово, не имеет ничего общего с его антропологическим значением. С точки зрения антропологии, это слово означает индейскую культуру севера и юга Мексики, которая переживала период упадка в момент покорения и колонизации Америки Испанией.

В абстрактном характере высказываний из первой книги, "Учение дона Хуана", заключена сущность всего, что говорил дон Хуан в самом начале моего ученичества. По полному тексту книги видно, что дон Хуан очень много рассказывал о союзниках, растениях силы, Мескалито, "дымке", ветре, речных и горных духах, духе чаппараля и так далее. Позже, когда я спросил его, почему он уделял такое внимание этим явлениям, но не обращался к ним впоследствии, он невозмутимо признался, что в начале моего обучения погрузился во весь этот псевдо-Индейский шаманский вздор (pseudo-Indian shaman rigmarole) только ради меня.
Во-первых, я хотел бы объяснить, что термин "линия" (исп. linaje - род, происхождение, прямая линия), хотя я его и использую широко, не вполне адекватен. На самом деле в мире магов, таких, как дон Хуан, не существует прямой линии, какой мы ее себе представляем: восходящей или нисходящей. В этом мире существует лишь общность людей, которые имеют одну цель или интерес, существуют участники, практикующие систему знания, которую старался распространить среди нас дон Хуан. Тот, кто управляет или руководит такими практикующими, известен как "нагуаль" - существо, энергия которого позволяет ему входить в заповедные зоны повседневного восприятия. Вклад каждого нового нагуаля - личные черты, с помощью которых он влияет на практикующих своего времени. Мой личный вклад заключается в моем академическом интересе к общественным наукам; конечная цель этого интереса западного человека - весь мир магов. В этом и заключается расхождение пути дона Хуана с моим. Его не интересовала концептуализация своего знания. Если я настаивал на этом, он объяснял мне все с уникальной точностью и ясностью, хотя у него не было склонности к объяснениям. Он говорил, что человек или теряет время в интеллектуальных дебрях, или действует. Я - другой. Я хочу понять процессы магии дона Хуана, но не интеллектуально, а энергетически. Я верю в возможность погружения в энергетические "дебри" Вселенной, не трансформируя это в рациональный (исп. cerebral - мозговой, рассудочный, рациональный) процесс.

Кастанеда не писал о волшебных приёмах

Я уже не раз шутил над твоей убежденностью в необходимости удара Нагваля. Удар по спине между лопаток, производимый мною, - это лишь способ отвлечь внимание. Он служит для того, чтобы устранить твои сомнения. Маги используют физический контакт, чтобы дать толчок телу. Он не дает ученику, которым манипулируют, ничего, кроме уверенности.
Существует два способа объяснения магами того, что есть магия. Первый – с помощью метафоричных описаний мира магических измерений. Второй – с помощью абстрактной терминологии, свойственной магии. Я всегда предпочитал второй способ, хотя рациональный ум человека Запада никогда не сможет удовлетвориться никаким из этих двух способов.

Кастанеда не писал о заклинаниях и ритуалах

Дон Хуан и подобные ему практикующие, считали магом каждого, кто при помощи дисциплины и воли, был способен прерывать эффект интерпретационной системы, которую мы используем для конструирования известного нам мира.

Маги утверждают, что энергия как таковая, трансформируется в данные органов чувств и что эта информация интерпретируется как мир современной жизни. Магия - это маневр вмешательства, маневр, при помощи которого поток прерывается. Для магов, магия не имеет ничего общего с заклинаниями и ритуалами, которые являются просто стечениями обстоятельств, призванными скрыть ее истинное значение и цели: расширение параметров обычного восприятия.

Кастанеда не писал о магии

"Мы должны найти другое слово для мага", – говорит он. – "Это слишком темное. Мы ассоциируем его со средневековыми абсурдами: ритуал, дьявол. Мне нравиться "воин" или "навигатор". Это то, что маги делают – навигация."

Он писал, что рабочее определение слова маг – это "постигать энергию непосредственно".

Средний человек, будучи неспособным обрести энергию, для того чтобы воспринимать за пределами своей повседневности, называет область экстраординарного восприятия магией
Называть их магами — это не моя прихоть. «Brujo» или «bruja», что значит колдун или ведьма, — это испанские слова, которыми обозначаются мужчина или женщина, занимающиеся практикой знахарства. Я всегда возмущалась особым дополнительным оттенком этих слов. Но маги сами успокоили меня, раз и навсегда объяснив, что «магия» означает нечто совершенно абстрактное: способность, которую развили некоторые люди для расширения пределов обычного восприятия. В таком случае абстрактная характеристика магии автоматически исключает какие-либо позитивные или негативные оттенки названий, используемых для обозначения людей, занимающихся практикой магии.

Кастанеда не писал о мостах и приведениях

Сильвио Мануэль решил использовать мост (conceived the idea of using the bridge — задумал идею использования моста) как символ (symbol) действительного пересечения.
союзник может быть воспринят только, как качество чувств (quality of the senses) . То есть так как союзник является бесформенным, его присутствие может быть замечено только его воздействием на мага. Дон Хуан классифицировал некоторые из этих эффектов как имеющие антропоморфные качества.

Кастанеда не писал об отшельничестве и уходе из общества

– Теперь ты должен отрешиться, – сказал он.

– Отрешиться от чего?

– Отрешиться от всего.

– Но это невозможно. Я не намерен становиться отшельником.

Быть отшельником – это индульгирование, и я никогда не имел этого в виду. Отшельник не отрешен, потому что по собственному желанию предался тому, чтобы быть отшельником.

Стать отшельником - значит потакать себе, своей слабости. Отшельник не отрекается, он насильно загоняет себя в пустыню, принуждая к затворничеству, или бежит от женщины, трудностей, полагая, что это спасет его от разрушительного действия сил жизни и судьбы. Но это - самообман. Только мысль о смерти может дать человеку отрешенность, достаточную для того, чтобы принуждать себя к чему бы то ни было, равно как и для того, чтобы ни от чего не отказываться. Но это - не страстная жажда, а молчаливая страсть, которую воин испытывает к жизни и ко всему, что в ней есть. Он знает, что смерть следует за ним по пятам и не даст ни за что зацепиться, поэтому он пробует все, ни к чему не привязываясь.
Маги считают, что в нашем мире обычных дел есть люди, которые проникают в неизвестное в поисках других видов реальности. Они утверждают, что идеальными последствиями таких проникновений должна стать способность извлекать из такого поиска энергию, необходимую для превращения и для отделения нас самих от заранее определенной реальности. Но, к сожалению, — утверждают они, — такие попытки являются ментальными усилиями. Очень тяжело измениться только под влиянием новых мыслей или новых идей.

Одной из вещей, усвоенных мною в мире магов, было то, что без ухода из мира и без причинения самим себе боли в этом процессе маги действительно решают изумительную задачу по разрушению соглашения, которым определяется реальность.

Кастанеда не писал о бесчувственности

Я считал себя неким провокатором, каким-то шпионом, которого дон Хуан по неясным соображениям оставил здесь после себя. Высказывания из книги "Сказки о силе" показывают неведомое качество этого мира - не мира шаманов, а мира обыденной жизни, которая, по словам дона Хуана, так же загадочна и богата, как и все остальное. Чтобы насладиться чудесами мира повседневной жизни, нужно только одно: достаточная отрешенность (detachment). Однако, еще больше отрешенности (detachment), нам необходимы достаточные страсть (affection — любовь, привязанность) и отрешенность (abandon — страсть, импульсивность, энтузиазм, рвение).

- Чтобы этот мир, который кажется таким банальным, смог распахнуться и явить нам свои чудеса, воин должен любить его, - предупреждал меня дон Хуан. Когда он произнес эти слова, мы находились в пустыне Соноры.

- Быть в этой дивной пустыне и смотреть на эти изрезанные пики ненастоящих гор, которые на самом деле созданы потоками лавы давно исчезнувших вулканов, - это очень тонкое ощущение, - говорил он. - Замечать, что некоторые из кусков обсидиана возникли при таких высоких температурах, что на них еще сохранились признаки их происхождения, - это славное чувство. В них полно силы. Бесцельно бродить среди этих изрезанных вершин и находить те куски кварца, что способны ловить радиоволны, - вот что замечательно. Единственным недостатком этого величественного пейзажа является то, что переход к чудесам этого мира - к чудесам любого мира, - требует, чтобы человек был воином: молчаливым (calm — спокойным), собранным (collected), отрешенным (indifferent — независимым), закаленным (seasoned) под натиском непознанного. Ты еще недостаточно закален, и потому твой долг заключается в поиске полноты (fulfillment) - только после этого ты можешь говорить о путешествии в бесконечность.

Кастанеда не писал о разговорах с растениями

Я напомнил, что он описывал и обсуждал эти растения в антропоморфических терминах. Он всегда обращался к ним так, как если бы растение было персонажем. Он ответил, что это были предписанные средства для отвлечения внимания ученика в сторону от истины, которая заключалась в остановке внутреннего диалога.

Кастанеда не писал о летающих существах с крылышками

Я могу видеть энергию — и вижу, что над центром, расположенным на макушке головы, она не вращается подобно энергии всех остальных центров. Она колышется, перемещаясь взад и вперед. Это зрелище вызывает отвращение — оно совершенно чужеродное. С другой стороны, я вижу, что у мага, оказавшегося способным победить свое собственное сознание (которое маги называют чужеродной установкой), энергия в этом центре начинает двигаться так же, как и во всех остальных.
Если все это свести воедино,то я могу сказать,что дисциплина - это искусство испытывать благоговение. Так, посредством своей дисциплины, маги устраняют свой ум, чужеродное явление, внедренное извне.

Кастанеда не писал об обязательности употребления психоделиков

Тот необычайный эффект, который оказали на меня психотропные растения, стал основой моего вывода, что их использование является ключевым моментом в учении. Я держался за это убеждение, и лишь в последние годы своего обучения сообразил, что все осмысленные трансформации и находки магов делаются только в состоянии трезвого осознания
Несколько месяцев спустя дон Хуан все же добился своего. Он научил меня «останавливать мир».

Это событие было одним из поворотных в моей жизни. Оно заставило меня тщательно пересмотреть все, что имело место в течение десяти лет обучения. Стало ясно, что мое первоначальное предположение относительно роли психотропных растений – ошибка. Они вовсе не являлись неотъемлемой чертой магического описания мира, они лишь помогали, образно говоря, сцементировать части этого описания, которые я был не способен воспринять по-другому. Упорно цепляясь за привычную версию реальности, я был глух и слеп к тому, к чему стремился дон Хуан. И только эта моя нечувствительность заставляла его использовать в моем обучении психотропные средства.

Дон Хуан сказал, что после остановки внутреннего диалога действием растений силы появлялся неизбежный тупик.
Дон Хуан никогда не был сторонником наркотиков. Он давал мне их принимать, потому что я был очень тупым. Определенные наркотики дают тебе другую идею, новый взгляд на некоторые вещи. С их помощью ломается гегемония восприятия; но как только он этого добился, брухо уже не использует их.

Кастанеда не писал о психологии

Конечно, эта концепция, основанная на особом восприятии, с точки зрения линейных понятий нашего Западного мира абсолютно бессмысленна. Западная цивилизация была в контакте с шаманами Нового Света на протяжении пятисот лет, но учеными ни разу не была предпринята серьезная попытка создать философское учение на базе представлений шаманов. Например, работа с инвентарным списком (recapitulation — перепросмотр) наверняка будет восприниматься любым представителем Западного мира как одна из разновидностей психоанализа, определенная психологическая процедура — своего рода техника психологической самопомощи. Согласитесь, вряд ли можно придумать большее заблуждение.

Кастанеда не писал об аэробике и фитнесе

Различие между магическими пассами и аэробикой в том, что последняя разработана для того, чтобы работать с поверхностью мускулов тела, в то время как магические пассы — игра расслабления и напряженности в глубоком все целостном выравнивании. Магические пассы не касаются мускулатуры и направлены сразу на железистую систему: основу энергии в теле.
То, чему я тебя здесь обучаю, можно было бы назвать по-китайски Нэйгун, или внутреннее кунг-фу, - продолжала Клара. - Внутреннее кунгфу использует контроль дыхания и циркуляцию энергии для того, чтобы укрепить тело и улучшить здоровье человека, тогда как внешнее кунг-фу, подобное тем приемам каратэ, которые ты изучала у своих японских учителей, и тем движениям, которые я показывала тебе, служит для наращивания мышц и выработки молниеносной реакции, но при этом энергия высвобождается и уходит от нас.

Клара сказала, что внутреннее кунг-фу монахи в Китае начали практиковать задолго до того, как они развили внешнее кунг-фу, или жестокие стили единоборств, которые в наши дни и известны повсеместно как кунг-фу. - Вот что ты должна понять, - продолжала Клара. Независимо от того, занимаешься ли ты боевыми искусствами или изучаешь те упражнения, которые я тебе показала, твоей целью должно быть совершенствование своего внутреннего существа с тем, чтобы оно могло выйти за пределы внешней формы и совершить абстрактный полет.

Кастанеда не писал о поощрении иерархии в групповой работе

Образ жизни современных горожан способствует формированию "групп по интересам", и в этих обстоятельствах хорошо зарекомендовало себя изучение и выполнение движений Тенсегрити на семинарах и практических занятиях в составе групп. Однако следует учитывать, что совместная работа в группах имеет положительные и отрицательные стороны. Она чрезвычайно полезна, потому что позволяет обеспечить синхронность движений всех присутствующих и предоставляет возможность наглядного обучения. И в то же время очень вредна, поскольку порождает у человека надежды на помощь со стороны, а также способствует возникновению синтаксических команд и претензий, связанных с образованием и поддержанием иерархических отношений среди практикующих.

Кастанеда не писал об эксцентричном поведении

В нашем магическом мире нечего делать с мольбами и заклинаниями, с ритуалами и причудливым поведением.
<...> когда вы увидите, от какого количества всякой всячины вы должны освободиться, вы с удовольствием позаботитесь о том, чтобы больше ничего к этому не добавлять. (Смех.) И вы не захотите добавлять ничего, чтобы стать значительнее в других областях, просто потому, что вы начнете избавляться от некоторых из этих старых вещей. И вот где приходит безупречность.
Контролируемая глупость не сводится к тому, чтобы просто дурачить людей. Ее смысл в применение воином семи основных принципов сталкинга ко всему, что он делает, начиная от самых тривиальных поступков до ситуаций жизни и смерти.
только те человеческие существа, которые являются образцами разума, могут легко сдвигать свою точку сборки и быть образцами безмолвного знания. Он сказал, что только те, кто пребывает точно в одном из этих положений, могут ясно видеть другое положение, и что именно таким и был путь, приведший к эпохе разума. Положение разума было ясно видно из положения безмолвного знания.

Кастанеда не писал об астральных и вне телесных путешествиях

Чрезвычайно важным для обретения способностей к сновидению дон Хуан считал скрупулезное выполнение магических пассов: лишь таким образом маги его линии могли как-то помочь смещению точки сборки. Выполнение магических пассов придавало им устойчивость и снабжало энергией, необходимой для взывания к вниманию сновидения. Без него они не были способны сновидеть (dreaming attention) и могли в лучшем случае надеяться на "ясные сны" (lucid dream) о фантасмагорических мирах.
Название сновидение всегда выводило меня из себя, - продолжал он, - потому что оно ослабляет очень мощное действие. Из-за этого названия оно кажется чем-то случайным; оно в каком-то смысле становится фантазией, которым оно никак не является. Я пытался изменить это название, но оно слишком глубоко укоренилось.
Первое, что вы должны сделать, это перепросмотр (recapitulate). Однако, это не тот быстрый процесс, который вы описали, когда вы просто визуализируете и бросаете всё подряд в мусорку (dumpster). При перепросмотре вы должны взять каждую ситуацию, каждое воспоминание, каждый пережитый опыт в своей жизни, потому, что это ткань, переплетение (is trapped in really a tissue), ячеистая/молекулярная структура (cellular level), в которой схвачена ваша энергия (energy is trapped). Чем дальше мы возвращаемся к деталям, тем больше мы освобождаем (release) в наших, так скажем, "физических" телах. Нас не интересует астрал сам по себе, или энергетическое тело. В первую очередь мы хотим очистить воспоминания, которые обусловливают (trigger our behavior) наше поведение в обычной повседневной жизни.

Кастанеда не писал о повседневной жизни

Герменевтика - это первоначальное название метода толкования священных текстов, в особенности Библии. Позже, герменевтика стала включать в себя толкование литературных текстов и текстов, как таковых, в настоящее время, она является философским методом, который помогает интерпретировать исторические, социальные, психологические и другие аспекты нашего мира.

Геременевтика называется методом, потому что это манера или способ систематически достигать предмета исследования. Герменевтика - это философский метод, который стремится исследовать основы устройства различных аспектов нашего мира и раскрыть их предпосылки.

Мы предполагаем в этом журнале прикладной герменевтики взять точку зрения дона Хуана Матуса, мага индейца Яки из Соноры, и описать то, как он и другие маги, подобные ему, интерпретировали социальный, исторический, психологический, и другие аспекты своего мира.

Наше намерение заключается в том, чтобы придать особое значение практическим идеям магов, в противовес чисто абстрактной рефлексии философского метода, поэтому мы назвали этот журнал Журналом Прикладной Герменевтики.

— Карлос Кастанеда, Журнал прикладной герменевтики №1, Лос Анджелес Январь 1996г

Кастанеда не писал художественной литературы

Мои работы - это феноменологический отчет о мире познания, в который ввел меня дон Хуан Матус. С точки зрения феноменологии как философского метода невозможно давать определения, относящиеся к изучаемому объекту чувственного восприятия. Мир дона Хуана Матуса настолько обширен, настолько таинствен и противоречив, что он не годится для упражнений в линейном толковании: самое большее, что можно сделать, - это просто описать его, и уже одно это требует величайших усилий.
Я хочу выразить глубокую благодарность профессору Клементу Мейгану (Clement Meighan), который положил начало и установил направление моим антропологическим полевым исследованиям;

профессору Харольду Гарфинеклю (Harold Garfinkel), который дал мне модель и дух исчерпывающего исследования;

профессору Роберту Этгортону (Robert Edgerton), критиковавшему мою работу с самого начала;

профессорам Уильяму Брайту (William Bright) и Педро Гараско (Pedro Carrasco) за их критицизм и ободрение;

и профессору Лоуренсу Уотсону (Lawrence Watson), за его неоценимую помощь в прояснении моего анализа.

Наконец, я благодарен <Mrs Grace Stimson and Mr F. A. Guilford> за помощь в подготовке рукописи.

Мне предстояло быть ассистентом-исследователем при психиатре, старшем брате одного из моих друзей. Он хотел провести анализ кассет с записями опросов молодых мужчин и женщин, у которых были проблемы, связанные с учебной перегрузкой, неудовлетворенными ожиданиями, непониманием в семье, любовными неудачами и т. п. По истечении пятилетнего срока хранения такие кассеты подлежат уничтожению, но перед этим каждой записи присваивается случайный номер, а затем психиатр и его ассистент, пользуясь таблицей случайных чисел, прослушивают отдельные записи и выбирают интересные фрагменты, которые можно анализировать.

<...> На работе я так увлекся записями на пленках, что начал прослушивать не фрагменты, а целые кассеты. Поначалу мне безмерно нравилось то, что в каждой записанной беседе я как бы слышал свой собственный голос. Но проходили недели, я прослушивал все новые пленки, и постепенно мой восторг превратился в ужас.

О чём писал Кастанеда?

Мои одноклассники по колледжу почти закапризничали, когда я начал говорить о феноменологии и членстве (membership) и изучать восприятие (perception) и социализацию. Они хотели, чтобы им велели расслабиться, отключиться и чтобы им высморкали мозги. Но для меня важно понимание.

Для последовательного и системного разбора методологии пути знания в книгах Кастанеды недостаточно иметь общие представления о философии из школьной или университетской программы. См. далее по порядку:

Книги по порядку

Книги Карлоса Кастанеды по порядку издания:

Перед прочтением ознакомьтесь с курьёзами и особенностями перевода в статье Перевод книг Карлоса Кастанеды.

См. также Архив интервью 1980-97 и книги ближайших учеников:

Альтернативные расшифровки

Что такое внимание у Кастанеды?

У Кастанеды слово "внимание" (первое, второе) обозначает глобальное миросозерцание. То есть чувственное восприятие, как таковое. В той парадигме в которой пишет Кастанеда и те люди, к которым он обращается имеют специфическое образование и термины трактуют в соответствии с предустановленными структурированными знаниями. В данном случае "внимание" является синонимом глобального развёрнутого миросозерцания или наличия сознания вообще со всеми его сознательными и бессознательными вариациями.

Слова Кастанеды являются легко воспринимаемыми и порождают кучу двусмысленностей потому, что они являются квинтэссенцией (извлеченной структурой) из огромных баз данных.

Первое и второе внимание — это бессознательные вещи.

Мы живем в стихийно сложившемся бессознательном согласованном бодрствующем общественном социальном трансе. Овладение первым вниманием — это овладение бессознательными комплексами, структурами и волевыми поведенческими импульсами. Это коллективный тональ, индивидуальный тональ и преодоление штампов и шаблонов внутри себя.

Некоторые считают, что если они ухватили в себе шаблон, выследили его, преодолели его, то они усовершенствовали первое внимание и таким образом вошли в магическое второе внимание — это бред. Второе внимание — это воля, мотивация, миросозерцание, абсолютно не доступное нам в том состоянии осознавания, интеллекта и ума в котором мы находимся. Веками чуваки писали о карме, фатальности, судьбе, о чём-то не управляемом, что заставляет людей делать импульсивные поступки.

Бессознательное — вне человеческая часть нас с вами. Второе внимание — специфическое, архаическое, дологическое, иррациональное мышление. У этого мышления есть внимание. Всякое мышление, всякое сознание иногда интерпретируется и формулируется, как внимание. То есть, по сути, сознание равно внимание, поскольку, через процесс рафинирования от рецепции внешних сигналов и до конструирования восприятий и обращения к этому конкретному предмету на который вы смотрите... от рецепции и до внимания всё это представляет из себя сознание.

Второе внимание — это то, что, можно сказать, не осознаваемое мышление и мотивация, в том числе и внимание, которое обобщается термином бессознательное. Если говорить буддийским языком — это поток кармических причин и следствий предыдущих существований.

Легенды, конечно, рассказывают об истине завуалированно

— Легенды, конечно, рассказывают об истине завуалированно, — продолжала она. — Им удалось замаскировать истину потому, что человек убежден, что это просто сказки. Легенды о людях, превратившихся в птиц или ангелов, — вот примеры такой замаскированной истины, и они могут казаться фантазиями или заблуждениями первобытного или больного разума.

Поэтому задачей магов на протяжении тысячелетий было создание новых легенд и раскрытие замаскированной истины в старых легендах.

Если вы отбрасываете свою броню в виде чувства собственной важности и ваших застарелых глюков, вы становитесь беспомощными перед текстом Кастанеды. После прочтения вы вынуждены признать, что ничего не поняли. В том отрывке вы не разобрались, в другом какая-то фигня, в третьем Кастанеда начудил, в сорок пятом он пишет знакомыми словами, но опять не понятно. В итоге у вас формируется неудовлетворённость тем, что вы не раскрыли тему и неудовлетворённость собой. А виноватым в вашей тупости (в буддийском смысле) оказывается Кастанеда.

Люди не любят напрягаться: человек прямолинейно прочитал, дунул косячину и он уже маг со своей пафосностью, логическими глюками и сенсорной интерпретацией текстового массива. Человек текст видит сенсорно. Что это значит? Это значит, что человек глючит: он посмотрел по телевизору Гарри Поттера и, читая Кастанеду, он увидел знакомую ассоциацию и возникла галлюцинация "союзник полетел на метле, ха-ха-ха, Кастанеда дурак".

Чтобы войти в герменевтический круг, уметь читать, связывать и расшифровывать эти тексты, нужно кучу времени потратить. Это не заслуга, это ярмо, которое нужно преодолеть.

Когда собираетесь заняться эзотерикой, смотрите на процесс того, что с вами происходит. Частенько вам вместо плена в вашей текущей "матрице" предложат другую такую же по структуре "матрицу" — игровой контекст и приключения. Раньше вы ходили в лес на шашлыки, а теперь вы ходите в кимоно на аэробику. Это тот же самый досуг, не имеющий отношения к оккультизму и абсолютной свободе Кастанеды.

См. также