Орёл

Материал из энциклопедии Чапараль
Перейти к: навигация, поиск

Орёл (англ. Eagle)

... старик нанес ему сильный удар в спину и заставил его войти в состояние повышенного осознания. Затем, без лишних церемоний, он открыл дону Хуану часть правила, относящуюся к нагвалю и его роли.

Дон Хуан проделал то же самое со мной и Ла Гордой. Он заставил нас сместить уровни осознания и рассказал нам правило нагваля в следующей форме.

Сила, правящая судьбой всех живых существ, называется Орлом. Не потому, что это орел или что-то, имеющее нечто общее с орлом либо как-то к нему относящееся, а потому, что для видящего она выглядит как неизмеримый иссиня-черный Орел, стоящий прямо, как стоят орлы, высотой уходя в бесконечность.

Когда видящий смотрит на черноту, являющуюся Орлом, четыре вспышки света освещают его сущность.

Первая вспышка, подобно молнии, помогает видящему охватить контуры тела Орла. Тогда можно видеть белые мазки, выглядящие как перья. Вторая вспышка молнии освещает колышущуюся, создающую ветер черноту, выглядящую как крылья Орла. С третьей вспышкой видящий замечает пронзительный нечеловеческий глаз. - А четвертая, последняя вспышка открывает то, что Орел делает. Орел пожирает осознание всех существ, живших на Земле мгновение назад, а сейчас мертвых, прилетевших к клюву Орла, как бесконечный поток мотыльков, летящих на огонь, чтобы встретить своего Хозяина и причину того, что они жили. Орел разрывает эти маленькие осколки пламени, раскладывая их, как скорняк шкурки, а затем съедает, потому что осознание является пищей Орла.

Орел - сила, правящая судьбой живых существ, - видит всех этих существ сразу и совершенно одинаково. Поэтому у человека нет никакого способа разжалобить Орла, просить у него милости или надеяться на снисходительность. Человеческая часть Орла слишком мала и незначительна, чтобы затронуть целое.

Только судя по действиям Орла видящий может сказать, чего Орел хочет. Хотя Орла и не волнуют обстоятельства жизни любого живого существа, каждому из них он сделал дар.

Альтернативные расшифровки

Западная философия

Если рассмотреть корпус из двух книг (Огонь изнутри, Сила безмолвия), то в них Кастанеда косвенно устанавливает принадлежность к западной философской традиции.

1. Байки про Орла (иносказания, аллегории, эвфемизмы) указывают на структурные особенности гностицизма, так как в гностицизме бог — это деспот, демиург, который устроил концентрационную вселенную. Орёл — это демиург.

В <других традициях>, обычно, бог не рассматривается, как враг, которого нужно преодолеть.

2. Продление жизни во что бы то ни стало любой ценой у древних видящих — это очень близкая к христианству, модифицированная, тема одной жизни. Формат линейного течения времени, где нет никаких циклов. Инкарнация началась и продолжается. У кого-то закончилась и он улетел, но само время идёт вперед. В изложении о древних видящих Кастанеда устанавливает западную тему кратковременности, бессмысленности и ненужности бытия. Которая сейчас называется экзистенциализмом.

В азиатско-тихоокеанских регионах жизнь не одна, есть реинкарнация.

3. Образы нагуалей (Элиас, Хулиан, Хуан и другие) связаны с мистиками начала 20 века: Кроули, Гурджиев, Успенский, Блаватская, Бейли, Безант, Штейнер и другие. Западная оккультная традиция, ориенталистская, заигрывающая с азиатскими темами.

4. Кастанеда устанавливает неоплатонизм. Аристотель считал, что наши глюки — это наша субъективная реакция на явления обычного мира. Платон считал, что чудеса, энергия, боги, ангелы — они реально существуют и глюками не являются. Он считал, что есть идеи: идея бога, идея блага, идея любви, идея прогресса — они все реально существуют, их много и они выстраиваются в иерархию. А потом был Плотин у которого в основе всего лежит бог Нус (др. греч. мысль, разум, ум). Плотин называет бога Нус абстрактным, намерением. Осталось добавить сюда слово нагуаль и получится то же самое, что пишет Кастанеда в книге Огонь изнутри.

Таким образом Кастанеда показывает принадлежность к западной философской традиции, а, как известно, она всю свою историю воровала и адаптировала восточную философию.

О чём это говорит? Кастанеду нужно читать в определенном контексте. Если вы его знаете, то терминологическая тарабарщина Кастанеды начинает быть интересной. Кастанеда вводит терминологию не чтобы отгородиться от традиции, а чтобы выстроить её в структуру со своими полезными особенностями. Он, как антрополог-структуралист, пересказывает вам геометрию или математику оккультизма. Это материал не для дураков.

См. также